Применение последствий недействительности сделки с недвижимостью

Проводим инструктаж по теме: "Применение последствий недействительности сделки с недвижимостью". Здесь собрана информация из авторитетных источников и даны комментарии. Однако, каждый случай индивидуален. Всегда имеются нюансы. Если есть вопросы, то вы всегда можете их задать дежурному консультанту.

Энциклопедия решений. Лица, имеющие право требовать признания сделки недействительной и применения последствий ее недействительности

Лица, имеющие право требовать признания сделки недействительной и применения последствий ее недействительности

По общему правилу правом на предъявление требования о признании оспоримой сделки недействительной предоставлено сторонам сделки.

Лицо, не являющееся стороной оспоримой сделки, вправе предъявлять требование о признании ее недействительной лишь если такое право предусмотрено законом (п. 2 ст. 166 ГК РФ). В частности, правом на обращение в арбитражный суд с иском о признании недействительными определенных сделок обладает прокурор (ч. 1 ст. 52 АПК РФ), члены органов управления юридических лиц (ст.ст. 45, 46 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», ст.ст. 78, 84 Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ «Об акционерных обществах») и иные лица (см., например, п. 1 ст. 21 Федерального закона от 26.09.1997 N 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях», ч. 22 ст. 34 Федерального закона от 05.04.2013 N 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд», п. 4 ст. 201.8-2 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» и др).

Согласно абзацам второму и третьему п. 2 ст. 166 ГК РФ оспоримая сделка может быть признана недействительной, если она нарушает права или охраняемые законом интересы лица, оспаривающего сделку, в том числе повлекла неблагоприятные для него последствия, или — если в соответствии с законом сделка оспаривается в интересах третьих лиц — если нарушает права или охраняемые законом интересы таких третьих лиц. Как разъяснено в п. 71 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 (далее — Постановление N 25), при этом не требуется доказывания наступления вышеуказанных последствий в случаях оспаривания сделки по основаниям, предусмотренным ст. 173.1, п. 1 ст. 174 ГК РФ, когда нарушение прав и охраняемых законом интересов лица заключается соответственно в отсутствии согласия, предусмотренного законом, или нарушении ограничения полномочий представителя или лица, действующего от имени юридического лица без доверенности. Отказ в иске на том основании, что требование истца основано на оспоримой сделке, возможен только при одновременном удовлетворении встречного иска ответчика о признании такой сделки недействительной или наличии вступившего в законную силу решения суда по другому делу, которым такая сделка признана недействительной.

Наконец, обратим внимание на особые положения ст. 166 ГК РФ, которые при определенных обстоятельствах лишают участника сделки и иных лиц возможности требовать признания оспоримой сделки недействительной либо ссылаться на недействительность ничтожной сделки (так называемый эстоппель): согласно абзацу четвертому п. 2 ст. 166 ГК РФ сторона, из поведения которой явствует ее воля сохранить силу сделки, не вправе оспаривать сделку по основанию, о котором эта сторона знала или должна была знать при проявлении ее воли (см. также п. 72 Постановления N 25), а если ссылающееся на недействительность сделки лицо действует недобросовестно, в частности если его поведение после заключения сделки давало основание другим лицам полагаться на действительность сделки, то заявление такого лица о недействительности сделки не имеет правового значения (п. 5 ст. 166 ГК РФ, п.п. 70, 1 Постановления N 25).

Требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки вправе предъявить сторона сделки, а в предусмотренных законом случаях также иное лицо (п. 3 ст. 166 ГК РФ). В силу этого же пункта требование о признании недействительной ничтожной сделки независимо от применения последствий ее недействительности может быть удовлетворено, если лицо, предъявляющее такое требование, имеет охраняемый законом интерес в признании этой сделки недействительной. Как разъяснено в п. 78 Постановления N 25, иск лица, не являющегося стороной ничтожной сделки, о применении последствий ее недействительности может также быть удовлетворен, если гражданским законодательством не установлен иной способ защиты права этого лица и его защита возможна лишь путем применения последствий недействительности ничтожной сделки. В исковом заявлении такого лица должно быть указано право (законный интерес), защита которого будет обеспечена в результате возврата каждой из сторон всего полученного по сделке. Отсутствие этого указания в исковом заявлении является основанием для оставления его без движения (ст. 136 ГПК РФ, ст. 128 АПК РФ).

Пунктом 4 ст. 166 ГК РФ суду предоставлено право применить последствия недействительности ничтожной сделки по своей инициативе, если это необходимо для защиты публичных интересов, и в иных предусмотренных законом случаях. Этот вопрос должен быть вынесен на обсуждение сторон, а в мотивировочной части решения должно быть указано, какие публичные интересы подлежат защите, либо содержаться ссылка на специальную норму закона, позволяющую применить названные последствия по инициативе суда (п. 79 Постановления N 25). Под публичными интересами в целях применения ст. 166 ГК РФ понимаются интересы неопределенного круга лиц, обеспечение безопасности жизни и здоровья граждан, а также обороны и безопасности государства, охраны окружающей природной среды. Сделка, при совершении которой был нарушен явно выраженный запрет, установленный законом, является ничтожной как посягающая на публичные интересы. При этом само по себе несоответствие сделки законодательству или нарушение ею прав публично-правового образования не свидетельствует о том, что имеет место нарушение публичных интересов п. 75 Постановления N 25).

Источник: http://base.garant.ru/58075018/

Применение последствий недействительности ничтожной сделки, связанной с отчуждением недвижимого имущества (В. Еременко, «Корпоративный юрист», N 3, март 2006 г.)

Применение последствий недействительности ничтожной сделки,
связанной с отчуждением недвижимого имущества

В статье рассматривается практика Федеральной регистрационной службы по внесению записей в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним на основании судебных актов о признании сделки по отчуждению такого имущества недействительной.

Сложившаяся арбитражная практика позволяет признавать недействительной ничтожную сделку. Такая возможность прямо предусмотрена в п. 32 совместного Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее — Постановление пленумов ВС РФ и ВАС РФ). Вопрос о применении последствий недействительности ничтожной сделки рассматривается судом по заявлению заинтересованного лица либо по собственной инициативе. Указанная норма позволяет суду признавать ничтожную сделку недействительной без применения последствий ее недействительности, которое в таком случае становится предметом самостоятельных судебных разбирательств. При этом, помимо иска о применении последствий, у заинтересованного лица появляется возможность подачи иных исков: о признании права собственности, о неосновательном обогащении, виндикации и т.п. Если предметом оспариваемой сделки являются акции или доли участника ООО, недействительность сделки может повлечь и обжалование различных корпоративных мероприятий общества.

Читайте так же:  Ликвидационная комиссия из одного человека

В обоснование подобных исков приводится п. 1 ст. 167 ГК РФ, согласно которому недействительная сделка не влечет правовых последствий, помимо тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения. Между тем буквальное применение правил указанной нормы на практике зачастую невозможно. С момента совершения сделки в отношении ее объекта осуществляются разнообразные действия: уплачиваются обязательные платежи, заключаются разнообразные сделки, а также осуществляются различные улучшения. Кроме того, вероятным является и изменение его (предмета сделки) рыночной стоимости. Поэтому полностью нивелировать последствия заключения сделки, как правило, не представляется возможным.

Однако до настоящего момента ни законодателем, ни судебной практикой не выработано четко выраженной позиции относительно того, какие последствия недействительной сделки можно применять, а какие нет; какие действия являются последствиями недействительности сделки, а какие квалифицируются как нормальный результат течения времени и нахождения вещи во владении у того или иного лица, а также можно ли требовать признания недействительными каких-либо сделок (решений, действий), связанных с недействительной сделкой и вытекающих из нее.

Например, на наш взгляд, нельзя рассматривать в качестве обозначенных последствий решения акционерного общества, принятые на основании ничтожной сделки, признанной недействительной. Между тем вопрос о возможности принятия такого решения остается открытым, а его разрешение зависит от ответа на другой вопрос: недействительность сделки является абсолютной (могут быть оспорены любые действия, связанные с предметом такой сделки) или она (недействительность) ограничена применением соответствующих последствий, после чего никаких иных исков подавать уже нельзя?

Принцип, изложенный в п. 1 ст. 167 ГК РФ, является руководящим не только при рассмотрении судебных дел, но и по отношению к деятельности различных государственных органов и коммерческих организаций. Причем зачастую указанные субъекты предлагают свою собственную произвольную трактовку недействительности сделки и последствий ее недействительности.

Так, регистратор акционерного общества осуществил списание ценных бумаг со счета номинального держателя, клиент которого являлся последующим приобретателем спорных акций, руководствуясь при этом принципом п. 1 ст. 167 ГК РФ, в соответствии с которым недействительная сделка не влечет юридических последствий. По мнению регистратора, в описываемом случае продажа ценных бумаг и передача их в номинальное держание автоматически становились недействительными. Указанное действие регистратора повлекло многочисленные судебные споры, в которых рассматривался вопрос о том, какие последствия недействительности ничтожной сделки могут быть применены и кем.

Более подробно хотелось бы остановиться на уже сложившейся практике Федеральной регистрационной службы (далее — ФРС) по внесению записи в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним (далее — ЕГРП) на основании судебного решения.

Как уже отмечалось, рассматривая дело о признании недействительным договора, связанного с отчуждением недвижимого имущества, суды зачастую по тем или иным основаниям не могут применить последствия недействительности ничтожной сделки. В качестве примеров можно привести следующие наиболее характерные мотивировки:

имущество претерпело какие-либо существенные изменения;

о недействительности сделки заявляет не сторона по сделке;

у имущества имеются добросовестные приобретатели.

Определение ничтожности сделки — анализ на соответствие законодательству — значительно менее трудоемкий процесс, нежели исследование всех фактических обстоятельств, связанных с ее предметом, поэтому суд даже в элементарных делах может признать сделку недействительной и отказать в применении последствий ее недействительности.

Естественно, наиболее разумным и правильным представляется путь, при котором в самостоятельном судебном процессе рассматриваются все вопросы, связанные с применением последствий недействительности ничтожной сделки. Если с удовлетворением соответствующего иска обозначенные нормы начинают «работать» в полном объеме — сделка недействительна и последствия применены, то при противоположном решении суда недействительная сделка, по которой не применены последствия, «повисает в воздухе». В таком случае складывается неопределенная ситуация вокруг предмета сделки и действий, совершенных лицами в отношении этого предмета после ее заключения.

Рассмотрим конкретный пример. ФРС после признания недействительной сделки по внесению недвижимого имущества в качестве вклада в уставный капитал юридического лица (заключенной в 1998 г.) отказала в применении последствий недействительности ничтожной сделки и самостоятельно в 2004 г. осуществила перевод прав в отношении недвижимого имущества с покупателя на продавца. Свидетельство о праве собственности покупателя на объект недвижимости было аннулировано, а свидетельство о праве собственности продавца восстановлено.

При этом свои действия ФРС также обосновывала ссылками на п. 1 ст. 167 ГК РФ. Необходимо отметить, что, с точки зрения ФРС, право собственности никогда не возникало у покупателя, поэтому никакого лишения данного права со стороны ФРС не было. Она лишь совершила два регистрационных действия: прекратила необоснованно возникшее право собственности покупателя и восстановила право собственности продавца недвижимого имущества, о чем в ЕГРП были внесены соответствующие записи.

Указанные действия ФРС совершила при наличии запретов Арбитражного суда г. Москвы на регистрацию перехода права собственности. Запреты не исполнялись также со ссылкой на п. 1 ст. 167 ГК РФ: право собственности у покупателя никогда не возникало, соответственно, оно не могло и переходить к другому лицу. Несмотря на то что подобный подход является спорным, судебная практика фактически подтвердила доводы регистрационной службы*(1). Защитить сторону по сделке, признанной недействительной, от внезапного (внесудебного) перевода права собственности может только удовлетворенное судом ходатайство о запрете для ФРС совершать любые регистрационные действия.

Применение п. 1 ст. 167 ГК РФ (право собственности никогда не возникало) позволяет государственному органу жестко отстаивать свою позицию и оставлять без внимания положения ст. 218 ГК РФ (основания приобретения права собственности) и иные нормы, связанные с прекращением/возникновением права собственности.

Читайте так же:  Каковы последствия недействительности сделки

К сожалению, нормы Федерального закона РФ от 21 июля 1997 г. «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» (далее — Закон), касающиеся регламентации деятельности государственного регистрационного органа, не всегда применимы в условиях признания сделки недействительной.

Закон (ст. 17, 18, 28) предусматривает судебный акт в качестве основания для совершения регистрационных действий. Пунктом 1 ст. 28 Закона предусмотрено, что права на недвижимое имущество, установленные решением суда, подлежат регистрации на общих основаниях. Момент возникновения таких прав определяется решением суда. Если оно не содержит сведений, обязательных для внесения в ЕГРП, регистратор вправе направить в суд запрос о порядке исполнения данного решения.

В рассматриваемом случае судебный акт не содержал подобных сведений, а государственный регистрационный орган руководствовался исключительно п. 1 ст. 167 ГК РФ. Учитывая, что суды, рассматривающие дело об обжаловании действий ФРС, заняли сторону государственной службы, можно сделать вывод, что применение п. 1 ст. 167 ГК РФ является приоритетным по отношению к любым иным нормам права.

Первопричиной этого, на наш взгляд, неправильного подхода является расширенное толкование судебной практикой ст. 12 ГК РФ, которая предусматривает в качестве способа защиты права применение последствий недействительности ничтожной сделки. Если задействовать подобный механизм не представляется возможным, суды не должны признавать ничтожную сделку недействительной, поскольку именно применение последствий обосновывает заинтересованность лица, обратившегося в суд с иском о признании сделки недействительной, а не абстрактная констатация судом указанного факта.

В настоящее время, когда одной из основных задач права становится обеспечение стабильности гражданского оборота (этим, в частности, объясняются последние изменения в ст. 181 ГК РФ, касающиеся сроков исковой давности), полагаем, что положение, предусмотренное в п. 32 Постановления пленумов ВС РФ и ВАС РФ (о возможности признания недействительной ничтожной сделки), которым продолжают руководствоваться суды по всей стране, морально устарело и должно быть изменено. Необходимо четко понимать, что недействительность сделки влечет только применение последствий недействительности ничтожной сделки и только судом. Рассмотрение иных требований не должно иметь места. Никакие государственные органы либо юридические лица не вправе произвольно совершать действия, направленные на самостоятельное применение последствий недействительности ничтожной сделки.

адвокат Адвокатской консультации N 172

Межреспубликанской коллегии адвокатов

«Корпоративный юрист», N 3, март 2006 г.

Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 75 рублей или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Купить документ Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Применение последствий недействительности ничтожной сделки, связанной с отчуждением недвижимого имущества

В. Еременко — адвокат Адвокатской консультации N 172 Межреспубликанской коллегии адвокатов

Источник: http://base.garant.ru/5313245/

Применение последствий недействительности ничтожной сделки, связанной с отчуждением недвижимого имущества

Валерий Еременко, адвокат Адвокатской консультации N 172 Межреспубликанской коллегии адвокатов.

В статье рассматривается практика Федеральной регистрационной службы по внесению записей в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним на основании судебных актов о признании сделки по отчуждению такого имущества недействительной.

Сложившаяся арбитражная практика позволяет признавать недействительной ничтожную сделку. Такая возможность прямо предусмотрена в п. 32 совместного Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее — Постановление Пленумов ВС РФ и ВАС РФ). Вопрос о применении последствий недействительности ничтожной сделки рассматривается судом по заявлению заинтересованного лица либо по собственной инициативе. Указанная норма позволяет суду признавать ничтожную сделку недействительной без применения последствий ее недействительности, которое в таком случае становится предметом самостоятельных судебных разбирательств. При этом, помимо иска о применении последствий, у заинтересованного лица появляется возможность подачи иных исков: о признании права собственности, о неосновательном обогащении, виндикации и т.п. Если предметом оспариваемой сделки являются акции или доли участника ООО, недействительность сделки может повлечь и обжалование различных корпоративных мероприятий общества.

Видео (кликните для воспроизведения).

В обоснование подобных исков приводится п. 1 ст. 167 ГК РФ, согласно которому недействительная сделка не влечет правовых последствий, помимо тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения. Между тем буквальное применение правил указанной нормы на практике зачастую невозможно. С момента совершения сделки в отношении ее объекта осуществляются разнообразные действия: уплачиваются обязательные платежи, заключаются разнообразные сделки, а также осуществляются различные улучшения. Кроме того, вероятным является и изменение его (предмета сделки) рыночной стоимости. Поэтому полностью нивелировать последствия заключения сделки, как правило, не представляется возможным.

Однако до настоящего момента ни законодателем, ни судебной практикой не выработано четко выраженной позиции относительно того, какие последствия недействительной сделки можно применять, а какие нет; какие действия являются последствиями недействительности сделки, а какие квалифицируются как нормальный результат течения времени и нахождения вещи во владении у того или иного лица, а также можно ли требовать признания недействительными каких-либо сделок (решений, действий), связанных с недействительной сделкой и вытекающих из нее.

Например, на наш взгляд, нельзя рассматривать в качестве обозначенных последствий решения акционерного общества, принятые на основании ничтожной сделки, признанной недействительной. Между тем вопрос о возможности принятия такого решения остается открытым, а его разрешение зависит от ответа на другой вопрос: недействительность сделки является абсолютной (могут быть оспорены любые действия, связанные с предметом такой сделки) или она (недействительность) ограничена применением соответствующих последствий, после чего никаких иных исков подавать уже нельзя?

Принцип, изложенный в п. 1 ст. 167 ГК РФ, является руководящим не только при рассмотрении судебных дел, но и по отношению к деятельности различных государственных органов и коммерческих организаций. Причем зачастую указанные субъекты предлагают свою собственную произвольную трактовку недействительности сделки и последствий ее недействительности.

Читайте так же:  Отмена административного искового заявления

Так, регистратор акционерного общества осуществил списание ценных бумаг со счета номинального держателя, клиент которого являлся последующим приобретателем спорных акций, руководствуясь при этом принципом п. 1 ст. 167 ГК РФ, в соответствии с которым недействительная сделка не влечет юридических последствий. По мнению регистратора, в описываемом случае продажа ценных бумаг и передача их в номинальное держание автоматически становились недействительными. Указанное действие регистратора повлекло многочисленные судебные споры, в которых рассматривался вопрос о том, какие последствия недействительности ничтожной сделки могут быть применены и кем.

Более подробно хотелось бы остановиться на уже сложившейся практике Федеральной регистрационной службы (далее — ФРС) по внесению записи в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним (далее — ЕГРП) на основании судебного решения.

Как уже отмечалось, рассматривая дело о признании недействительным договора, связанного с отчуждением недвижимого имущества, суды зачастую по тем или иным основаниям не могут применить последствия недействительности ничтожной сделки. В качестве примеров можно привести следующие наиболее характерные мотивировки:

  • имущество претерпело какие-либо существенные изменения;
  • о недействительности сделки заявляет не сторона по сделке;
  • у имущества имеются добросовестные приобретатели.

Определение ничтожности сделки — анализ на соответствие законодательству — значительно менее трудоемкий процесс, нежели исследование всех фактических обстоятельств, связанных с ее предметом, поэтому суд даже в элементарных делах может признать сделку недействительной и отказать в применении последствий ее недействительности.

Естественно, наиболее разумным и правильным представляется путь, при котором в самостоятельном судебном процессе рассматриваются все вопросы, связанные с применением последствий недействительности ничтожной сделки. Если с удовлетворением соответствующего иска обозначенные нормы начинают «работать» в полном объеме — сделка недействительна и последствия применены, то при противоположном решении суда недействительная сделка, по которой не применены последствия, «повисает в воздухе». В таком случае складывается неопределенная ситуация вокруг предмета сделки и действий, совершенных лицами в отношении этого предмета после ее заключения.

Рассмотрим конкретный пример. ФРС после признания недействительной сделки по внесению недвижимого имущества в качестве вклада в уставный капитал юридического лица (заключенной в 1998 г.) отказала в применении последствий недействительности ничтожной сделки и самостоятельно в 2004 г. осуществила перевод прав в отношении недвижимого имущества с покупателя на продавца. Свидетельство о праве собственности покупателя на объект недвижимости было аннулировано, а свидетельство о праве собственности продавца восстановлено.

При этом свои действия ФРС также обосновывала ссылками на п. 1 ст. 167 ГК РФ. Необходимо отметить, что, с точки зрения ФРС, право собственности никогда не возникало у покупателя, поэтому никакого лишения данного права со стороны ФРС не было. Она лишь совершила два регистрационных действия: прекратила необоснованно возникшее право собственности покупателя и восстановила право собственности продавца недвижимого имущества, о чем в ЕГРП были внесены соответствующие записи.

Указанные действия ФРС совершила при наличии запретов Арбитражного суда г. Москвы на регистрацию перехода права собственности. Запреты не исполнялись также со ссылкой на п. 1 ст. 167 ГК РФ: право собственности у покупателя никогда не возникало, соответственно, оно не могло и переходить к другому лицу. Несмотря на то что подобный подход является спорным, судебная практика фактически подтвердила доводы регистрационной службы . Защитить сторону по сделке, признанной недействительной, от внезапного (внесудебного) перевода права собственности может только удовлетворенное судом ходатайство о запрете для ФРС совершать любые регистрационные действия.

См., например: Постановления ФАС Московского округа от 16.11.2004 по делу N КГ-А40/10421-04; от 16.11.2005 по делу N КГ-А40/11018-05.

Применение п. 1 ст. 167 ГК РФ (право собственности никогда не возникало) позволяет государственному органу жестко отстаивать свою позицию и оставлять без внимания положения ст. 218 ГК РФ (основания приобретения права собственности) и иные нормы, связанные с прекращением/возникновением права собственности.

К сожалению, нормы Федерального закона РФ от 21 июля 1997 г. «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» (далее — Закон), касающиеся регламентации деятельности государственного регистрационного органа, не всегда применимы в условиях признания сделки недействительной.

Закон (ст. 17, 18, 28) предусматривает судебный акт в качестве основания для совершения регистрационных действий. Пунктом 1 ст. 28 Закона предусмотрено, что права на недвижимое имущество, установленные решением суда, подлежат регистрации на общих основаниях. Момент возникновения таких прав определяется решением суда. Если оно не содержит сведений, обязательных для внесения в ЕГРП, регистратор вправе направить в суд запрос о порядке исполнения данного решения.

В рассматриваемом случае судебный акт не содержал подобных сведений, а государственный регистрационный орган руководствовался исключительно п. 1 ст. 167 ГК РФ. Учитывая, что суды, рассматривающие дело об обжаловании действий ФРС, заняли сторону государственной службы, можно сделать вывод, что применение п. 1 ст. 167 ГК РФ является приоритетным по отношению к любым иным нормам права.

Первопричиной этого, на наш взгляд, неправильного подхода является расширенное толкование судебной практикой ст. 12 ГК РФ, которая предусматривает в качестве способа защиты права применение последствий недействительности ничтожной сделки. Если задействовать подобный механизм не представляется возможным, суды не должны признавать ничтожную сделку недействительной, поскольку именно применение последствий обосновывает заинтересованность лица, обратившегося в суд с иском о признании сделки недействительной, а не абстрактная констатация судом указанного факта.

В настоящее время, когда одной из основных задач права становится обеспечение стабильности гражданского оборота (этим, в частности, объясняются последние изменения в ст. 181 ГК РФ, касающиеся сроков исковой давности), полагаем, что положение, предусмотренное в п. 32 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ (о возможности признания недействительной ничтожной сделки), которым продолжают руководствоваться суды по всей стране, морально устарело и должно быть изменено. Необходимо четко понимать, что недействительность сделки влечет только применение последствий недействительности ничтожной сделки и только судом. Рассмотрение иных требований не должно иметь места. Никакие государственные органы либо юридические лица не вправе произвольно совершать действия, направленные на самостоятельное применение последствий недействительности ничтожной сделки.

Читайте так же:  Судебные расходы взыскиваются пропорционально удовлетворенным требованиям

Источник: http://wiselawyer.ru/poleznoe/20111-primenenie-posledstvij-nedejstvitelnosti-nichtozhnoj-sdelki-svyazannoj-otchuzhdeniem

ПОСЛЕДСТВИЯ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ СДЕЛОК

Недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью. При определенных условиях недействительная сделка порождает различные нежелательные последствия:

Гражданское право различает понятия «ответственность» и «последствия совершения недействительной сделки». Это различные институты гражданского права, и к ним применяются разные нормы не только гражданского, но валютного, налогового и иного законодательства. Например, статья 14 Закона РФ «О валютном регулировании и валютном контроле» в п.1 предусматривает применение последствий недействительной сделки, а положения пункта 4, в соответствии с которым взыскание сумм штрафов и иных санкций производится органами валютного контроля с юридических лиц в бесспорном порядке, распространяет только на штрафы и санкции. А гражданско-правовые последствия недействительной сделки не могут быть применены в таком порядке, органы валютного контроля должны обращаться в суд в случае нарушения требований Закона при совершении сделок.

Двусторонняя реституция установлена ГК РФ как общий случай последствий признания сделки недействительной. Это восстановление прежнего состояния. Каждая из сторон обязана возвратить другой стороне все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах (п.2 ст. 167 ГК РФ). Иные последствия недействительности сделки могут быть предусмотрены законом.

Например, при приватизации квартиры не были соблюдены права несовершеннолетних детей, проживающих и прописанных в этой квартире. Они не были указаны как участники общей собственности в правоустанавливающих документах на квартиру. Через некоторое время квартира была продана. Впоследствии сделка приватизации, как не соответствующая закону, признается судом недействительной. По решению суда применяется двусторонняя реституция к сделке приватизации — квартира из частной собственности подлежит передаче обратно в государственную или муниципальную собственность. По причине того, что при совершении сделки купли-продажи продавец не имел права собственности на квартиру, следовательно не мог ею распоряжаться, эта сделка так же должна быть признана недействительной. К сторонам по сделке купли-продажи аналогично применяется двусторонняя реституция: покупатель возвращает продавцу квартиру, а продавец обязан возвратить покупателю деньги, уплаченные за эту квартиру.

При возврате всего полученного по сделке возможны различные ситуации.

Когда одной из сторон не было своевременно произведено исполнения по сделке либо возврата всего полученного по сделке или было произведено частичное исполнение. В таких случаях к требованиям о применении последствий недействительности сделки на основании положения пп.1 ст.1103 ГК РФ применяются правила об обязательствах вследствие неосновательного обогащения (глава 60 ГК), если иное не предусмотрено законом или иными правовыми актами.

С учетом приведенной нормы Пленум ВС и ВАС РФ указал, что при применении последствий исполненной обеими сторонами недействительной сделки, когда одна из сторон получила по сделке денежные средства, а другая — товары, работы или услуги, суду следует исходить из равного размера взаимных обязательств сторон. Нормы о неосновательном денежном обогащении (ст.1107 ГК РФ) могут применены к отношениям сторон лишь при наличии доказательств, подтверждающих, что полученная одной из сторон денежная сумма явно превышает стоимость переданного по сделке другой стороне.1

При неравном исполнении к отношениям сторон применяется ст. 1107 ГК РФ. Согласно пункту 1 этой статьи лицо, неосновательно удерживающее имущество, обязано возвратить или возместить другой стороне все доходы, которые оно извлекло или должно было извлечь из этого имущества. Согласно пункта 2 если лицо не возвращает денежную сумму, то на нее подлежат начислению проценты за пользование чужими денежными средствами в соответствии с п.1 ст.395 ГК РФ в размере существующей в месте жительства (для граждан) или месте нахождения (для юридического лица) потерпевшего учетной ставки банковского процента. На практике для расчетов применяется ставка рефинансирования Центрального Банка РФ. Доходы от использования неосновательно удерживаемого имущества либо проценты за пользование чужими денежными средствами начисляются с момента вступления в силу решения суда о признании оспоримой сделки недействительной либо с момента, когда лицо, неосновательно удерживающее имущество или денежные средства, узнало или должно было узнать об обстоятельствах, свидетельствующих о ничтожности сделки.

Например, оспоримая сделка купли-продажи дома признана судом недействительной. Если покупателю дом уже передан, но он еще не рассчитался по сделке, то с момента вступления в силу решения суда покупатель обязан вследствие неосновательного обогащения платить продавцу плату за использование жилого помещения по соглашению сторон либо по решению суда исходя из цен, существующих в данной местности, по день обратной передачи дома продавцу. Если же наоборот, дом еще не передан, а деньги за него уже получены, то продавец с момента вступления в силу решения суда обязан платить проценты за пользование чужими денежными средствами по день фактического возврата этих средств продавцу.

В практике арбитражных судов возникают споры между контрагентами, связанные с нарушением обязательств, когда ответчики, возражая против требований истцов о взыскании с них неустоек и убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательств по совершенным сделкам, просят суд признать соответствующую сделку недействительной по какому-либо основанию. Суд при наличии оснований для признания сделки недействительной признает ее таковой и отказывает в иске. В этих случаях истцы обычно подают жалобу на решение суда в вышестоящую инстанцию. Однако самым оптимальным для потерпевшей стороны будет предъявление нового иска о применении последствий признанной судом недействительной сделки в сочетании с институтом неосновательного обогащения, который субсидиарно применим практически при всех способах защиты нарушенных прав.1

В случае невозможности возвратить в натуре неосновательно полученное имущество приобретатель должен возместить действительную стоимость этого имущества на момент приобретения, то есть совершения сделки, а также убытки, вызванные последующим изменением стоимости имущества, но с момента, когда он узнал или должен был узнать о признании сделки недействительной (п.1 ст.1105 ГК РФ).

В п.2 ст. 167 ГК РФ, в котором установлено общее правило по применению двусторонней реституции, специально оговаривается, что иные последствия недействительности сделок могут быть определены в законе. Одним из таких последствий является односторонняя реституция, при которой одна из сторон возвращает полученное ею по сделке другой стороне, а та передает все, что получила или должна была получить по сделке в доход Российской Федерации. Такие последствия применяются в случае виновности одной из сторон, например, при обмане, насилии, действиях, нарушающих основы правопорядка и нравственности.

Читайте так же:  Реестр операторов обработки персональных данных роскомнадзора

Если в совершении противоправной сделки виновны обе стороны, то только конфискационные последствия. Никакой реституции не происходит, а все, что обе стороны получили или должны были получить по сделке, взыскивается в доход РФ. Это, например, сделки по продаже оружия, изготовленного кустарным способом.

Наряду с общими применяются и специальные последствия недействительности сделок в виде возложения обязанности на виновную сторону возместить ущерб, понесенный другой стороной вследствие заключения и исполнения недействительной сделки. Эта санкция может рассматриваться в качестве меры гражданско-правовой ответственности.2

Полное возмещение предполагает компенсацию двух элементов убытков: реального ущерба (иначе положительного ущерба) и упущенной выгоды (иначе неполученные доходы). Первый составляют расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества. Второй элемент убытков — неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено, то есть если бы не была совершена недействительная сделка.

Размер подлежащих возмещению убытков во многом зависит от того, какие цены положены в основу расчета. С учетом процесса инфляции применение цен, существовавших на день совершения недействительной сделки, не обеспечивало бы полного возмещения убытков, более того, в ряде случаев ставило бы виновную сторону в более выгодное положение, нежели потерпевшего. Поэтому в качестве презумпции установлено правило, в соответствии с которым расчет убытков должен производиться исходя из цен, существовавших в день обращения потерпевшего в суд с требованием о признании совершенной сделки недействительной и о применении последствий недействительности. Суду предоставлено право, в зависимости от обстоятельств конкретного дела, присуждая возмещение виновным убытков, исходить из цен, существующих на день вынесения решения (п.3 ст. 393 ГК РФ). Данное правило преследует цель обеспечить справедливое возмещение убытков, причиненных совершением недействительной сделки.

Требование о возмещении убытков должно подтверждаться надлежащими доказательствами. Например, справками о ценах, существующих на данный момент на рынке на аналогичный товар.

При применении последствий недействительности сделки в зависимости от оснований законом может быть предусмотрено возмещение виновным только реального ущерба (п.1 ст.171, п.2 ст.178, п.2 ст. 179 ГК РФ). Исключение составляют случаи несоблюдения формы при совершении сделки, когда закон допускает принудительное совершение сделки в надлежащей форме при выполнении определенных условий (п. 2, п.3 ст. 165 ГК РФ). Тогда потерпевший вправе требовать полного возмещения убытков — и реального ущерба, и упущенной выгоды.

При совершении недействительных сделок, в которых в отношении виновной стороны предусмотрена санкция в виде взыскания полученного в доход государства, дополнительным последствием является возмещение потерпевшему реального ущерба.

Исходя из сущности договора займа и кредита Пленум ВС и ВАС РФ установил, что проценты за пользование чужими денежными средствами в случае признания такой сделки недействительной начисляются за весь период пользования средствами с момента совершения сделки. Исключение составляют лишь договоры займа между гражданами на сумму менее пятидесяти установленных законом минимальных месячных размеров оплаты труда (далее по тексту ММРОТ).1

Вместе с тем при совершении сделок, не связанных с получением займа или кредита и не подпадающих под действие специальных норм о возмещении реального ущерба, возмещение убытков за период от момента совершения сделки до момента признания сделки недействительной законодательством не предусмотрено. Хотя за это время в силу каких-либо обстоятельств стоимость имущества может существенно измениться по причине инфляции, в результате изменения котировок на фондовой бирже и так далее.

Например, по сделке купли-продажи в 1994 году квартира продавалась за 25 миллионов рублей. Сделка была признана недействительной в 1995 году, когда эта квартира уже стоила 50 миллионов рублей. Основанием недействительности сделки, допустим, послужила недееспособность покупателя (ст. 171 ГК РФ). Тогда, если судом будут установлены обстоятельства, доказывающие, что дееспособная сторона (продавец) знала или должна была знать о недееспособности другой стороны, то продавец обязан возвратить покупателю стоимость квартиры на момент совершения сделки — 25 миллионов рублей и возместить еще реальный ущерб в размере 25 миллионов по причине увеличения за год стоимости квартиры. Если же продавец не знал о недееспособности покупателя (такие обстоятельства судом не установлены), то он обязан будет возвратить покупателю только 25 миллионов рублей — сумму сделки.

В ряде случаев требованиям, указанным в законодательстве, противоречит только часть сделки, то есть отдельные ее условия. На этот случай Гражданский Кодекс (ст.180) содержит общую презумпцию, в силу которой недействительность части сделки не порочит всю сделку в целом, если можно предположить, что сделка была бы совершена и без включения недействительной ее части. То есть решающим фактором является значимость недействительной части с точки зрения сторон. Если без этой части сделка утрачивает интерес для сторон, то она должна быть признана недействительной в целом.

В каждом конкретном случае суду, рассматривающему требования о признании сделки недействительной либо о применении последствий ее недействительности, необходимо устанавливать наличие интереса к совершению сделки у сторон на изменившихся условиях с учетом недействительности части сделки.

Таким образом, последствиями недействительности сделок являются двусторонняя реституция, односторонняя реституция и конфискация. По общему правилу каждая из сторон обязана возвратить другой стороне все полученное по сделке. При конфискации это имущество идет в доход РФ. К отношениям по недействительным сделкам субсидиарно могут быть применены нормы о неосновательном обогащении. Законом может быть предусмотрена обязанность виновного возместить реальный ущерб, причиненный потерпевшему совершением недействительной сделки. Недействительность части сделки не препятствует признанию действительности сделки в целом.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://studopedia.ru/9_121376_posledstviya-nedeystvitelnosti-sdelok.html

Применение последствий недействительности сделки с недвижимостью
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here