Уменьшение суммы морального вреда

Проводим инструктаж по теме: "Уменьшение суммы морального вреда". Здесь собрана информация из авторитетных источников и даны комментарии. Однако, каждый случай индивидуален. Всегда имеются нюансы. Если есть вопросы, то вы всегда можете их задать дежурному консультанту.

Верховный суд меняет практику по возмещению морального вреда

Верховный суд запретил снижать размер компенсации морального вреда без конкретных обоснований. Общих стандартных формулировок для этого недостаточно. Такие указания ВС дал в деле Натальи Зверевой, которая взыскивала 4 млн руб. компенсации морального вреда за смерть своего 37-летнего сына Дмитрия Демидова. Его в 2015 году застрелил из служебного оружия в отделении полиции старший уполномоченный Андрей Артемьев. Как писала «Медуза», сначала полицейский заявил, что Демидов схватил его пистолет со стола и сам в себя выстрелил. Потом Артемьев изменил показания и объявил, что случайно застрелил человека, когда перекладывал оружие из одной кобуры в другую.

Экспертиза показала, что полицейский тогда был пьян. Артемьев страдал от алкоголизма. Это подтверждала справка психолога в материалах уголовного дела. Специалист рекомендовал «жёсткий контроль» со стороны руководства и разъяснительные беседы. В 2013 году Артемьева предупредили о неполном служебном соответствии. По сведениям «Медузы», коллеги застали его пьяным на работе, поэтому им пришлось его разоружать. Тем не менее полицейского не уволили.

А потом Демидов погиб. Артемьева за это судили. Сторона обвинения просила 12 лет лишения свободы за убийство и превышение должностных полномочий. Но обвинение было переквалифицировано на причинение смерти по неосторожности. И в 2016 году Замоскворецкий районный суд Москвы назначил Артемьеву один год и девять месяцев колонии общего режима.

Почему надо конкретно

Компенсацию морального вреда суд тоже значительно уменьшил. Зверева требовала 4 млн руб. и напоминала, что у сына осталась малолетняя дочь. Они заботились о ребёнке вдвоём и жили одной семьёй. Но теперь девочка осталась сиротой, а бабушка – её единственный опекун. Но две инстанции сошлись во мнении, что достаточно 150 000 руб. Такое решение они объяснили общими «штампованными» фразами: размер компенсации «отвечает характеру нравственных страданий, обстоятельствам дела, требованиям разумности и справедливости».

Но этого недостаточно, возразил Верховный суд. Нужны конкретные причины, почему суд решил, что 150 000 руб. – это достаточная сумма для матери за смерть сына. Но никаких обоснований со ссылками на доказательства в решениях нет. Как напомнил ВС, в вопросе о компенсации морального вреда следует выяснять, какие физические или нравственные страдания понесли истцы, учитывая обстоятельства конкретного дела. В частности, нижестоящие инстанции проигнорировали вопрос вины работодателя. Материалы уголовного дела подтверждают, что он страдал алкоголизмом, о чём должно было знать начальство полицейского, отмечается в определении № 5-КГ19-207. С такими выводами тройка судей отправила дело на пересмотр в Московский городской суд.

«Нижестоящие инстанции присудили 150 000 руб. вместо 4 млн руб. за смерть близкого, но никак не объяснили этого», – Верховный суд.

По сравнению со многими европейскими странами в России очень маленькие компенсации морального вреда. И суды, по сути, никак не обосновывают снижение. Они используют стандартные фразы и не касаются обстоятельств конкретных дел. Поэтому акт Верховного суда «прорывной». Так считает Ирина Фаст, председатель комиссии Ассоциации юристов России (АЮР) по определению размеров компенсации морального вреда. По её словам, за последние два года Верховный суд несколько раз высказывал позицию относительно размера компенсаций за жизнь и здоровье человека, но не прямо. Здесь же коллегия «прямым текстом» говорит, что снижение размера компенсации никак не мотивировано.

«Очень жаль, что судьи оценивают жизнь человека в 150 000 руб.», – говорит Анастасия Гурина из S&K Вертикаль S&K Вертикаль Федеральный рейтинг группа Управление частным капиталом группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Банкротство группа Семейное/Наследственное право группа Корпоративное право/Слияния и поглощения 8 место По выручке на юриста (Больше 30 Юристов) 20 место По выручке 26-28 место По количеству юристов Профайл компании × . По её словам, нижестоящие суды не учли, что истица жила с сыном вместе, что доказывает их близкую связь и тяжёлые моральные переживания матери от потери. Кроме того, единственного родителя лишилась малолетняя дочь умершего. Также стоило учесть поведение полицейского. Всего этого нижестоящие инстанции не сделали, как и не объяснили столь резкое снижение выплаты, обращает внимание Гурина.

В судебной практике нет единства относительно размеров компенсаций, констатирует Гурина. В Калининградской области за смерть супруга присудили 300 000 руб. (дело № 33-1723/2019), в ХМАО-Югре – 750 000 руб. (дело № 69-КГ 18-22). Обстоятельства похожи: в обоих делах подтверждены недостатки оказания медпомощи, которые не находятся в прямой причинно-следственной связи со смертью пациента. Разные суммы по одинаковым категориям дел встречаются даже в пределах одного региона, делится Гурина.

Многие эксперты считают, что нужно установить минимальный размер компенсаций в зависимости от степени физических и моральных страданий. Ещё один возможный способ достичь единообразия практики – это выработать методику определения размеров морального вреда, говорит Фаст. Этим и занимается профильная комиссия АЮР.

Источник: http://pravo.ru/news/217077/

Уменьшение суммы морального вреда

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

В рамках круглого стола речь пойдет о Всероссийской диспансеризации взрослого населения и контроле за ее проведением; популяризации медосмотров и диспансеризации; всеобщей вакцинации и т.п.

«Лекторы – ведущие эксперты, непосредственные разработчики законов:
В. В. Витрянский, Л. Ю. Михеева, Е. А. Суханов, А. А. Маковская. Принять участие можно очно/ онлайн или в записи, в любой точке страны!»

Обзор документа

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 4 октября 2013 г. N 18-КГ13-96 Суд оставил без изменения решение суда о компенсации морального вреда, поскольку суд, разрешая вопрос о размере компенсации морального вреда, признал установленным факт причинения истцу морального вреда в виде физических и нравственных страданий и определил размер компенсации морального вреда

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Корчашкиной Т.Е.,

судей Задворнова М.В. и Гуляевой Г.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Головатовой Н.П. к ООО «ЕвроХим — Белореченские Минудобрения» о взыскании компенсации морального вреда

по кассационной жалобе Головатовой Н.П. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 9 октября 2012 года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Корчашкиной Т.Е., выслушав объяснения представителя Головатовой Н.П. — Ступникова В.В., поддержавшего доводы кассационной жалобы, возражения представителя ООО «ЕвроХим — Белореченские Минудобрения» Волошина В.В., заключение прокурора Генеральной прокуратуры РФ Власовой Т.А., полагавшей, что апелляционное определение подлежит отмене, а решение суда первой инстанции — оставлению без изменения,

Читайте так же:  Защита персональных данных трудовое право

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, установила:

Головатова Н.П. обратилась в суд с иском к ООО «ЕвроХим- Белореченские Минудобрения» о взыскании компенсации морального вреда в сумме . руб., ссылаясь на то, что 29 марта 2010 года в результате нарушения технологического процесса произошел несчастный случай на производстве ответчика, приведший к гибели её сына Головатова И.В., что причинило истцу глубокие нравственные страдания, которые истец просит компенсировать путем взыскания в её пользу вышеуказанной суммы.

Решением Белореченского районного суда Краснодарского края от 13 августа 2012 года заявленные требования частично удовлетворены. Судом постановлено взыскать с ООО «ЕвроХим — Белореченские Минудобрения» в пользу Головатовой Н.П. компенсацию морального вреда в размере . руб.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 9 октября 2012 года указанное решение изменено, в результате чего размер компенсации морального вреда, подлежащего взысканию в пользу Головатовой Н.П., снижен до . руб.

В кассационной жалобе Головатова Н.П. ставит вопрос об отмене апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 9 октября 2012 года, ссылаясь на допущенные судом апелляционной инстанции при рассмотрении дела существенные нарушения норм материального и процессуального права.

По запросу судьи Верховного Суда Российской Федерации от 30 мая 2013 дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации для проверки и определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 16 августа 2013 года кассационная жалоба Головатовой Н.П. с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит состоявшееся по делу апелляционное определение Краснодарского краевого суда от 9 октября 2012 года подлежащим отмене.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

При рассмотрении настоящего дела судом апелляционной инстанции были допущены такого характера существенные нарушения, выразившиеся в следующем.

Судом установлено, что сын истца, Головатов И.В., проходивший стажировку в ООО «ЕвроХим — Белореченские Минудобрения» в должности . погиб 29 марта 2010 года вследствие нарушения технологического процесса. Указанное происшествие признано несчастным случаем на производстве.

В соответствии с пунктом 6.15 коллективного договора ООО «ЕвроХим — Белореченские Минудобрения» отцу Головатова И.В. — Головатову В.И. предприятие выплатило . руб., а также материальную помощь . руб. и помощь на погребение.

Разрешая вопрос о размере компенсации морального вреда, суд первой инстанции признал установленным факт причинения истцу морального вреда в виде физических и нравственных страданий. Определяя размер компенсации морального вреда, суд сослался на установленные фактические обстоятельства дела, а также принцип разумности и справедливости, в связи с чем взыскал в пользу Головатовой Н.П. . руб.

Изменяя вышеуказанное решение, судебная коллегия по гражданским делам Краснодарского краевого суда указала на то, что размер компенсации морального вреда определен судом неверно, без учета фактических обстоятельств дела, при этом судебная коллегия указала, что в пользу отца Головатова И.В. предприятием добровольно выплачены суммы компенсации морального вреда и материальной помощи, в связи с чем снизила размер взыскиваемой суммы до . руб.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что такой вывод суда апелляционной инстанции сделан с существенным нарушением норм процессуального права, без устранения которых невозможно восстановление нарушенных прав истца.

В силу статьи 2 Конституции Российской Федерации человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Согласно части 1 статьи 20 Конституции Российской Федерации каждый имеет право на жизнь. Согласно статье 17 Конституции РФ права и свободы человека и гражданина признаются и гарантируются согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией РФ.

В соответствии со статьей 151 Гражданского кодекса Российской Федерации в случае, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Статьёй 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причинённых потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинён моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

В соответствии с пунктом 1 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 года № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» суду необходимо выяснить, чем подтверждается факт причинения потерпевшему нравственных или физических страданий, при каких обстоятельствах и какими действиями (бездействием) они нанесены, степень вины причинителя, какие нравственные или физические страдания перенесены потерпевшим, в какой сумме он оценивает их компенсацию и другие обстоятельства, имеющие значение для разрешения конкретного спора.

Основания для отмены или изменения решения суда первой инстанции в апелляционном порядке определены в статье 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, однако в апелляционном определении Краснодарского краевого суда не приведено указаний на то, какие конкретно нарушения норм материального или процессуального права допущены судом первой инстанции при разрешении вопроса о размере компенсации морального вреда, подлежащего взысканию в пользу Головатовой Н.П.

Значительно уменьшив размер компенсации морального вреда, взысканной судом первой инстанции, суд апелляционной инстанции не привел никаких обоснований для снижения размера компенсации морального вреда за смерть сына истца, сославшись на те же фактические обстоятельства по данному делу.

Указание суда апелляционной инстанции на добровольную выплату отцу погибшего Головатова И.В. компенсации морального вреда и материальной помощи не могло повлиять на право Головатовой Н.П., как матери погибшего, на самостоятельное получение указанного возмещения вреда. Кроме того, апелляционная инстанция не приняла во внимание то обстоятельство, что согласно решению мирового судьи судебного участка № 11 г. Белореченска Краснодарского края от 18 марта 2010 года брак между Головатовым В.И. и Головатовой Н.П. был расторгнут, кроме того, истец является пенсионеркой, в связи с чем она рассчитывала на помощь и поддержку сына. Смерть сына является невосполнимой утратой, в результате чего истец испытывала и продолжает испытывать глубокие физические и нравственные страдания. Тогда как эти обстоятельства были учтены судом первой инстанции при вынесении указанного решения и не были опровергнуты судом апелляционной инстанции.

Читайте так же:  Возраст частичной дееспособности

Таким образом, каких-либо новых обстоятельств, позволяющих снизить определенную судом первой инстанции сумму компенсации морального вреда с . руб. до . руб., судом апелляционной инстанции установлено не было, других доводов в обоснование к столь значительному снижению установленного судом первой инстанции размера компенсации морального вреда мотивировочная часть апелляционного определения не содержит, в связи с чем правовых оснований для изменения решения суда первой инстанции в данном случае не имелось.

С учетом изложенного апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 9 октября 2012 года нельзя признать законным, оно подлежит отмене, а состоявшееся по делу решение Белореченского районного суда Краснодарского края от 13 августа 2012 года следует оставить в силе.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 9 октября 2012 года отменить, решение Белореченского районного суда Краснодарского края от 13 августа 2012 года оставить в силе.

Председательствующий Корчашкина Т.Е.
Судьи Задворнов М.В.
Гуляева Г.А.

Обзор документа

Мать работника, погибшего на производстве, обратилась с иском о компенсации ей морального вреда.

Одна из инстанций сочла, что размер сумм, заявленных ко взысканию, должен быть снижен.

Причина — работодатель указанного гражданина ранее уже выплатил в добровольном порядке суммы, в т. ч. в счет компенсации морального вреда, отцу этого сотрудника.

СК по гражданским делам ВС РФ указала на ошибочность такого подхода и пояснила следующее.

В силу ГК РФ размер компенсации морального вреда определяется судом.

Для этого принимаются во внимание характер причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степень вины причинителя вреда (когда она является основанием возмещения вреда).

В рассматриваемом случае нижестоящий суд значительно уменьшил заявленный размер компенсации морального вреда. При этом не были приведены правомерные обоснования для подобного снижения.

Отцу погибшего моральный вред был компенсирован добровольно.

Между тем, как подчеркнула Коллегия, подобный факт не мог повлиять на право истца самостоятельно получить компенсацию.

Кроме того, необходимо было учитывать, что брак между отцом и матерью погибшего работника был расторгнут.

Мать рассчитывала на помощь и поддержку сына, смерть которого является невосполнимой утратой для нее. В результате она испытывает глубокие физические и нравственные страдания.

Соответственно, не было оснований, чтобы снизить размер сумм, заявленных ко взысканию.

Источник: http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/70387118/

Ожидания и реальность: компенсация морального вреда в российских судах

Ожидания

Комиссия по вопросам определения размеров компенсации морального вреда при Ассоциации юристов России и Финансовый университет при Правительстве РФ провели социологическое исследование, посвящённое оценке россиянами размера справедливой компенсации за моральный ущерб при нанесении вреда здоровью или потере близких. В опросе приняли участие более 600 человек из 70 городов России. Оказалось, что оценка справедливого возмещения за моральный вред и страдания потерпевших изменяется от 2,55 млн до 17,11 млн руб. (в зависимости от вида и обстоятельств случая).

Средняя оценка справедливого и достаточного возмещения за моральный вред и страдания потерпевших, по мнению россиян, составляет 8,77 млн руб.

При оценке опрошенные обращали внимание на обстоятельства нанесения ущерба, поэтому разброс по размеру компенсации, в зависимости от ситуации, получился значительным. В самую большую сумму респонденты оценивают возмещение морального ущерба в случае гибели единственного ребёнка в семье – 17,11 млн руб., а также в случае тяжёлой травмы с потерей способности к передвижению – 15,63 млн руб. Размер морального ущерба в историях, не повлёкших серьёзного вреда здоровью для пострадавших, оценён в меньшие суммы.

Указанный участниками опроса размер справедливой компенсации сопоставим с компенсациями, которые присуждают в подобных ситуациях в зарубежных юрисдикциях. Так, согласно статистике, российские суды в пользу человека, навсегда лишённого возможности двигаться, взыскивают в среднем 500 000–700 000 руб., но не более €10 000. При этом в Италии компенсации доходят до €2 млн, в Германии, Англии и Франции от €300 000 до €700 000, то есть объём взысканий может различаться в 30–200 раз.

Оценка справедливой компенсации отличается у разных групп населения. Так, мужчины оценивают компенсацию в большую сумму, чем женщины. Люди старше 60 лет склонны оценивать моральный вред в меньшую сумму, чем россияне в возрасте от 18 до 50 лет (7,5 млн руб. против 8,98 млн руб. у респондентов 50–60 лет и более 9 млн у респондентов моложе 50 лет). Фрилансеры и специалисты, ведущие частную практику, а также руководители считают достаточными более высокие выплаты, чем те, кто не занимает руководящих должностей (17–20 млн руб. против 10 млн руб.). Самую скромную компенсацию считают справедливой военные и сотрудники правоохранительных органов (4,56 млн руб.), но и это значительно большая сумма, чем присуждают на практике.

Реальность

Оценки размера справедливой компенсации, данные гражданами, существенно отличаются от того, что в реальности можно получить в суде. Согласно статистике Судебного департамента ВС, средний размер компенсации морального вреда при причинении ущерба жизни и здоровью человека составил 81 707 руб. в гражданских спорах. В рамках уголовных дел суммы взыскиваются выше, но разница не очень значительная, хотя официальной статистики по этому поводу нет.

По статистике Суддепа, за смерть россиянина платят в среднем 111 000 руб., а медианное значение оказывается ещё меньше – всего 70 000 руб. При инвалидности средняя компенсация составляет чуть больше 193 000 руб. (медианное значение – 140 000 руб.).

Основная проблема в России – отсутствие единообразных ориентиров для назначения размеров компенсации морального вреда, признают эксперты. Если на Западе и США есть методика расчёта компенсации, то в России она отсутствует. Результат – практика существенно разнится в зависимости от региона. Разница в присуждённых суммах по схожим делам может различаться в сотни и даже тысячи раз. Результат рассмотрения подобного иска зависит и от судейского усмотрения, и от резонанса вокруг дела. Например, иски пострадавших от пожара в ТЦ «Зимняя вишня», общая сумма которых, как сообщал Следственный комитет, превысила 2,9 млрд руб.

Видео (кликните для воспроизведения).

«Основная тенденция в судах, на мой взгляд, это ценовое уравнивание дел и разных ситуаций, немотивированность сумм, нежелание выйти за рамки сложившейся судебной практики. Например, порой сложно понять, почему суд взыскивает за вред здоровью пешеходу, который пострадал по своей вине и грубо нарушил ПДД, сумму, практически аналогичную, что и в случае с травмой на производстве, в которой рабочий совсем не виноват», – говорит Ирина Фаст, председатель комиссии АЮР, адвокат, представитель ЮО Гражданские компенсации Гражданские компенсации Региональный рейтинг × .

Читайте так же:  Подростка выгоняют из дома

Министр юстиции Александр Коновалов, председатель совета судей Виктор Момотов публично высказывались о недопустимости мизерных компенсаций и необходимости перемен (подробнее в материале «В клубе имени Замятнина обсудили вопросы возмещения морального вреда»). Но пока ситуация практически не изменилась.

«Высокие цифры компенсаций – от миллиона рублей – это своего рода подвиг для судьи, особенно в регионах», – признаёт Ирина Фаст.

Она приводит пример: на прошедшем недавно правоприменительном форуме на вопрос из зала про моральный вред и причину мизерных компенсаций был дан ответ, что нельзя взыскивать много, например, с больниц, поскольку это приведёт к их разорению. «Но как тогда быть с людьми, которые на всю жизнь остаются инвалидами или теряют своих близких?» – задаётся вопросом Фаст.

1. Дело из Санкт-Петербурга о врачебной ошибке, решение по которому было вынесено ещё в 2012 году, остаётся рекордным по размеру компенсации морального вреда. С больницы (Первый Санкт-Петербургский Госмедуниверситет им. академика И. П. Павлова) взыскали 15 млн руб. за врачебную ошибку при принятии родов, которая привела к смерти ребёнка и причинению вреда здоровью матери.

2. Компенсация в размере 5 млн руб. была назначена многодетному отцу, жена которого скончалась в результате ошибки анестезиолога при проведении кесарева сечения. Ответчиком по делу стал Родильный дом № 6 им. В. Ф. Снегирева в Санкт-Петербурге.

3. В 1,3 млн руб. суд оценил то, что в Сахалинской областной больнице пациентке удалили здоровую почку. Экспертиза показала, что женщине без достаточных оснований сделали операцию, в ходе которой повредили здоровый орган, который пришлось удалить. Медучреждение обжаловало решение первой инстанции о компенсации в Сахалинском областном суде, но безрезультатно.

4. Апелляционная инстанция изменила решение по делу парализованной на Олимпиаде в Сочи фристайлистки Марии Комиссаровой, проходившей реабилитацию в клинике доктора Евгения Блюма. Девушка потратила на лечение 51 млн руб., но не получила обещанного восстановления и подала в суд. Первая инстанция решила, что достаточной компенсацией для неё будут 40 000 руб. Но в апелляции решили, что справедливая компенсация – 2 млн руб. Также Санкт-Петербургский городской суд оштрафовал клинику на 1 млн руб., но отказал в возвращении потраченных на лечение денег.

5. Показательным является одно из недавних дел, рассмотренных Верховным судом: ВС указал, что если пострадал ребёнок, то компенсацию снижать нельзя, даже если он сам был виноват в произошедшем (подробнее в материале «ВС присудил многомиллионную компенсацию морального вреда»). Определение можно отнести к числу знаковых, поскольку однозначно указано на недопустимость снижения размера компенсации несовершеннолетним при наличии их вины в несчастном случае. Ранее практика складывалась иначе, что приводило к снижению ежемесячных выплат в счёт возмещения вреда здоровью на 50% и даже 90%.

На сегодня комиссия АЮР по вопросам определения размеров компенсации морального вреда разработала первые предложения по методике определения размера компенсаций морального вреда, в основу которой легли требования национального законодательства и зарубежный опыт.

«Мы предлагаем установить базовый размер компенсации для самого тяжёлого, как это признаётся во всех юрисдикциях, случая – для «тетраплегии». Это парализация всех конечностей с сохранением мозговой деятельности, а далее уже к этому размеру применять коэффициенты, учитывающие степень повреждений, вину, обстоятельства случившегося и индивидуальные особенности потерпевшего», – рассказывает Фаст. Для проверки адекватности и разумности предлагаемой методики проводятся опросы как среди населения в целом, так и среди представителей юридического сообщества.

Источник: http://pravo.ru/story/216353/

За моральный вред предлагают ввести пожизненную компенсацию

В организации «Коллективная защита» предлагают разрешить устанавливать пожизненную компенсацию за причинение морального вреда из-за ущерба здоровью. Предложение внести соответствующую поправку планируют направить в профильные комитеты Госдумы и Совфеда, сообщает RT.

Сейчас выплата компенсации производится единовременно, ее назначение регулирует Гражданский кодекс (ст. 151, 1100). Однако законодательство не прописывает, как быть в случаях, когда пострадавший испытывает неудобства продолжительное время или пожизненно. «Человек может лишиться ноги, после операции могут возникнуть фантомные боли, от которых невозможно избавиться», – приводит пример президент «Коллективной защиты» Марат Аманлиев.

Поправкой планируется дополнить Гражданский кодекс. При этом уже предусмотренную законом единовременную компенсацию инициаторы нововведений предлагают оставить.

Пока же всё более активная дискуссия идет вокруг размеров выплат за моральный вред. Ранее министр юстиции Александр Коновалов выступил за установление минимального порога суммы морального ущерба, отметив, что нужна вариативность подходов при его возмещении.

Так, официальная статистика за 2017 год по искам о причинении вреда жизни и здоровью свидетельствует, что средний размер компенсации по таким делам составляет всего 68 680 руб.

Меньше всего присуждается за легкий вред здоровью, минимальная сумма – от 3000 руб. и достигает 200 000 руб. В среднем присуждают 30 000 руб.

За средний вред здоровью минимальная компенсация составляет 5000 руб., а в среднем – 87 900 руб. Тяжкий вред суды в среднем оценивают в 192 900 руб. При этом размеры компенсации не сильно отличаются от вины самого пострадавшего.

О необходимости установить минимальную сумму возмещения говорят и участники рынка. Адвокат АК Гражданские компенсации Гражданские компенсации Региональный рейтинг × Ирина Фаст считает, что сделать это нужно прежде, чем вводить возможность регулярных выплат. В АК предлагают свою формулировку поправок в Гражданский кодекс: «Размер компенсации морального вреда, связанный с причинением вреда жизни и здоровью, не может быть менее 20-кратной величины прожиточного минимума в целом по РФ».

За увеличение размеров компенсации морального вреда выступают в Верховном суде, ссылаясь на международную практику. Так, в прошлом сентябре ВС присудил компенсацию морального вреда в 2,3 млн руб. вместо изначально заявленных 150 000 руб. Вынося свое решение, суд руководствовался нормами Конвенции о защите прав человека и основных свобод и практикой Европейского суда по правам человека. Глава Совета судей, судья Верховного суда Виктор Момотов также заявлял, что размеры компенсации, назначаемые судами, должны перестать быть «номинальными». «Компенсация морального вреда должна быть не 5000, не 10 000 и не 25 000 руб., а гораздо больше, чтобы эта сумма как-то могла сгладить страдания», – подчеркивает Момотов.

Источник: http://pravo.ru/news/209402/

Моральный вред и его компенсация — судебная практика

Если есть основания требовать возмещения морального вреда, его обязательно взыщут. Вопрос всегда в суммах — они бывают смехотворными, не перекрывающими затраты на подготовку и подачу иска в суд, а бывают несправедливо значительными. Ниже мы анализируем, какой в разных ситуациях может быть моральный вред и его компенсация — судебная практика московского региона нечасто предоставляет открытые данные, но они становятся известны юристам в ходе практики.

Читайте так же:  План работы контрольно ревизионной комиссии профсоюзной организации

Чтобы определить, какой размер морального вреда разумно просить в конкретной ситуации, нужно знать средние размеры присуждаемого морального вреда по аналогичным спорам. Также руководствуются суммой других требований к ответчику — они должны быть соизмеримы. Если дело в несвоевременном возврате суммы в 5 000 р. за товар продавцом, то и моральный вред больше тысячи рублей просить нелогично. А при гибели родственника у виновника можно запросить и несколько миллионов рублей. Суммы по аналогичным делам могут разниться в десятки или сотни тысяч рублей, ведь их определение всегда зависит от субъективного взгляда судьи на спор.

Важно понимать, что судья удовлетворяет требование не исходя из принципов кратности. То есть указывать «чем больше, тем лучше» неправильно. Принято запрашивать сумму, несколько превышающую требуемую, но не чрезмерную.

Возмещение морального вреда потребителю

В результате несвоевременного выполнения услуг или продажи некачественного товара у потребителя обычно возникают неудобства или даже страдания. Причиненный в этом случае вред возмещают независимо от компенсации непосредственного ущерба, неустойки или убытков.

Обычно потребителям присуждают символические суммы морального вреда. При просрочке передачи квартиры застройщиком, невыполнении условий турпутевки или невозврате денег за непоставленную мебель можно получить от пяти до пятнадцати тысяч рублей. В случаях с крупными взысканиями с исполнителя в размере несколько миллионов рублей могут присудить до тридцати тысяч рублей морального вреда.

Мы имеем большой опыт во взыскании морального вреда и защите Ответчиков по таким делам. Для консультации по нашим услугам оставьте свои данные в форме ниже или позвоните нам.

Моральный вред при причинении вреда здоровью или жизни

Как бы ни казалось несправедливо взыскание морального вреда, законодательно оно оправданно. Большинство случаев причинения совершаются по неосторожности, а не в случае умысла. Это в первую очередь ДТП и наезды на пешеходов, причем последние часто способствуют своим поведением созданию аварийной ситуации. Здесь руководствуются ст. 1079 Гражданского кодекса — при использовании средства повышенной опасности (автомобиля) его владелец обязан возместить такой вред.

Также в нашей практике распространены случаи с неосторожным обращением с оружием, причинение смерти по неосторожности в результате неосторожного обращения с оружием, по вине врача и случаи с наездами на РЖД, а также производственные травмы.

Как доказать моральный вред в суде

Моральный вред по 151 статье Гражданского кодекса — это физические и нравственные страдания, понесенные гражданином. Физические страдания подтверждают медицинскими документами, а нравственные не подтверждают ничем. Предполагается, что это видно из обстоятельств дела.

Как судья уменьшает сумму запрошенного морального вреда

Суд почти всегда уменьшает сумму, которую требуют взыскать истцы. Некоторые полагают, что чем большую сумму запросить, тем большую долю удастся от нее получить — это не так, ведь существуют общепринятые в юридической среде нормы.

Если потерпевший сам нанес себе ущерб — такого рода дело есть в практике Тверского суда Москвы — по недосмотру сотрудников СИЗО заключенный совершил самоубийство, что, конечно, было вменено сотрудникам, в обязанности которых входит предупреждение таких ситуаций. Супруга погибшего подала иск о возмещении морального вреда и суд правомерно отказал на основании п. 1 ст. 1083 Гражданского кодекса — вред, совершенный вследствие умысла потерпевшего, возмещению не подлежит.

По основаниям п. 2 этой же статьи судья уменьшает сумму возмещения. Грубая неосторожность потерпевшего в обстоятельствах причинения вреда способствует выплате меньшей компенсации. Так, если пешеход пострадал в ДТП, нарушая при этом ПДД, двигаясь по проезжей части, находясь в состоянии опьянения, размер морального вреда будет значительно уменьшен.

П. 3 вышеуказанной статьи позволяет ответчику уменьшить размер возмещения по причине тяжелого финансового положения. Для этого указывают и подтверждают документами такие обстоятельства, как:

Наличие нетрудоспособных иждивенцев — детей до 18 лет или обучающихся на очной форме обучения до 23х лет, престарелых родственников, нуждающихся в уходе и материальной помощи

Выписка из ЕГРН об отсутствии в собственности недвижимости, договор найма жилья

Траты на содержание и регулярный ремонт жилого дома, если он — единственное жилье для семьи

Расходы на медицинские услуги, которые ответчик понес за последнее время в пользу себя или близких.

Справки о доходах с места работы, копия трудовой книжки

Таким образом можно собрать внушительные доказательства неблагоприятного имущественного положения ответчика и значительно уменьшить сумму выплат. Суды принимают только доводы, подкрепленные документами.

Судебная практика по возмещению морального вреда

Основную массу дел по возмещению морального вреда составляют иски, связанные с причинением вреда здоровью и смерти по неосторожности в результате ДТП, врачебных ошибок, производственных травм.

При незначительном вреде здоровью средней тяжести взыскивают суммы в несколько десятков тысяч рублей в зависимости от тяжести травмы — от 10 000 руб. при кровоподтеках до 150 000 руб. при множественных ушибах.

Пример из нашей практики — дело 2-1094/2017 Домодедовского суда. Имел место вред здоровью в виде закрытого перелома руки. Запрошенные истцом 800 000 руб. Судья уменьшила до 80 000 руб. Этому способствовали неосторожность со стороны истицы в дтп и добропорядочное поведение ответчика после дтп — тот помог ей добраться до больницы, а также вступал в переговоры о добровольной компенсации морального вреда, однако истица постоянно меняла требуемые суммы и обойтись без суда не удалось.

Моральный вред за инвалидность

Средний размер компенсации морального вреда при инвалидности с физического лица составляет 100-500 тысяч рублей. Необходимо понимать, что помимо возмещения морального вреда в данной ситуации взыскивают утраченный заработок в результате нетрудоспособности, а также компенсации затрат на лечение и реабилитацию, не покрытые ОМС. Поэтому сумма возмещения в целом может получиться, которую выплачивают при причинении вреда жизни.

При определении размера морального вреда суд принимает во внимание имущественно положение причинителя вреда. Если причинитель вреда — юридическое лицо, например, работодатель, — суммы могут быть выше. Известные, коммерчески успешные организации при этом могут выплачивать суммы в несколько миллионов рублей.

Возмещение морального вреда при причинении смерти по неосторожности

Ниже представлен пул дел по ДТП, по которым можно понять примерные суммы возмещения морального вреда родственникам погибшего.

Можайский суд МО
Решение от 27 декабря 2017 г. по делу № 2-1519/2017
ДТП — наезд на пьяного пешехода, в возбуждении уголовного дела отказано, моральный вред взыскан 500 000 р.

Постановление № 44Г-274/2017 4Г-5046/2017 от 11 октября 2017 г. по делу № 2-1546/2016
Московский областной суд
Ежемесячные выплаты детям — иждивенцам — погибшего по 5000 р. В месяц, моральный вред по 50 000 р. в пользу двух истцов.
Решение от 30 октября 2015 г. по делу № 2-4772/2015
Лефортовский районный суд
С признанного виновным в ДТП с летальным наездом на пешехода взыскивают 750 000 р. Морального вреда.
Решение от 8 октября 2015 г. по делу № 2-3931/2015, Кунцевский районный суд
Возмещение вреда причиненного преступлением (просили оплату содержания, оплату кредита, компенсацию морального вреда 2 000 000 р.). Взыскан моральный вред в пользу 24-летней дочери — 350 000 р.

Читайте так же:  Полное товарищество является юридическим лицом

В целом, нам не доводилось сталкиваться с делами, по которыми взыскали моральный вред больше одного миллиона рублей. Они, безусловно, есть, но обстоятельства дела должны быть исключительными, а имущественное положение ответчика благоприятным. При этом часто ответчик — организация, а не гражданин.

Источник: http://sudtut.ru/2018/10/02/moralnyj-vred-i-ego-kompensaciya-sudebnaya-praktika/

Кассация запретила назначать символическую компенсацию морального вреда

Немотивированное снижение апелляционной инстанцией размера компенсации морального вреда стало причиной отмены судебного определения президиумом Верховного суда Мордовии в кассационном порядке.

Как следует из материалов дела, К. обратился в суд с иском к П. о компенсации морального вреда. Разрешая вопрос о размере компенсации морального вреда, суд первой инстанции признал установленным факт причинения истцу морального вреда в виде физических и нравственных страданий. Определяя размер компенсации морального вреда, суд сослался на установленные фактические обстоятельства дела, а также на принцип разумности и справедливости, учёл характер причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий и имущественное положение ответчика, в связи с чем взыскал в пользу К. 120 000 руб.

Изменяя это решение, апелляционная коллегия ВС РМ указала, что судом первой инстанции не учтены в достаточной степени требования разумности и справедливости, характер и тяжесть причиненных истцу физических и нравственных страданий, продолжительность амбулаторного лечения, его возраст на момент ДТП, а также возраст, состояние здоровья и имущественное положение ответчика. В связи с этим размер взыскиваемой суммы был снижен до 60 000 руб.

Президиум ВС РМ счел, что вывод суда апелляционной инстанции в части определения размера денежной компенсации морального вреда сделан без учета фактических обстоятельств дела, норм материального и процессуального права.

Как указала кассация, закон (ст. 1101 ГК РФ) обязывает в каждом конкретном случае принимать во внимание характер причиненных потерпевшему страданий с учетом фактических обстоятельств, при которых причинен моральный вред, степень вины ответчика, когда она является основанием возмещения вреда, учитывать при определении размера компенсации морального вреда требования разумности, справедливости и иные заслуживающие внимания обстоятельства.

При этом возмещение морального вреда “должно быть реальным, а не символическим”.

По мнению президиума ВС РМ, признавая завышенным размер определенной судом первой инстанции компенсации, апелляционный суд, по существу, берет на себя обязанность обосновать размер суммы, которая, по его мнению, подлежит взысканию с ответчика. Такое уменьшение не может быть произвольным и должно учитывать такие факторы, как значимость и ценность защищаемого права, не только с позиции суда, но и стороны истца, чьему здоровью причинен вред и который испытывает связанные с этим страдания.

В соответствии со ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Обязанность доказывания обстоятельств, освобождающих причинителя вреда от ответственности или уменьшающих ее размер, по общему правилу, предусмотренному п. 2 ст. 1064 ГК РФ, лежит на причинителе вреда.

Суд апелляционной инстанции, разрешая спор, указанные положения закона проигнорировал, значительно снизив размер определенной судом первой инстанции компенсации морального вреда в отсутствие каких-либо объективных оснований.

Принятое по данному делу апелляционное определение в нарушение требований, предусмотренных ст. 195 и п. 6 ч. 2 ст. 329 ГПК РФ, не содержит мотивов, по которым суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что суд первой инстанции не учел в достаточной степени требования разумности и справедливости, характер и тяжесть причиненных истцу физических и нравственных страданий, продолжительность амбулаторного лечения, его возраст на момент ДТП, а также возраст, состояние здоровья и имущественное положение ответчика.

Данные, свидетельствующие о необоснованности, чрезмерности и неразумности размера присужденной судом первой инстанции компенсации морального вреда, судом апелляционной инстанции не установлены и в принятом им судебном постановлении не приведены.

Обстоятельства, которые суд первой инстанции учел при определении размера компенсации морального вреда, судом апелляционной инстанции не опровергнуты.

Сославшись на то, что суд первой инстанции не учел состояние здоровья ответчика, суд апелляционной инстанции не привел мотивов, по которым суд первой инстанции должен был учесть состояние здоровья ответчика, и как оно могло повлиять на размер компенсации морального вреда.

Между тем материалы дела не содержат доказательств, которые характеризовали бы состояние здоровья П. как не позволяющее ему трудиться и выплатить истцу компенсацию в размере 120 000 руб.

Напротив, из материалов дела следует, что П. работает автокрановщиком в ООО «Техторг-Сервис».

Не указал суд апелляционной инстанции и причины, по которым возраст ответчика, 2 октября 1958 года рождения, на момент дорожно-транспортного происшествия и возраст истца, 8 октября 1975 года рождения, а также продолжительность амбулаторного лечения истца должны повлечь за собой уменьшение определенного судом первой инстанции размера компенсации.

Основания для отмены или изменения решения суда первой инстанции в апелляционном порядке определены в ст. 330 ГПК РФ, однако в вынесенном апелляционном определении не приведено указаний на то, какие конкретно нарушения норм материального или процессуального права допущены судом первой инстанции при разрешении вопроса о размере компенсации морального вреда, подлежащего взысканию в пользу К.

Как отметила кассация, значительно уменьшив размер компенсации морального вреда, взысканной судом первой инстанции, суд апелляционной инстанции принял во внимание лишь доводы ответчика о его материальном положении на день рассмотрения дела и о его состоянии здоровья, при этом по существу не привел обоснований снижения размера компенсации морального вреда, причиненного истцу, сославшись на те же фактические обстоятельства по данному делу. Каких-либо новых обстоятельств, позволяющих снизить определенную судом первой инстанции сумму компенсации морального вреда, апелляционным судом установлено не было, в связи чем правовых оснований для изменения решения суда первой инстанции в данном случае не имелось.

В связи с этим президиум отменил апелляционное определение в части изменения размера компенсации морального вреда, оставив в силе в данной части решение суда первой инстанции.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://legal.report/kassacija-zapretila-naznachat-simvolicheskuju-kompensaciju-moralnogo-vreda/

Уменьшение суммы морального вреда
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here