Презюмируемый моральный вред

Проводим инструктаж по теме: "Презюмируемый моральный вред". Здесь собрана информация из авторитетных источников и даны комментарии. Однако, каждый случай индивидуален. Всегда имеются нюансы. Если есть вопросы, то вы всегда можете их задать дежурному консультанту.

Презюмируемый моральный вред

Сегодня на дорогах огромное количество машин, которые порой сталкиваются между собой, а бывает, что и сбивают пешеходов. Граждане, пострадавшие в ДТП, имеют довольно смутное представление о своих правах и о возможности их судебной защиты.

Прежде всего, хотелось бы отметить, что на основании ст. 1079 ГК РФ юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (среди них использование транспортных средств), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Таким образом, гражданин, пострадавший в ДТП, независимо от своей вины (разумеется, если он только не умышленно кинулся под машину) имеет право на возмещение этого вреда.

Вообще вред, полученный в результате ДТП можно разделить на убытки и так называемый моральный вред. В соответствии со ч.2 ст. 15 под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного прав, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода). К реальному ущербу можно отнести прежде всего расходы, понесенные в связи с посторонним (специальным медицинским, а также бытовым) уходом; расходы, связанные с приобретением лекарств, протезов, инвалидной техники; оплата санаторно-курортного лечения; расходы на дополнительное питание; ущерб личным вещам и предметам, которые были испорчены в результате ДТП. Упущенная выгода выражается, как правило, в утрате трудоспособности и, вследствие этого, потере заработка.

Моральный вред в соответствии со ст. 151 ГК РФ состоит в нравственных и физических страданиях, которые испытывает пострадавший. Это прежде всего физическая боль, страх за свое здоровье, тревога и неуверенность в завтрашнем дне, какие-либо неудобства, возникшие в связи с потерей здоровья (например, тяжкие мысли о том, что человек стал обузой для своих родственников, что вместо помощи он вынужден отвлекать на себя их время и денежные средства), возможный отказ от намеченного путешествия или иного значимого и планируемого события, невозможность привычного общения (особенно для пожилых людей). Сюда же можно отнести и большое число рентгеновских снимков, сделанных в связи с исследованиями полученных повреждений, в то время как по нормам Минздрава РФ разрешается делать не более одного снимка в течение 2х месяцев. Не лишним будет также вспомнить и о побочных явлениях, которые могли возникнуть при приеме необходимых для лечения лекарственных препаратов. Перенесенные операции, послеоперационная реабилитация, и, в этой связи, необходимые и порой крайне болезненный процедуры, также несомненно можно отнести к физическим страданиям, которые претерпел пострадавший.

Следует иметь в виду, что размер возмещения морального вреда в настоящее время определяется только в денежной форме и не может быть поставлен в зависимость от размера удовлетворенного иска о возмещении материального вреда, убытков и других материальных требований. При определении размера возмещения морального вреда можно воспользоваться методикой, разработанной профессором МГЮА А.М.Эрделевским (см., например, Э.М.Эрделевский «Моральный вред и компенсация за страдания», М, Бек, 1998).

Что же происходит, после того, как потерпевшего отвозят в травмпункт? Если нет переломов, то его, как правило, отпускают домой в сопровождении родственников. В этот момент необходимо получить справку из травмпункта о наличии повреждений с их детальным описанием. Самому потерпевшему желательно убедиться в правильности этой справки, все ли повреждения указаны, поскольку в дальнейшем она имеет большое значение для определения причинно-следственной связи между возникшими последствиями в расстройстве здоровья и собственно наездом.

Через несколько дней по почте из отдела ГИБДД, на территории которого было совершено ДТП, приходит извещение, в котором указывается по чьей вине пострадал потерпевший, и если по вине водителя ТС, то, как правило, еще сообщается об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием тяжких последствий. В принципе, этой справки достаточно для подачи искового заявления в суд о возмещении вреда здоровью, полученном в результате ДТП.

Итак, у нас есть справка из травмпункта о наличии повреждений, полученных в результате ДТП, справка о владельце источника повышенной опасности. Теперь необходимо оценить размер причиненного вреда в денежном эквиваленте. Как правило, об этом потерпевший и его близкие задумываются уже по прошествии определенного времени, когда понимают, что непосредственная угроза жизни миновала, все как-то налаживается, больной пошел на поправку. И тут они понимают, что никаких чеков на лекарства, на фрукты и усиленное питание они не собирали, что уход за пострадавшим осуществляли либо они сами, либо их знакомые, либо нанимали сиделку по объявлениям в газете «Из рук в руки». Что уж там говорить о платных консультациях врача, к которому пришлось обращаться, и об оплате частнику за транспортировку больного в поликлинику или больницу для амбулаторного лечения, необходимых процедур, осмотра травматолога. Действительно, кроме медицинских карт, никаких фактических подтверждений расходов на руках не имеется. Вот и решают пострадавшие, что доказать материальный ущерб они в суде никак не смогут.

А зря! В соответствии с п.31 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.04.94 за № 3 «О судебной практике по делам о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья» потерпевший имеет право на возмещение расходов на уход независимо от того, кем он осуществляется, понесены ли расходы фактически, начислена ли надбавка к пенсии на посторонний уход.

Примечательно, что такие предприятия, как правило, отказываются в доброволь-ном порядке выдать копию прейскуранта своих услуг, поэтому целесообразно обратиться с ходатайством в суд о запросе, в котором должны быть указаны название предприятия, его юридический адрес, а также сформулирована просьба о предоставлении информации о ценах на их услуги в связи с имеющимся иском. Но это уже после подачи искового заявления в суд.

Читайте так же:  Судебно медицинская экспертиза днк

А пока у нас имеется ориентировочная стоимость услуг по уходу за потерпевшим, из медицинских карт можно примерно оценить число дней, которые потребовались потерпевшему для восстановления своего здоровья после полученных повреждений. Теперь можно составить примерную калькуляцию для оценки суммы иска.

Между тем, в соответствии со ст. 1085 ГК РФ об объеме и характере возмещения вреда, причиненного повреждением здоровья возмещению подлежат расходы, если установлено, что потерпевший нуждается в этих видах помощи и ухода и не имеет права на их бесплатное получение. Установить нуждаемость в дополнительных расходах может ВТЭК или судебно-медицинская экспертиза. Поэтому потерпевшему следует обратиться с ходатайством в суд о назначении судебно-медицинской экспертизы. В ходатайстве должны быть перечислены все вопросы, на которые в зависимости от конкретной ситуации потерпевший хочет получить ответы, а именно:
1. Какова степень тяжести телесных повреждений, полученных в результате ДТП?
2. Сколь продолжительно было расстройство здоровья в связи с ДТП?
3. Имелась ли в период болезни необходимость в: дополнительном питании; постороннем уходе, и если имелась, то в каком именно (специальный медицинский, бытовой, тот и другой, иное); санаторно-курортном лечении; лекарственных средствах, и если имелась, то в каких именно; протезировании; преобретении специальных транспортных средств (например, инвалидной коляски)?
4. Имеются ли в настоящее время признаки расстройства здоровья, находящиеся в причинно-следственной связи с ДТП, и если да, то имеется ли в связи с этим необходимость в постороннем уходе?

Для проведения судебно-медицинской экспертизы понадобятся медицинские карты, материалы медицинских исследований, рентгеновские снимки, иные документы, которые помогут создать объективную картину полученных повреждений. Все эти документы, как правило, находятся в лечебных учтеждениях, поликлиниках, травмпунктах, которые почему-то очень ревностно к ним относятся и никак не хотят выдавать их на руки родственникам. Но, с другой стороны, это на руку потерпевшему, т.к. ответчик не сможет усомниться в их подлинности. Для того, чтобы изъять документы, суд должен вынести соответствующее определение и направить курьера для исполнения определения. Между тем, курьеров в распоряжении суда обычно не бывает, и поэтому дело о назначении судебно-медицинской экспертизы может затянуться на неопределенный срок. Чтобы ускорить процедуру проведения экспертизы желательно найти своего знакомого или родственника, который бы согласился исполнить обязанность курьера и представить его в распоряжение судьи. Судья выпишет доверенность от имени суда на осуществление выемки всех необходимых документов. С копией определения об изъятии и доверенностью от суда уже спокойно можно идти в любое медицинское учреждение, которое не вправе отказать в выдаче указанных в определении документов.

Теперь отправляете Ваши медицинские документы вместе с копией определения суда о назначении судебно-медицинской экспертизы по почте заказным письмом. Можно и самому привезти их в адрес судебно-медицинской экспертизы (разумеется, для этого нужно также иметь соответствующую доверенность от суда).

Эксперты отвечают на поставленные перед ними вопросы и посылают свои ответы вместе со всеми медицинскими документами в адрес суда.

Ознакомившись с ответами экспертов, потерпевший уточняет исковые требования. Так, если была подтверждена нуждаемость в определенных лекарственных препаратах, можно сделать запрос в одну из аптек о стоимости таких лекарств. В случае нуждаемости в санаторно-курортном лечении можно обратиться в один из профильных санаториев, получить у них прейскурант, а также узнать сколько стоит проезд к санаторию.

Потерпевшим следует знать, что в соответствии со ст. 208 ГК РФ на требования о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина исковая давность не распространяется. Однако требования, предъявленные по истечении трех лет с момента возникновения права на возмещение такого вреда, удовлетворяются за прошлое время не более чем за три года, предшествовавшие предъявлению иска. Между тем, моральный вред подлежит возмещению, если несчастный случай имел место после 3 августа 1992 г., поскольку до введения в действие Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик указанный вид имущественной ответственности для случаев причинения вреда здоровью законом не был предусмотрен.

Пострадавшим следует иметь в виду, что в случае положительного исхода дела в суде, в соответствии со ст. 1091 ГК РФ суммы выплачиваемого гражданам возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью потерпевшего, при повышении стоимости жизни подлежат индексации пропорционально повышению установленного законом минимального размера оплаты труда. При этом в соответствии с п. 28 Постановления подлежат увеличению как будущие платежи, так и те суммы, которые суд взыскивает единовременно за прошлый период, в течение которого минимальный размер оплаты труда повышался в централизованном порядке.

В заключение хотелось бы привести один пример из практики. По вине владельца ТС пожилая женщина получила вред здоровью средней тяжести. Хорошевский межмуниципальный суд за 34 дня потери трудоспособности постановил взыскать с ответчика в пользу пострадавшей 12.762 рубля материального ущерба и 5.000 рублей в качестве компенсации за моральный вред.

Размер возмещения презюмируемого морального вреда. Характер и степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями потерпевшего. Степень вины нарушителя, если вина является основанием ответственности. Иные, заслуживающие внимания обстоятельства, в том числе фактические обстоятельства, при которых вред был причинен. Требования разумности и справедливости.

С учетом изложенного размер возмещения морального вреда можно выразить в виде разработанной автором общей формулы:

D = d x fv x i x c x (1- fs).

В этой формуле приняты следующие обозначения: D — размер компенсации действительного морального вреда; d — размер компенсации презюмируемого морального вреда; fv — степень вины причинителя вреда, при этом 0 i — коэффициент индивидуальных особенностей потерпевшего, при этом 0 c — коэффициент учета заслуживающих внимания обстоятельств, при этом 0 fs — степень вины потерпевшего, при этом 0 с » может быть принят существенно меньшим единице.

Источник: http://gai-net.kzpa.ru/g02/g0212.html

ВС: нарушение прав потребителя презюмирует обязанность компенсировать моральный вред

Судом установлено, что 15 ноября 2015 г. между покупателем и продавцом заключен договор купли-продажи портативного персонального компьютера, гарантийный срок 12 месяцев. 21 ноября 2015 г. П. направила в адрес общества, являющегося импортером указанного товара на территории РФ, претензию с просьбой возвратить стоимость приобретенного компьютера, ссылаясь на наличие в нем дефектов, препятствующих его использованию по назначению. 22 декабря 2015 г. импортер отказался принимать товар и направил П. ответ с предложением обратиться к продавцу.

Читайте так же:  Ходатайство перед судом о производстве выемки

Исходя из преамбулы, п. 6 ст. 5, пп. 1, 3, 5 ст. 18 закона о защите прав потребителей, покупатель вправе, обратившись к импортеру, потребовать возврата стоимости технически сложного товара в случае обнаружения в нем недостатков в течение 15 дней со дня передачи его потребителю (в случае обнаружения существенных недостатков – по истечении указанного срока) при условии возврата товара ненадлежащего качества импортеру, на котором лежит обязанность по приему такого товара у потребителя.

Надлежащее исполнение импортером этой обязанности предполагает разъяснение потребителю порядка возврата товара импортеру и организацию приемки товара у потребителя.

При этом судом апелляционной инстанции не были учтены положения пп. 5, 6 ст. 13, ст. 22, п. 1 ст. 23 закона о защите прав потребителей.

Кроме того, отказывая в удовлетворении требования истца о компенсации морального вреда, суд апелляционной инстанции не учел, что в силу ст. 15 закона о защите прав потребителей моральный вред, причиненный потребителю вследствие нарушения изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами РФ, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей, подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины. Размер компенсации морального вреда определяется судом и не зависит от размера возмещения имущественного вреда.

Источник: http://legal.report/vs-narushenie-prav-potrebitelya-prezyumiruet-obyazannost-kompensirovat-moralnyj-vred/

Проблемы компенсации морального вреда по законодательству Российской Федерации

Проблемы определения размера компенсации морального вреда

Специфическая ситуация складывается в отношении определения размера компенсации морального вреда в российской правоприменительной практике. Проблема отсутствия точно сформулированных критериев и общего метода оценки размера компенсации морального вреда ставит судебные органы в сложное положение. Такая ситуация усугубляется как отсутствием каких-либо значимых рекомендаций или разъяснений Верховного Суда по этому вопросу, так и введением в действие второй части ГК РФ, где в ст. 1099-1101 установлены дополнительные требования, подлежащие учету судами при определении размера компенсации. Гражданский кодекс РФ: часть вторая от 26 янв. 1996 г. № 14-ФЗ// Собрание законодательства от 29 янв. 1996 г., № 5, Ст. 410.

Индивидуальные особенности потерпевшего в смысле ст. 151, 1101 ГК — это подлежащее доказыванию обстоятельство, которое суд должен устанавливать предусмотренными процессуальным законодательством способами и принимать во внимание при оценке действительной глубины (степени) физических или нравственных страданий и определении соответствующего размера компенсации.

Необходимым критерием размера компенсации во всех случаях будет средняя глубина страданий, или презюмируемый моральный вред для определенного вида правонарушения.

Презюмируемый моральный вред — это страдания, которые, по общему представлению, должен испытывать (не может не испытывать) «средний», «нормально» реагирующий на совершение в отношении него противоправного деяния человек. По существу, презюмируемый моральный вред отражает общественную оценку противоправного деяния.

Необходимо перейти к анализу критерия «характер физических и нравственных страданий». Вряд ли под характером страданий может пониматься что-либо иное, чем вид страданий. Для целей компенсации морального вреда законодатель подразделил страдания как общее понятие на нравственные и физические страдания. Исходя из требования, оценивать при определении размера компенсации характер физических и нравственных страданий, можно предположить, что законодатель намерен поставить размер компенсации в зависимость от видов как физических, так и нравственных страданий.

Под видами физических страданий можно понимать боль, удушье, тошноту, головокружение, зуд и другие болезненные симптомы (ощущения), под видами нравственных страданий — страх, горе, стыд, беспокойство, унижение и другие негативные эмоции. Кожевников О. А. Юридическая ответственность в системе права/ О. А. Кожевников. — Саратов: СГАП, 2003. — с. 213. — ISBN 5-21783-722-4.

Характер физических и нравственных страданий в таком понимании можно было бы учитывать и оценивать, если бы законодатель оказался в состоянии установить некую количественную соотносительность между перечисленными разновидностями таких страданий. По моему мнению, «учитывать» характер физических страданий можно, лишь принимая во внимание те нравственные страдания, которые могут оказаться с ним сопряжены (например, ощущение удушья может сопровождаться негативной эмоцией в виде страха за свою жизнь). Поэтому для определения размера компенсации следует, на мой взгляд, учитывать не вид (характер) нравственных или физических страданий, а характер и значимость тех нематериальных благ, которым причинен вред, поскольку именно их характер и значимость для человека и определяют величину причиненного морального вреда.

Упоминание в ст. 1101 ГК РФ об оценке характера физических и нравственных страданий с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, не привносит чего-либо существенно нового по сравнению со ст. 151 ГК РФ, поскольку фактически дублирует установленное в ней требование учета всех заслуживающих внимания обстоятельств, связанных с причинением морального вреда. Сравнительный анализ этих норм показывает, что учитывать при определении размера компенсации следует не любые фактические обстоятельства, при которых был причинен моральный вред, а только те из них, которые могут повлиять на определение размера компенсации и потому заслуживают внимания. Перечень таких обстоятельств дифференцируется в зависимости от вида неимущественных благ, затронутых правонарушением.

Вероятно, могут быть предложены различные базисные уровни размера компенсации морального вреда и методы определения ее размера.

Среди нарушений права лица на здоровье одним из наиболее опасных является причинение тяжкого вреда здоровью, в связи с чем презюмируемый моральный вред при причинении тяжкого вреда здоровью, совершенном с особой жестокостью, издевательствами или мучениями потерпевшего, принимается в предлагаемой методике за относительную единицу. Согласно ст. 111 УК РФ под тяжким вредом здоровью понимается причинение вреда здоровью, Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ// Собрание законодательства РФ от 17 июня 1996 г., № 25, Ст. 2954. опасного для жизни человека или повлекшего за собой потерю зрения, речи, слуха или какого-либо органа либо утрату органом его функций, а также причинение иного вреда здоровью, опасного для жизни или вызвавшего расстройство здоровья, соединенное со стойкой утратой трудоспособности не менее чем на одну треть или полной утратой профессиональной трудоспособности, либо выразившееся в неизгладимом обезображении лица, либо повлекшее за собой прерывание беременности, психическое расстройство, заболевание наркоманией или токсикоманией.

Читайте так же:  Акт ликвидационной комиссии образец основных средств

Применение этого базисного уровня и упомянутых выше соотношений максимальных санкций норм УК РФ позволяет разработать шкалу размеров компенсации презюмируемого морального вреда применительно к различным видам нарушений личности. Понятно, что такая шкала должна подвергаться корректировке при соответствующих изменениях законодательства. Это же касается и базисного размера компенсации, если изменения законодательства дадут основания полагать, что иной размер компенсации будет более разумным.

В табл. 1 показаны определенные на основе предлагаемого метода размеры компенсации презюмируемого морального вреда для различных видов правонарушений (см. Приложение А). Необходимо упомянуть еще два критерия оценки размера компенсации морального вреда: степень вины потерпевшего и имущественное положение гражданина — причинителя вреда. Использование этих критериев основано на ст. 1083 ГК РФ, применяемой к возмещению любых видов вреда, в том числе и морального.

Степень вины потерпевшего при наличии в его действиях грубой неосторожности, содействовавшей возникновению или увеличению вреда, является обязательным критерием оценки судом размера компенсации морального вреда. Суд может проявить снисхождение к причинителю вреда, приняв во внимание его имущественное положение при определении окончательного размера подлежащей выплате компенсации.

Для облегчения учета упомянутых критериев при определении размера компенсации действительного морального вреда можно рекомендовать применение формулы, объединяющей все эти критерии (см. Приложение Б).

Источник: http://vuzlit.ru/798092/problemy_kompensatsii_moralnogo_vreda_zakonodatelstvu_rossiyskoy_federatsii

Общие положения о возмещении морального вреда

Определение размера компенсации морального вреда

В ст. 151 ГК РФ законодателем установлены критерии, которые должны учитываться судом при определении размера компенсации морального вреда. Речь идет о вине нарушителя; степени физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред; иных случаях, заслуживающих внимания обстоятельства.

Видео (кликните для воспроизведения).

С момента введения в действия ч. 2 ГК РФ данные критерии были дополнены другими, установленными в ст. 1101: учитываются требования разумности и справедливости; характер физических и нравственных страданий должен оцениваться судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Так как из содержания ст. 1099 ГК РФ следует, что размер компенсации морального вреда должен определяться в соответствии со ст. 151, 1101 ГК РФ, рассмотрим существующие критерии оценки размера компенсации, определяемые применением этих норм.

Одним из критериев является степень вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. Перечни случаев, когда вина не является основанием ответственности, указаны в ст. 1100 ГК РФ. Здесь, прежде всего, следует отметить, что при так называемой смешанной вине, т.е. при наличии вины потерпевшего в причинении ему морального вреда, должны применяться нормы ст. 1083 ГК РФ. В таких ситуациях должна учитываться и степень вины причинителя вреда (т.е. умысел или грубая неосторожность), а также отсутствие вины причинителя вреда — если он обязан возмещать его независимо от вины.

При этом ст. 151 ГК обязывает суд при определении размера компенсации принимать во внимание «степень вины нарушителя» всегда, а ст. 1101 ГК — учитывать «степень вины причинителя вреда», но лишь в тех случаях, «когда вина является основанием возмещения вреда». Эта последняя оговорка приводит к тому, что если, например, вред причинен распространением сведений, порочащих деловую репутацию гражданина, то размер взыскиваемой компенсации не зависит от того, действовал ли причинитель вреда умышленно, допустив легкую неосторожность, или даже невиновно. Думается, такая норма неоправданна. Здесь более логичной представляется норма, содержащаяся в ст. 151 ГК: суд всегда должен учитывать наличие или отсутствие вины причинителя вреда, а при наличии вины — учитывать ее степень Казанцев В. Возмещение морального вреда // Российская юстиция, 1996, №5, с.48-49..

Другими словами, необходимым критерием размера компенсации во всех случаях будет средняя глубина страданий, или презюмируемый моральный вред, для определенного вида правонарушения. Презюмируемый моральный вред — это страдания, которые должен испытывать (т.е. не может не испытывать) «средний», «нормально» реагирующий на совершение, в отношении него противоправного деяния, человек.

Проанализируем указанные в ст. 1101 ГК РФ такие критерии, как требование разумности и справедливости. Анализ ст. 1101 ГК РФ в части требований разумности и справедливости целесообразно проводить с учетом ст.6 ГК РФ, устанавливающей правила применения аналогии права. Согласно этой норме, при невозможности использования аналогии закона, права и обязанности сторон определяются исходя из общих начал и смысла гражданского законодательства (аналогия права) и требований добросовестности, разумности и справедливости. Эти понятия дают большой простор судейскому усмотрению при решении конкретного дела. Не случайно компенсация морального вреда оказалась единственным гражданско-правовым институтом (понятие разумности содержится также в ст. 10 ГК, но имеет там иное содержание), где законодатель специально предписал учитывать требования разумности и справедливости при определении размера компенсации морального вреда. В данном случае, прежде всего, принимается во внимание то, глубина страданий не поддается точному измерению и в деньгах неизмерима в принципе. Поэтому нельзя говорить о какой-либо эквивалентности ее размеру компенсации. Однако разумно и справедливо предположить, что размер компенсации должен быть адекватен перенесенным страданием.

Несправедливо было бы присудить при прочих равных обстоятельствах (равной степени вины причинителя вреда, отсутствии существенных индивидуальных особенностей потерпевшего и других заслуживающих внимания обстоятельств) компенсацию лицу, перенесшему страдания в связи с нарушением его личного неимущественного права на неприкосновенность произведения, в размере, равном или большем, компенсации, присужденной лицу, перенесшему страдания в связи с нарушением его личного неимущественного права на здоровье, выразившееся в утрате зрения или слуха (обобщение судебной практике позволяет сделать вывод о том, что подобные случаи нередки). Поэтому требование разумности и справедливости следует рассматривать как обращенное к суду требование о соблюдении разумных и справедливых соотношений присуждаемых по разным делам размеров компенсации морального вреда.

Практика применения норм о компенсации морального вреда выработала ряд дополнительных рекомендаций для определения размера компенсации. Так, в постановлении Пленума Верховного суда РФ от 29 сентября 1994г. указано, что размер компенсации не может быть поставлен в зависимость от стоимости товара (работы, услуги) или суммы подлежащей взысканию неустойки, а должен основываться на характере и объеме причиненных потребителю нравственных и физических страданий в каждом конкретном случае.

Читайте так же:  Доверенность на право подписи бухгалтерской отчетности

В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 28 апреля 1994г. «О судебной практике по делам о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья» приведены дополнительные обстоятельства, которые следует учитывать при определении размера компенсации за моральный вред: степень тяжести травм иного повреждения здоровья, имущественное положение причинителя вреда. При этом следует особо подчеркнуть, что размер компенсации морального вреда не может быть поставлен в зависимость от размера удовлетворенного иска о возмещении материального вреда, убытков и других материальных требований.

Для учета степени вины потерпевшего и имущественного положения гражданина — причинителя вреда при определении размера компенсации действительного морального вреда, Эрделевский рекомендует применение следующей формулы D= d*fv*j*c(1-fs). В этой формуле приняты следующие обозначения: D-размер компенсации действительного морального вреда; fv — степень вины причинителя вреда; при этом 0

Источник: http://studwood.ru/1202807/pravo/obschie_polozheniya_vozmeschenii_moralnogo_vreda

Адвокат добился десятикратного увеличения присужденной оправданному компенсации морального вреда

Член Совета АП Ленинградской области Руслан Айдамиров рассказал «АГ», как ему удалось добиться десятикратного увеличения размера присужденной его оправданному доверителю компенсации морального вреда за незаконное уголовное преследование

Как ранее писала «АГ», в ноябре 2015 г. В. Никандров и Р. Мустаков, будучи в состоянии опьянения, а также Сергей Вилошкин, находясь в лесу недалеко от деревни Ольеши Ленинградской области, нанесли А. Ершову удары ногами и руками, а также не менее 12 ударов ножом в грудь, спину и шею. Вследствие кровопотери от полученных ранений Ершов умер на месте. После этого все трое спрятали труп в лесу. При этом суд установил, что ножом погибшего били только Никандров и Мустаков. Виновным в совершении преступления никто из них себя не признавал.

В марте 2017 г. по итогам рассмотрения дела в Ленинградском областном суде с участием присяжных заседателей Мустаков и Никандров были признаны виновными в убийстве и приговорены к 12 и 8 годам лишения свободы соответственно. Вилошкина, которого защищал Руслан Айдамиров, присяжные оправдали: за ним было признано право на реабилитацию.

Взыскание компенсации морального вреда: первая инстанция

В январе 2018 г. Сергей Вилошкин обратился в Приморский районный суд г. Санкт-Петербурга с иском о взыскании с Минфина России компенсации морального вреда в 1 млн руб. и судебных расходов в 10 тыс. руб.

В обоснование требований он указал, что в отношении него СУ СК России по Ленинградской области было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ. В феврале 2016 г. в отношении него была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, в июне того же года он был освобожден под подписку о невыезде, а в марте 2017 г. оправдан в связи с отсутствием в его действиях состава преступления.

Сергей Вилошкин отметил, что незаконными действиями должностных лиц, осуществлявших уголовное преследование, ему был причинен моральный вред, поскольку на момент привлечения к ответственности он учился в техникуме, ранее к ответственности не привлекался, а кроме того, не достиг совершеннолетия.

Также он указал, что продолжительность производства по уголовному делу составила около полутора лет, в течение которых он пребывал в постоянном нервном напряжении, испытывая страх за свое будущее, обиду, возмущение из-за незаконного привлечения к уголовной ответственности. Истец добавил, что испытывал чувство подавленности из-за того, что были опорочены его честное имя и репутация. Кроме того, ему не были принесены извинения от имени государства.

Адвокат Вилошкина Руслан Айдамиров в суде исковые требования поддержал. Представитель Минфина в свою очередь посчитала размер заявленной компенсации завышенным. Представитель СК, возражая против удовлетворения иска, указала, что Следственное управление признает право истца на реабилитацию, но тот обязан доказать обстоятельства, на которые он ссылается, а они представлены не были.

В судебном заседании в качестве свидетеля была заслушана мать реабилитированного. Она отметила, что сын находился в упадке – переживал, нервничал, его лицо было постоянно опухшим и оттекшим, возникли проблемы с приемом пищи.

При вынесении решения суд принял во внимание обстоятельства обвинения истца, его несовершеннолетний возраст на момент привлечения к уголовной ответственности, данные о личности и конкретные обстоятельства дела. «Вместе с тем довод об ухудшении состояния здоровья Вилошкина С.Ю. во время уголовного преследования суд находит несостоятельным, так как в нарушение требований ст. 56 ГПК РФ достоверных доказательств того, что состояние здоровья ухудшилось в связи с осуществлением предварительного расследования и судебного следствия, суду не представлено», – отметила первая инстанция.

Также суд сослался на п. 21 Постановления Пленума ВС от 29 ноября 2011 г. № 17, в котором указано, что при определении размера денежной компенсации морального вреда реабилитированному необходимо учитывать степень и характер физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями данного лица, и иные заслуживающие внимания обстоятельства (продолжительность судопроизводства, длительность и условия содержания под стражей, вид исправительного учреждения и т.д.), а также требования разумности и справедливости.

«Таким образом, факт причинения нравственных страданий истцу, незаконно подвергшемуся уголовному преследованию, не нуждается в подтверждении дополнительными доказательствами», – подчеркнул суд. Руководствуясь положениями ст. ст. 151, 1101 ГК РФ, первая инстанция взыскала с Минфина в пользу реабилитированного компенсацию морального вреда в размере 30 тыс. руб. и расходы на оплату услуг представителя – 10 тыс. руб.

Апелляция поддержала решение первой инстанции

Не согласившись с решением, Сергей Вилошкин обжаловал его в апелляцию. В жалобе он просил взыскать компенсацию морального вреда в заявленном им размере. Кроме того, от Руслана Айдамирова поступило ходатайство о взыскании судебных расходов в размере 30 тыс. руб., понесенных его доверителем на оплату услуг представителя в апелляционной инстанции.

Представитель Минфина вновь просил отменить решение суда как незаконное в связи с нарушением норм процессуального права, полагая, что истцом не представлено доказательств причинения ему нравственных страданий.

Заслушав стороны, Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда отметила, что размер компенсации морального вреда в 30 тыс. руб. установлен судом в соответствии с требованиями законодательства. Она указала, что системное толкование положений ст. 1070 и 1100 ГК свидетельствует о том, что законодатель презюмирует причинение лицу морального вреда самим фактом незаконного уголовного преследования. Доказыванию в данном случае подлежит лишь размер компенсации.

Читайте так же:  Порядок обжалования апелляционных решений судебных решений

Суд отметил, что доводы апелляционных жалоб не содержат данных, которые не были бы проверены первой инстанцией при рассмотрении дела, но имели бы существенное значение для его разрешения, или сведений, опровергающих выводы суда, и не могут являться основанием к отмене или изменению решения. Кроме того, при рассмотрении дела нижестоящий суд не допустил нарушения или неправильного применения норм материального или процессуального права.

Также апелляционная инстанция указала, что согласно п. 11, 12, 13 Постановления Пленума ВС от 21 января 2016 г. № 1 расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, взыскиваются судом с другого лица, участвующего в деле, в разумных пределах. Суд подчеркнул, что разумными следует считать такие расходы на оплату услуг представителя, которые при сравнимых обстоятельствах обычно взимаются за аналогичные услуги. При определении разумности могут учитываться объем заявленных требований, цена иска, сложность дела, объем оказанных представителем услуг, время, необходимое на подготовку им процессуальных документов, продолжительность рассмотрения дела и другие обстоятельства.

Таким образом, судебная коллегия взыскала в пользу истца с Минфина 5 тыс. руб. Решение первой инстанции было оставлено без изменений.

Истец посчитал присужденную сумму несправедливой

Обжалуя решение в Президиум Санкт-Петербургского городского суда, Сергей Вилошкин указал, что по итогам судебных разбирательств, после вычета судебных расходов, за полтора года, из которых он свыше 4 месяцев провел под стражей, ему присудили 5 тыс. руб.

Заявитель подчеркнул, что привлечение к уголовной ответственности и заключение под стражу неизбежно причиняют стресс и страдания всякому законопослушному человеку. В данном случае его страдания были усилены многократно вследствие юного возраста, разлуки с родителями, отсутствия жизненного опыта и навыков общения в криминальной среде, а также осознанием того, что лишения он претерпевает, будучи невиновным.

Сергей Вилошкин добавил, что живет в небольшом поселке, где сведения о том, что он обвиняется в убийстве, сразу стали известны жителям, среди которых большое количество людей, мыслящих консервативно, и полагающих, что правоохранители не ошибаются. Вплоть до вынесения приговора он испытывал подавленность от того, что были опорочены его честное имя и репутация.

В кассационной жалобе заявитель сослался на определение Санкт-Петербургского городского суда от 4 декабря 2017 г. по делу № 33-26009/2017, которым в пользу истицы было взыскано 250 тыс. руб., притом что она ни дня не провела под стражей.

Сергей Вилошкин попросил изменить решение, взыскав с Минфина 1 млн руб. компенсации морального вреда и 40 тыс. руб. процессуальных издержек.

Вынося постановление, Президиум Санкт-Петербургского городского суда указал, что нельзя согласиться с тем, что ухудшение здоровья Сергея Вилошкина не связано с осуществлением предварительного и судебного следствия.

Кассация отметила, что в п. 8 Постановления Пленума ВС от 20 декабря 1994 г. № 10 разъяснено, что размер компенсации морального вреда зависит от характера и объема причиненных истцу нравственных или физических страданий, степени вины ответчика в каждом конкретном случае, иных заслуживающих внимания обстоятельств и не может зависеть от размера возмещенных материальных требований.

Кроме того, суд сослался на ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и прецедентную практику ЕСПЧ, согласно которым понятие «семейная жизнь» не относится исключительно к основанным на браке отношениям и может включать другие семейные связи, в том числе между родителями и совершеннолетними детьми. «Однако судами первой и апелляционной инстанций нормы Конвенции о защите прав человека и основных свобод и разъяснения вышеприведенного постановления Пленума при разрешении спора применены не были», – подчеркивается в постановлении.

Также в п. 2 и 4 Постановления № 10 разъясняется, что моральный вред может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий.

Кассационная инстанция также указала, что суды при определении размера компенсации не приняли во внимание личность истца, который ранее не привлекался к уголовной ответственности, являлся добропорядочным членом общества, учился в техникуме, в связи с чем незаконное привлечение его к ответственности за особо тяжкое преступление и длительное нахождение под стражей явились существенным психотравмирующим фактором.

В итоге апелляционное определение в части взыскания в пользу заявителя компенсации морального вреда в 30 тыс. руб. было отменено, а дело направлено на новое апелляционное рассмотрение.

Повторное рассмотрение в апелляции и мнение адвоката

31 января при повторном рассмотрении дела Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда отметила, что, указывая на неправомерное длительное содержание под арестом и ненадлежащие условия содержания, истец апеллировал к международной практике, однако нормы Конвенции в совокупности с положениями ст. 151 ГК применены не были.

В итоге суд определил с учетом практики ЕСПЧ взыскать в пользу заявителя компенсацию из расчета 2000 руб. за сутки содержания под стражей, а также 200 руб. за сутки подписки о невыезде и надлежащем поведении, что составило 300 тыс. руб.

В комментарии «АГ» Руслан Айдамиров с сожалением отметил, что сложившаяся практика не позволяет предположить, какое решение примет суд. «Несмотря на то что человек полгода незаконно находился в СИЗО, а потом год под подпиской о невыезде, добиться справедливости удалось только в Президиуме Санкт-Петербургского городского суда», – указал он.

Адвокат добавил, что его доверитель доволен присужденной компенсацией, поэтому апелляционное определение обжаловано не будет. «За период, пока шел судебный процесс, он успел отслужить в армии. Присужденная сумма будет хорошим подспорьем, чтобы начать сознательную жизнь», – заключил он.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://www.advgazeta.ru/novosti/advokat-dobilsya-desyatikratnogo-uvelicheniya-prisuzhdennoy-opravdannomu-kompensatsii-moralnogo-vreda/

Презюмируемый моральный вред
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here