Нарушение процессуальных прав на защиту

Проводим инструктаж по теме: "Нарушение процессуальных прав на защиту". Здесь собрана информация из авторитетных источников и даны комментарии. Однако, каждый случай индивидуален. Всегда имеются нюансы. Если есть вопросы, то вы всегда можете их задать дежурному консультанту.

Статья 16. Обеспечение подозреваемому и обвиняемому права на защиту

СТ 16 УПК РФ

1. Подозреваемому и обвиняемому обеспечивается право на защиту, которое они могут осуществлять лично либо с помощью защитника и (или) законного представителя.

2. Суд, прокурор, следователь и дознаватель разъясняют подозреваемому и обвиняемому их права и обеспечивают им возможность защищаться всеми не запрещенными настоящим Кодексом способами и средствами.

3. В случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, обязательное участие защитника и (или) законного представителя подозреваемого или обвиняемого обеспечивается должностными лицами, осуществляющими производство по уголовному делу.

4. В случаях, предусмотренных настоящим Кодексом и иными федеральными законами, подозреваемый и обвиняемый могут пользоваться помощью защитника бесплатно.

Комментарий к Статье 16 Уголовно-процессуального кодекса

1. Правовую основу действия данного принципа в уголовном судопроизводстве составляют ст. ст. 48, 49 Конституции РФ, которые гарантирует каждому право на получение квалифицированной юридической помощи, а в случаях, предусмотренных законом, юридическая помощь оказывается бесплатно (ч. 1 ст. 48 Конституции РФ). Кроме того, положения данного принципа провозглашаются и в международно-правовых актах: Международном пакте о гражданских и политических правах (подп. «d» п. 3 ст. 14) и Конвенции о защите прав человека и основных свобод (подп. «c» п. 3 ст. 6), в соответствии с которыми каждый при рассмотрении любого предъявленного ему уголовного обвинения вправе защищать себя лично или через посредство выбранного им самим защитника, а если он не имеет защитника, то вправе быть уведомленным об этом праве и иметь назначенного ему защитника в любом случае, когда того требуют интересы правосудия, безвозмездно для него, когда у него недостаточно средств для оплаты этого защитника.

2. Все положения, которые регламентируют право подозреваемого, обвиняемого в уголовном судопроизводстве, касаются не только данных участников уголовного процесса, но и в соответствии с родовым понятием «обвиняемый», а также положениями ч. 1 ст. 47 УПК РФ подсудимого, осужденного. При этом весь спектр, составляющий право на защиту в отношении данных участников уголовного судопроизводства, может действовать как в совокупности, так и в отдельности при производстве по уголовным делам.

4. Нарушение принципа обеспечения подозреваемому, обвиняемому, подсудимому, осужденному права на защиту влечет за собой отмену либо изменение итогового судебного решения вышестоящей судебной инстанцией при производстве по уголовным делам. Так, к примеру, в соответствии с п. 4 ч. 2 ст. 389.17 УПК РФ безусловным основанием к отмене или изменению судебного решения является рассмотрение уголовного дела без участия защитника, если его участие является обязательным, или с иными нарушениями права обвиняемого пользоваться защитой с помощью защитника. Так, Определением Судебной коллегии ВС РФ от 26 июля 2012 г. N 53-Д12-14 дело о покушении на организацию незаконного сбыта наркотических средств, приготовлении к незаконному сбыту наркотических средств направлено на новое судебное рассмотрение, так как судом надзорной инстанции нарушено право осужденного на защиту .
———————————
Там же.

5. Содержание принципа обеспечения права на защиту включает в себя ряд положений, которые сами составляют определенные критерии институциональности (инструментальности) в уголовном судопроизводстве. Кроме того, некоторые положения состоят из самого содержания принципа обеспечения права на защиту, другие корреспондируют с нормами УПК РФ, а некоторые регламентируются Конституцией РФ и международными нормативными правовыми актами. Содержание принципа обеспечения подозреваемому и обвиняемому права на защиту включает в себя следующее:

1) обязанность обеспечить право на защиту подозреваемому, обвиняемому в уголовном судопроизводстве. В силу публичности уголовно-процессуальных отношений обязанность по обеспечению права на защиту возлагается на государство;

2) право на защиту подозреваемого, обвиняемого в уголовном судопроизводстве может быть осуществлено лично подозреваемым, обвиняемым; с помощью защитника; с помощью законного представителя;

3) право на защиту, которое связано с оказанием квалифицированной юридической помощи при производстве по уголовному делу;

4) обязанность суда, прокурора, следователя, дознавателя разъяснить подозреваемому, обвиняемому их право защищаться всеми не запрещенными нормами УПК РФ способами и средствами;

5) из вышеназванного элемента содержания права на защиту вытекает одна из составляющих права на защиту — осознание подозреваемым, обвиняемым наличия у них права защищаться всеми способами и средствами, не запрещенными нормами УПК РФ;

6) наделение подозреваемого, обвиняемого всеми процессуальными правами, которые позволяют обеспечить не только реализацию права на защиту, но и нормальное положение подозреваемого, обвиняемого в случае избрания и применения в отношения их мер уголовно-процессуального принуждения при производстве по уголовному делу;

7) обеспечение реальной возможностью пользоваться помощью защитника, в том числе и бесплатно, а в случаях, предусмотренных законом, — также законного представителя, которые наделены процессуальными правами и обязанностями, обеспечивающими достижение целей их участия в уголовном судопроизводстве. Участие защитника и (или) законного представителя подозреваемого, обвиняемого обеспечивается должностными лицами, ответственными за производство по делу;

8) действие презумпции невиновности при производстве по уголовным делам.

Практика ЕСПЧ с учетом положений ЕКПЧ в качестве дополнительных элементов, которые составляют содержание принципа права на защиту, выделяет следующие элементы:

а) стандарты «добросовестного, сознательного и разумного отказа» от защитника ;
———————————
Данное положение нашло свое отражение в таких решениях ЕСПЧ, как дело Talat Tunc v. Turkey, Постановление от 27 марта 2007 г.; дело Jones v. the United Kingdom, Постановление от 9 сентября 2003 г.; дело Pishcalnikov v. Russia, Постановление от 24 сентября 2009 г.; и др. // http://europeancourt.ru/uploads/ (дата обращения: 27.05.2015).

б) право на беспрепятственную коммуникацию обвиняемого с выбранным или назначенным защитником ;
———————————
Данное положение нашло свое отражение в таких решениях ЕСПЧ, как дело Moiseev v. Russia, Постановление от 9 октября 2008 г.; дело S. v. Switzerland, Постановление от 28 ноября 1991 г.; дело Castravet v. Moldova, Постановление от 13 марта 2007 г.; и др. // http://europeancourt.ru/uploads/ (дата обращения: 27.05.2015).

в) конфиденциальность коммуникации адвоката-защитника с обвиняемым и сведений, полученных защитником в ходе такого общения (адвокатская тайна) ;
———————————
Данное положение нашло свое отражение в таких решениях ЕСПЧ, как дело Smirnov v. Russia, Постановление от 7 июня 2007 г.; дело Kempers v. Austria, Постановление от 27 февраля 1997 г.; дело Lantz v. Austria, Постановление от 21 января 2002 г.; и др. // http://europeancourt.ru/uploads/ (дата обращения: 27.05.2015).

г) право обвиняемого и его защитника на доступ к материалам уголовного дела и на получение необходимых копий процессуальных документов ;
———————————
Данное положение нашло свое отражение в таких решениях ЕСПЧ, как дело Foucher v. France, Постановление от 18 марта 1997 г.; дело Kremzow v. Austria, Постановление от 27 февраля 1997 г.; дело Mirialashvili v. Russia, Постановление от 11 декабря 2008 г.; и др. // http://europeancourt.ru/uploads/ (дата обращения: 27.05.2015).

Читайте так же:  Обжалование определения суда об обеспечении иска

д) право на своевременность встреч с защитником ;
———————————
Данное положение нашло свое отражение в таких решениях ЕСПЧ, как дело Mayzit v. Russia, Постановление от 20 января 2005 г.; дело Bogumil v. Portugal, Постановление от 7 октября 2008 г.; и др. // http://europeancourt.ru/uploads/ (дата обращения: 27.05.2015).

е) право подозреваемого, обвиняемого на свободный выбор защитника .
———————————
Данное положение нашло свое отражение в таких решениях ЕСПЧ, как дело Popov v. Russia, Постановление от 13 июля 2006 г.; дело Groissant v. Germany, Постановление от 25 сентября 1992 г.; и др. // http://europeancourt.ru/uploads/ (дата обращения: 27.05.2015).

При этом некоторые положения дополнительных элементов, которые составляют содержание принципа права на защиту и нашли свое отражение в решениях ЕСПЧ, определены в действующем уголовно-процессуальном законодательстве РФ.

Аналогичная позиция была высказана и Конституционным Судом РФ в Постановлении от 28 января 1997 г. N 2-П. Так, Конституционный Суд отмечает, что «участие в качестве защитника в ходе предварительного расследования дела любого лица по выбору подозреваемого или обвиняемого может привести к тому, что защитником окажется лицо, не обладающее необходимыми профессиональными навыками, что несовместимо с задачами правосудия и обязанностью государства гарантировать каждому квалифицированную юридическую помощь» ().

См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 27 марта 1996 г. N 8-П // .

Понятие, форма удостоверения адвоката определены Приказом Минюста России от 5 февраля 2008 г. N 20 «Об утверждении Административного регламента исполнения территориальными органами Федеральной регистрационной службы государственной функции по ведению реестра адвокатов субъекта РФ и выдаче адвокатам удостоверений» // РГ. 2008. 25 апр. N 4648.

Данная позиция отражена и в ч. 10 Постановления Пленума ВС РФ от 27 ноября 2012 г. N 26 «О применении норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде апелляционной инстанции» // .

См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 27 марта 1996 г. «По делу о проверке конституционности статей 1 и 21 Закона Российской Федерации от 21 июля 1993 года «О государственной тайне» в связи с жалобами граждан В.М. Гурджиянца, В.Н. Синцова, В.Н. Бугрова и А.К. Никитина», а также Определение Конституционного Суда РФ от 6 июля 2000 г. N 128-О // .

Принят 28 октября 1988 г. Советом коллегий адвокатов и юридических сообществ Европейского союза в Страсбурге // .

8. Сам процессуальный порядок разъяснения судом, прокурором, следователем и дознавателем прав подозреваемому, обвиняемому, подсудимому, осужденному регламентирован нормами УПК РФ. Время и порядок разъяснения прав данным участникам уголовного судопроизводства предусматривается ч. 6 ст. 47, ч. 1 ст. 92, ст. 172 и др. (см. подробнее комментарий к данным статьям).

9. Во всех случаях судам надлежит реагировать на каждое выявленное нарушение или ограничение права обвиняемого на защиту. При наличии к тому оснований суд, в частности, вправе признать полученные доказательства недопустимыми (ст. 75 УПК РФ), возвратить уголовное дело прокурору в порядке, установленном ст. 237 УПК РФ (ч. 3 ст. 389.22, ч. 3 ст. 401.15 УПК РФ), изменить или отменить судебное решение (ст. 389.17, ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ) и (или) вынести частное определение (постановление), в котором обратить внимание органов дознания, предварительного следствия, соответствующей адвокатской палаты или нижестоящего суда на факты нарушений закона, требующие принятия необходимых мер (ч. 4 ст. 29 УПК РФ) .
———————————
См.: п. 18 Постановления Пленума ВС РФ от 30 июня 2015 г. N 29 «О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве» // .

Источник: http://upkod.ru/chast-1/razdel-1/glava-2/st-16-upk-rf

Нарушено ли право на защиту?

Николенко О.В., судья Ленинградского областного суда.

В настоящее время практически не подвергается критике положение ст. 75, ч. 2, п. 1, УПК РФ о том, что показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде, относятся к недопустимым доказательствам.

Очевидно, что это положение направлено прежде всего на то, чтобы пресекать существующую практику получения доказательств в отсутствие защитника, что, к сожалению, иногда открывает возможность применения недопустимых мер для получения таких доказательств.

Вместе с тем возникает вопрос: не противоречит ли данная норма уголовно-процессуального закона Конституции Российской Федерации и общепризнанным нормам международного права, достаточно ли лишь одного заявления лица, отказавшегося в судебном заседании от своих показаний в рамках предварительного следствия, для признания данного доказательства недопустимым?

Так, по одному из уголовных дел, рассмотренному в Ленинградском областном суде (дело возбуждено в период действия УПК РСФСР и окончено расследованием в период действия УПК РФ), в стадии предварительного слушания, в ходе которого дело в порядке ст. 237 УПК РФ было возвращено прокурору, судья по ходатайству обвиняемого исключил из совокупности доказательств протокол осмотра места происшествия с участием обвиняемого, так как данное следственное действие проведено в отсутствие адвоката.

Однако из материалов дела следует, что инициатива выйти на место происшествия принадлежала именно обвиняемому, который при предшествующем допросе с участием защиты указал, что «готов показать, как все произошло, на месте», отразив, что «при производстве этого следственного действия адвокат ему не нужен, а его активную помощь в раскрытии дела просит учесть в качестве смягчающего обстоятельства».

В этой связи необходимо установить, а в чем конкретно выразились нарушения прав обвиняемого, с согласия которого было проведено указанное следственное действие, являются ли они существенными, свидетельствующими об игнорировании гарантированных Конституцией Российской Федерации прав человека и гражданина.

Оспариваемое следственное действие, если его оценивать в соответствии со ст. ст. 4, 88 УПК РФ, позволяет констатировать, что осмотр места происшествия произведен с соблюдением требований ст. 179 УПК РСФСР, с участием понятых, которые в соответствии со ст. 135 УПК РСФСР удостоверили факт, содержание и результаты действий, при которых присутствовали; при этом обвиняемому перед началом следственного действия были разъяснены права, указанные в ст. 46 УПК РСФСР, а также положение ст. 51 Конституции РФ.

Поэтому необходимо проанализировать, нарушено ли право обвиняемого на защиту в конкретном случае.

Статья 48 Конституции РФ гарантирует каждому право на оказание квалифицированной юридической помощи, при этом задержанный, заключенный под стражу, обвиняемый имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента соответственно задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения.

Указанный принцип обеспечения права подозреваемого и обвиняемого на защиту закреплен и в ст. 16 УПК РФ, согласно которой лицу предоставляется возможность осуществлять защиту лично либо с помощью защитника и (или) законного представителя.

Читайте так же:  Генеральная доверенность на недвижимость с правом

Следовательно, исходя из требований закона, лицо имеет право определиться относительно реальной возможности осуществления своей защиты, считая возможным защищаться лично либо иным образом, в том числе с привлечением квалифицированного юриста.

Это положение закона соответствует и статье 6, ч. 3, п. «с», Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, ратифицированной Российской Федерацией в 1998 г., согласно которой каждый человек имеет право защищать себя лично или через посредство выбранного им защитника или, если у него нет достаточных средств для оплаты услуг защитника, иметь назначенного ему защитника бесплатно, когда того требуют интересы правосудия, а также ст. 14, ч. 3, п. «d», Международного пакта о гражданских и политических правах.

В этой связи следует исходить из того, что под «правом на защиту» понимается не только непосредственное участие защитника (адвоката или иного лица) в уголовном процессе в соответствии с требованиями ст. ст. 50 — 51 УПК РФ, но и конкретные права подозреваемого, обвиняемого, подсудимого по реализации своего права на защиту, в частности право быть судимым в его присутствии, право дать показания, представлять доказательства, обращаться с заявлениями и ходатайствами, допрашивать показывающих против него лиц, обжаловать действия и решения органов и должностных лиц, осуществляющих уголовное преследование, и суда, защищаться иными средствами и способами, не запрещенными законом.

Следовательно, если гражданин изъявляет желание осуществлять свою защиту лично, в случае реального обеспечения защитой, но в силу статьи 52 УПК РФ от нее (защиты) отказавшийся, то лишение его этой возможности будет являться нарушением его конституционного права, если указанное не входит в противоречие с требованиями ст. 51 УПК РФ, то есть когда лицо не является несовершеннолетним, не страдает физическими или психическими недостатками либо не владеет языком, на котором ведется судопроизводство.

Пленум Верховного Суда РФ в п. 2 Постановления N 1 от 5 марта 2004 года «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» указал, что, решая вопрос о том, является ли доказательство по уголовному делу недопустимым по основаниям, указанным в пункте 3 части 2 статьи 75 УПК РФ, суд должен в каждом случае выяснить, в чем конкретно выразилось допущенное нарушение.

Указанное положение соответствует и разъяснению Пленума Верховного Суда РФ, содержащемуся в Постановлении N 8 от 31 октября 1995 г. «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия», согласно пункту 16 которого доказательства должны признаваться полученными с нарушением закона, если при их собирании и закреплении были нарушены гарантированные Конституцией Российской Федерации права человека и гражданина или установленный уголовно-процессуальным законодательством порядок их собирания и закрепления, а также если собирание и закрепление доказательств осуществлено ненадлежащим лицом или органом либо в результате действий, не предусмотренных процессуальным законом.

Исходя из этого, решая вопрос о допустимости того или иного доказательства, суд обязан выяснять порядок собирания доказательств, предусмотренный ст. 86 УПК РФ, проверять их в соответствии со ст. 87 УПК РФ, применяя в отношении каждого доказательства правила оценки (ст. 88 УПК РФ).

Давая разъяснение применительно лишь к п. 3 ч. 2 ст. 75 УПК РФ, Верховный Суд РФ тем не менее отдельно высказал позицию относительно реализации права на защиту, указав в пункте 3 Постановления N 1 от 05.03.2004 на необходимость выяснять причину отказа от защитника с целью установления, не был ли отказ вынужденным, и констатируя, что отказ от защитника может быть принят судом, если будут выяснены причины отказа от защитника, а его участие фактически было обеспечено, что по сути своей предполагает возможность оценки прежних показаний лица с позиции их допустимости.

Эта же позиция отражена и в пункте 17 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 8 от 31 октября 1995 г., который предусматривает возможность принятия судом заявленного отказа от защитника, когда он не является вынужденным, при реальной возможности участия защитника в деле.

Таким образом, сущность понятия права на защиту, предусматривающая право выбора лицом линии своей защиты, в том числе осуществлять свою защиту лично, соответствует как Конституции РФ, так и нормам международного права, а поэтому положения п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК РФ, как противоречащие нормам международного права, не могут учитываться при оценке доказательств, и в данном случае в соответствии с ч. 4 статьи 15 Конституции РФ, ст. 1 УПК РФ должны применяться правила международного договора, в связи с чем оснований для признания прежних показаний подозреваемого или обвиняемого, от которых последовал отказ, недопустимыми не имеется.

Указанное вытекает и из положения Пленума Верховного Суда N 1 от 05.03.2004 о том, что вынесение приговора с соблюдением процедур, установленных Уголовно-процессуальным кодексом РФ, не может расцениваться как нарушение прав подсудимого на защиту, если отказ от защитника был заявлен в письменном виде или отражен в протоколе соответствующего следственного действия.

Кроме того, представляется, что простой констатации того, что подсудимый (обвиняемый) не подтверждает свои прежние показания, явно недостаточно для принятия решения по существу.

Необходимо выяснить, какие конкретно показания он не подтверждает, а это невозможно без исследования содержания текста протокола следственного действия, тем более что зачастую на практике лица лишь отрицают отдельные обстоятельства, касаемые, как правило, своих действий, в то время как подтверждают иную информацию, которая может иметь доказательственное значение при подтверждении совокупностью иных доказательств.

В этой связи уместно упомянуть решение Европейского суда по правам человека, принятое 23 апреля 2002 года по вопросу приемлемости жалобы N 48040/99 «Евгений Железов против Российской Федерации».

Заявитель, обращаясь в Европейский суд, жаловался, что после его задержания по подозрению в совершении преступления у него не было защитника в течение нескольких дней (до того, как он заключил соглашение с конкретным адвокатом), т.к. назначенный защитник не присутствовал при проведении следственного действия, вследствие чего в ходе его допросов он признал, что совершил преступление, и его признательные показания послужили основанием для его осуждения.

Европейский суд, решив, что жалоба заявителя на предполагаемое непредоставление защитника, является явно необоснованной по смыслу п. 3 ст. 35 Конвенции, указал, что заявитель был осведомлен о своем законном праве иметь защитника и отказался от какого-либо защитника, кроме того, нет никаких доказательств, что заявителя заставили отвечать на вопросы следователя или его каким-то образом запугали для того, чтобы он написал признание своей вины, а также нет доказательств, что заявитель не имел возможности выбора между отказом от дачи показаний и активным участием в допросе, наконец, нет никаких свидетельств того, что заявление о признании вины, сделанное в отсутствие защитника, отличается от иных заявлений.

Читайте так же:  Некоммерческое партнерство лига медиаторов поволжья

Результаты рассмотрения данной жалобы в Европейском суде по правам человека, учитывая Постановление N 5 Пленума Верховного Суда РФ от 10 октября 2003 г. «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации», также убеждают в том, что вопрос о способе защиты является правом конкретного лица, который вправе избрать любую позицию, при условии реального обеспечения этого права, с разъяснением всех требований закона и с учетом интересов правосудия.

Источник: http://wiselawyer.ru/poleznoe/8448-narusheno-pravo-zashhitu

  • Судебная практика
  • Статьи
  • Персональные
  • Кулуары
  • Форум Юристов
  • Клуб Адвокатов
  • Новости проекта
  • Песочница
  • Все разделы
  • Все категории

Жизнь после госслужбы или Как не упустить новые возможности)

Первая публикация) Немного волнительно.
Итак, 5 месяцев назад закончились моя трудовая деятельность в госорганах длиною в 10 лет.

Источник: http://pravorub.ru/articles/14006.html

Всё об уголовных делах

Право на защиту, подборка материалов

I). Право защищаться лично

— ч.1 16 УПК обвиняемый имеет право защищаться лично

— п. 2 Пленума № 29 право защищаться лично и любыми законными средствами

II). Право на помощь защитника

— ч.1 16 УПК обвиняемый имеет право защищаться с помощью защитника

— ч.1 50 УПК защитник может быть приглашен самим обвиняемым

— ч.2 50 УПК защитник может быть назначен по просьбе обвиняемого

Два разных права

Право на защиту — это два разных права (на самозащиту и на помощь защитника)

Только в сторону улучшения, нарушение права на защиту не может ухудшать положение

Противоречия с адвокатом

Противоречия адвоката с подзащитным, нарушение права на защиту

Разъяснение прав участникам уголовного процесса, его отсутствие нарушает право на защиту

Видео (кликните для воспроизведения).

Жалоба на недопуск адвоката на процессуальное действие (нарушено право на защиту)

Право на защиту это два разных права

— п. 2 Пленума № 29 право на защиту, это 2 права: на защитника и на самозащиту

право на защиту фактически складывается из двух совершенно разных прав:

I). Право самозащиты

Право защищаться лично

— ч.1 16 УПК обвиняемый имеет право защищаться лично

— п. 2 Пленума № 29 право защищаться лично и любыми законными средствами

— обвиняемый имеет право: на самостоятельную защиту ( ч.1 16 УПК и п. 2 Пленума № 29).

II). Право на защитника

Право на помощь защитника

— ч.1 16 УПК обвиняемый имеет право защищаться с помощью защитника

ч.1 50 УПК защитник может быть приглашен самим обвиняемым

— ч.2 50 УПК защитник может быть назначен по просьбе обвиняемого

Жалоба на недопуск адвоката на процессуальное действие ( 217 УПК )

— обвиняемый имеет право: на помощь защитника ( ч.1 16 УПК ).

Это разные права

— оба эти элемента представляют собой отдельные, независимые права, не влияющие друг на друга.

с одной стороны, если обвиняемый желает защищаться лично, то это не лишает его права в любой момент пригласить защитника или требовать назначить ему адвоката (так называемого государственного адвоката ).

ч.5 47 УПК участие защитника не уменьшает объем прав

— п. 2 Пленума № 29 права не могут уменьшаться в связи с участием защитника

с другой стороны, участие защитника не уменьшает возможностей защищаться лично, то есть факт участия в деле защитника не уменьшает объем прав обвиняемого ( ч.5 47 УПК и п. 2 Пленума № 29).

Нарушение права на защиту, как использовать

Нарушение права на защиту

Существенные нарушения закона, перечень признаваемый практикой

— нарушение права на защиту относится к существенным нарушениям (способным повлечь изменение или отмену приговора).

— важно, при обжаловании (в апелляции, кассации), если Вы ссылаетесь на нарушения права на защиту — обязательно конкретизируйте, какое именно из двух прав, из которых и состоит сам термин «право на защиту» нарушено в данном конкретном случае.

— недопустимо применять только общую фразу «нарушение права на защиту», обязательно нужно уточнять какое именно право нарушено в Вашем случае:

— обязательно конкретизируйте в жалобе, какое именно из этих прав нарушено.

— п.4 ч.2 389.17 УПК рассмотрение дела без защитника

— п.4 ч.2 389.17 УПК иное нарушение права пользоваться помощью защитника

— п. 19 Пленума N 26 право на защиту, это существенное нарушение (возврат дела)

— в апелляционной норме п.4 ч.2 389.17 УПК идет речь о нарушении второго типа права на защиту (права на помощь защитника).

— но это не означает, что в апелляции нельзя обжаловать первый тип права на защиту (права на самостоятельную защиту). Просто в таком случае надо ссылаться не на п.4 ч.2 389.17 УПК , а на ч.1 389.17 УПК и п. 19 Пленума N 26.

— п. 20 Пленума № 19 нарушения ограничившие права участников

— для стадии кассации Главе 47.1 УПК) нет специальных норм в которых говорилось бы о нарушении права на защиту.

— в кассационной жалобе возможно ссылаться на п. 20 Пленума № 19 ( иные нарушения, лишившие участников возможности реализации прав на справедливое судебное разбирательство)

Последствия нарушения прав на защиту

— п. 18 Пленума № 29 доказательства могут признать недопустимыми

— п. 18 Пленума № 29 дело могут вернуть прокурору

— п. 18 Пленума № 29 могут изменить или отменить судебное решение

— п. 18 Пленума № 29 суд может вынести частное определение

Злоупотребление правом на защиту

— п. 18 Пленума № 29 злоупотребление правом, если затрагивает иных лиц

— при подаче любых жалоб (ходатайств) опасайтесь затрагивать права иных участников, это может дать противникам удобную зацепку. Они могут сослаться на то, что Вы злоупотребляете правом на защиту в ущерб правам иных лиц (п. 18 Пленума № 29).

Возможно только улучшение

— п. 20 Пленума № 29 нарушение прав на защиту не может ухудшить положение

— все методики защиты, основанные на доказывании нарушения права на защиту совершенно безопасны, так как невозможен поворот ситуации в худшую сторону.

— нарушение права на защиту работает только в сторону улучшения.

— в случае отмены приговора по причине нарушения права на защиту запрещено ухудшать положение подсудимого по сравнению с первым приговором (п. 20 Пленума № 29).

— в стадии апелляции и кассации осужденный учувствует в заседании путем конференц-связи.

— п.9 ч.4 47 УПК право на свидания с защитником

— в таком случае возникает проблема с реализацией права на конфиденциальное свидание с защитником ( п.9 ч.4 47 УПК ).

— но это право железное, когда такая просьба поступает (от защитника или осужденного), Вы по сути, выгоняете абсолютно всех из зала судебного заседания и судьи также безропотно удаляются.

Читайте так же:  Сроки возмещения убытков потребителю

— человек, находящийся под стражей и присутствующий в суде в виде «лица на экране» не имеет физической возможности провести конфиденциальное совещание с защитником, и он может не знать о том, что такое право у него есть.

— здесь кроется одна интересная возможность найти судебную ошибку.

— п. 16 Пленума № 29 совещание с адвокатом по видеоконференц-связи

— суд обязан отдельно разъяснить осужденному право общения с защитником и именно в отсутствие других участников судебного заседания (это требование содержится в п. 16 Пленума № 29).

— проверьте протокол судебного заседания — в нем должно быть указано о разъяснении прав ( п.9 ч.3 259 УПК ).

— если суд не разъяснял осужденному право провести совещание (консультацию) с защитником, то это можно трактовать как нарушение права на защиту. В данном случае: нарушено право на свидания с защитником ( п.9 ч.4 47 УПК ).

— п.4 ч.2 389.17 УПК нарушение права пользоваться помощью защитника

лишение возможности пользоваться помощью защитника это безусловное основание отмены решения ( п.4 ч.2 389.17 УПК ).

Источник: http://xn--80acb5ajmepe8k.xn--p1ai/2353-narushenie-prava-na-zaschitu.html

Право на защиту в уголовном судопроизводстве, или Защищайтесь, сударь!

В конце июня Пленум ВС РФ разъяснил некоторые особенности статуса защитника в уголовном процессе (Постановление Пленума ВС РФ от 30 июня 2015 г. № 29 «О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве»; далее – Постановление). Причем обсуждение этого Постановления среди юристов началось задолго до его принятия. Рассмотрим, какие нормы содержатся в этом документе, и почему он вызвал такой интерес в юридической среде.

Право на отвод недобросовестного защитника

Еще до первого обсуждения проекта Постановления ознакомившиеся с ним юристы выразили опасения по поводу того, что в случае его принятия судьи смогут оценивать деятельность адвокатов и отстранять их от участия в процессе без согласия обвиняемых. Безусловно, возможное предоставление судам права на такие радикальные меры не могло остаться незамеченным в адвокатской среде. Данная информация не подтвердилась, однако во время первого обсуждения ВС РФ проекта документа, которое прошло 4 июня, внимание юристов приковала уже другая норма. Согласно ей, судам следует реагировать на недобросовестное осуществление обвиняемым и его защитником их правомочий в уголовном судопроизводстве. Сложно перечислить все примеры, которые могут проиллюстрировать такую недобросовестность, – от затягивания ознакомления с материалами дела до фактов осуждения адвокатом доверителя и совершения защитником процессуальных действий, противоречащих интересам обвиняемого. При этом в проекте Постановления не говорилось, как следует поступать судьям при недобросовестных действиях со стороны обвиняемого и его защитника.

Для составления договора оказания юридических услуг воспользуйтесь
Конструктором правовых документов
в интернет-версии системы ГАРАНТ.
Получите бесплатный доступ на 3 дня!

Во избежание неправильного толкования данного положения Суд исключил его из итогового текста Постановления. Судья ВС РФ Игорь Таратута так прокомментировал решение Суда: «Согласившись с прозвучавшей на прошлом заседании критикой, редакционная комиссия сочла необходимым исключить данный абзац и изложить иную, менее жесткую формулировку по этой проблеме, перенеся ее в п. 18, в котором разъясняются формы реагирования суда на выявленные им нарушения или ограничения права обвиняемого на защиту». Теперь суд может не признать право обвиняемого на защиту нарушенным в тех случаях, когда отказ в удовлетворении ходатайства либо иное ограничение в реализации отдельных правомочий обвиняемого или его защитника обусловлены явно недобросовестным использованием ими этих правомочий в ущерб интересам других участников процесса (п. 18 Постановления). По мнению эксперта «Правовой сервис 48Prav.ru» Дениса Ковалёва, данная формулировка в известной степени дает судам свободу для принятия решений, поскольку такая категория, как недобросовестность, является субъективной – например, заявление адвокатом ходатайства, которое в дальнейшем было отклонено судом, тоже можно расценить как недобросовестное поведение, обвинив адвоката в том, что он мог предвидеть этот отказ.

Много дискуссий вызвала также норма об отводе адвоката. ВС РФ счел, что если между интересами обвиняемых, защиту которых осуществляет один адвокат, выявятся противоречия, то такой адвокат подлежит отводу (п. 10 Постановления). Это относится и к случаям, когда защитник в рамках данного или выделенного из него дела оказывает или ранее оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам защищаемого им обвиняемого. «С учетом выступлений присутствующих на предыдущем заседании Пленума и замечаний Генеральной прокуратуры РФ уточнена редакция последнего абзаца п. 10. Теперь в нем разъяснено, что не исключается возможность отвода защитника и в иных случаях выявления противоречий между интересами защитника и интересами его клиента, которые не позволяют данному защитнику участвовать в деле», – пояснил Игорь Таратута. Так, в качестве противоречий может рассматриваться, например, признание обвинения одним подсудимым и оспаривание его другим по одним и тем же эпизодам дела или изобличение одним обвиняемым другого.

Партнер компании «КОНСИЛЬЕРЕ» Сергей Ершов считает, что это положение позволит судьям удалять из процесса «неугодных» защитников: «Принимая во внимание сложившийся в судах обвинительный уклон, предоставление судам инициативы по отводу адвокатов представляется странным и не способствующим соблюдению права на защиту». А управляющий партнер адвокатского бюро «Падва и партнеры» Генрих Падва рассказал в интервью порталу ГАРАНТ.РУ, что расценивает данную позицию как абсолютно оправданную. «Может ли эта норма привести к злоупотреблениям со стороны судей? Конечно, может, но явных поводов для этого я не усматриваю», – добавил он.

ВС РФ разъяснил также, что когда защиту обвиняемого осуществляют несколько приглашенных им адвокатов, неявка кого-либо из них при надлежащем уведомлении о дате, времени и месте судебного разбирательства не препятствует его проведению при участии хотя бы одного из адвокатов (п. 12 Постановления). Эксперты подчеркивают, что данная норма идет вразрез со ст. 48 Конституции РФ, закрепляющей право обвиняемого пользоваться услугами избранного им защитника. «На практике возможны ситуации, когда защиту одного обвиняемого осуществляет целая группа адвокатов, у каждого из которых свои задачи, цели и функции. Данный пункт Постановления указывает судам на возможность рассмотрения дела при участии хотя бы одного из защитников обвиняемого, независимо от причин неявки иных защитников, позиции обвиняемого и фактических обстоятельств дела. Такая инициатива суда напрямую влияет на возможность обвиняемого защищаться по уголовному делу, поскольку ограничивает тактику и способы защиты обвиняемого, согласованные с его защитниками», – заявляет Сергей Ершов.

Право на назначение защитника

Участие защитника в уголовном судопроизводстве обязательно, если обвиняемый не отказался от него в порядке, установленном ст. 52 УПК РФ (ч. 1 ст. 51 УПК РФ). ВС РФ пояснил, что если обвиняемый не воспользовался своим правом на приглашение защитника и при этом не заявил в установленном порядке об отказе от защитника либо такой отказ не был принят судом, суд должен сам принять меры по назначению защитника. В этом случае обвиняемый не может выбрать себе конкретного адвоката (п. 14 Постановления). Председатель Московской коллегии адвокатов «Юлова и партнеры» Елена Юлова считает данную норму абсолютно справедливой: «Адвокат по назначению привлекается в определенном порядке, поэтому им необязательно будет лицо, которое хочет видеть в качестве защитника подсудимый. Если же подсудимый настаивает на защите конкретным адвокатом, у него есть право самостоятельно либо через третьих лиц заключить с ним соглашение на защиту. Если для него это невозможно по материальным соображениям – тут уж ничего не поделаешь». А вот Сергей Ершов полагает, что эта мера позволит назначать «удобного» для суда защитника, что не будет способствовать защите прав обвиняемого.

Читайте так же:  Право на предъявление виндикационного иска принадлежит

ВС РФ еще раз акцентировал внимание на том, что заявление обвиняемого об отказе от защитника ввиду отсутствия средств на оплату услуг адвоката либо неявки в судебное заседание приглашенного им или назначенного ему адвоката, а также об отказе от услуг конкретного адвоката не может расцениваться как отказ от помощи защитника, предусмотренный статьей 52 УПК РФ (п. 13 Постановления). Впервые такую позицию высший суд страны высказал еще в конце 70-х годов прошлого века (Постановление Пленума ВС СССР от 16 июня 1978 г. № 5 «О практике применения судами законов, обеспечивающих обвиняемому право на защиту».

Обеспечение права на защиту действует на всех стадиях уголовного судопроизводства (п. 1 Постановления). Юристы советуют обратить внимание на эту позицию Суда. «На практике в прокуратуру не приглашают на дружескую беседу. Поэтому, имея возможность прийти туда вместе со своим защитником, стоит ею воспользоваться. В Постановлении отмечается, что право на защиту имеют лица еще на стадии проведения доследственных проверок. Это принципиальный момент», – считает руководитель Московской коллегии адвокатов «Курганов и партнеры» Алексей Курганов.

ВС РФ, тем не менее, все же упоминает о допуске одного из близких родственников обвиняемого или иного лица в качестве защитника уже на судебной стадии производства по делу. Отмечается, что при разрешении соответствующего ходатайства обвиняемого суду следует учитывать характер, особенности обвинения, а также согласие и возможность привлекаемого лица осуществлять в установленном законом порядке защиту прав и интересов обвиняемого и оказывать ему юридическую помощь при производстве по делу. В случае отказа в удовлетворении такого ходатайства решение суда должно быть мотивированным (п. 10 Постановления).

Нарушение прав обвиняемого

ВС РФ в очередной раз настоятельно порекомендовал судам проверять, извещены ли стороны о месте, дате и времени судебного заседания не менее чем за пять суток до его начала, как того требует процессуальное законодательство (ч. 4 ст. 231 УПК РФ). Одновременно с этим ВС РФ дал неоднозначное толкование этой нормы. Он отметил, что при несоблюдении указанных сроков суд должен выяснить у обвиняемого, имел ли он достаточное время для подготовки к защите. Если суд признает, что этого времени было явно недостаточно, а также в иных случаях по просьбе обвиняемого суду следует объявить перерыв в судебном заседании либо отложить его на определенный срок (п. 5 Постановления). «Проверка того, достаточно ли времени было у обвиняемого для подготовки к защите при условии нарушения сроков его извещения, фактически остается на усмотрение суда. Это значит, что на практике возможен формальный подход суда к обеспечению права обвиняемого на защиту, выражающийся отметкой в протоколе судебного заседания «о достаточности времени на подготовку к судебному заседанию», – сетует Сергей Ершов.

ВС РФ обращает внимание на то, что оправдательный приговор может быть изменен по мотивам нарушения права обвиняемого на защиту лишь в части, касающейся основания оправдания, и только по жалобе оправданного, его защитника, законного представителя и (или) представителя (ч. 3 ст. 389.26 УПК РФ). Отмена оправдательного приговора по мотивам нарушения права обвиняемого на защиту, подчеркнул Суд, не допускается (п. 19 Постановления). А обвинительный приговор, определение, постановление суда первой инстанции могут быть отменены или изменены в сторону ухудшения положения осужденного не иначе как по представлению прокурора либо жалобе потерпевшего, частного обвинителя или их представителей, в том числе законных. При новом рассмотрении дела в суде первой или апелляционной инстанции после отмены обвинительного приговора в связи с нарушением права обвиняемого на защиту, а также по иным основаниям, не связанным с необходимостью ухудшения положения обвиняемого, не допускается применение закона о более тяжком преступлении, назначение обвиняемому более строгого наказания или любое иное усиление его уголовной ответственности (п. 20 Постановления). Данная позиция Суда направлена на улучшение положения обвиняемого.

Нарушение судебного порядка

Если обвиняемый нарушает порядок в судебном заседании, не подчиняется распоряжениям председательствующего или судебного пристава, то в зависимости от характера нарушений председательствующий предупреждает его о недопустимости такого поведения либо выносит мотивированное решение об удалении из зала заседания на определенный период (ч. 1 ст. 258 УПК РФ). ВС РФ добавил, что обвиняемый может быть удален, например, до окончания судебного следствия или завершения прений сторон, либо на период допроса потерпевшего или свидетеля. Право суда удалить обвиняемого должно быть разъяснено в подготовительной части судебного заседания (п. 8 Постановления).

При этом если обвиняемый удален из зала судебного заседания, а дело слушается в отсутствие защитника, суд принимает меры к его назначению (п. 9 Постановления). Таким образом, данная норма фактически расширяет установленные ч. 3 ст. 258 УПК РФ возможности суда по удалению нарушителя порядка, поскольку позволяет суду удалить подсудимого не только до окончания прения сторон, как указано в этой норме, но и на более короткий срок.

Закон не предусматривает обязанность суда уведомлять обвиняемого по возвращении в зал судебного заседания о содержании проведенных в его отсутствие судебных действий и исследованных доказательствах. Однако при подготовке окончательной версии Постановления ВС РФ включил в него положение о том, что по просьбе обвиняемого суд должен предоставить ему время для обращения за помощью к своему адвокату и получения от него указанной информации. «Полагаю, что такое право должно разъясняться обвиняемому председательствующим вместе с регламентом судебного заседания и возможными последствиями удаления обвиняемого в случае его нарушения», – высказался Игорь Таратута.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://www.garant.ru/article/641254/

Нарушение процессуальных прав на защиту
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here