Компенсация вместо возмещения убытков

Проводим инструктаж по теме: "Компенсация вместо возмещения убытков". Здесь собрана информация из авторитетных источников и даны комментарии. Однако, каждый случай индивидуален. Всегда имеются нюансы. Если есть вопросы, то вы всегда можете их задать дежурному консультанту.

Компенсация вместо возмещения убытков

Снижение судом размера компенсации за нарушение прав на товарный знак: современные тенденции

«Журнал Суда по интеллектуальным правам», № 3, март 2014 г., с. 70-73

В соответствии со ст. 15 Гражданского кодекса РФ (далее — ГК РФ) лицо, права которого нарушены, имеет возможность требовать от нарушителя полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Законодатель в п. 3 ст. 1252 ГК РФ предусмотрел, что «в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом для отдельных видов результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, при нарушении исключительного права правообладатель вправе вместо возмещения убытков требовать от нарушителя выплаты компенсации за нарушение указанного права».

На основании п. 4 ст. 1515 ГК РФ правообладатель вправе требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации:

в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения;

в двукратном размере стоимости товаров, на которых незаконно размещен товарный знак; или в двукратном размере стоимости права использования товарного знака, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование товарного знака.

Таким образом, компенсация за нарушение исключительных прав представляет собой самостоятельную меру гражданско-правовой ответственности, причем, исходя из принятого законодателем подхода, важной чертой этого вида ответственности следует признать ее альтернативность убыткам. Как и возмещение убытков, компенсация за нарушение исключительных прав имеет имущественный характер. Компенсация (как и взыскание убытков), безусловно, является ответственностью правонарушителя перед потерпевшим правообладателем.

На практике в последнее время часто возникает вопрос: вправе ли арбитражный суд уменьшить размер компенсации, рассчитанной согласно подп. 2 п. 4 ст. 1515 ГК РФ?

Компенсация подлежит взысканию при доказанности факта правонарушения. Возможность требовать от нарушителя выплаты компенсации установлена законодательством, в том числе и для случаев нарушения исключительных прав на товарные знаки. Соответствующие положения изложены в ст. 1515 ГК РФ.

Одним из условий возникновения такого обязательства является противоправность поведения причинителя вреда. Под ней понимается всякое нарушение чужого субъективного права без должного на то правомочия. Отсутствие вины нарушителя не освобождает его от ответственности за нарушение исключительного права на товарный знак, но может быть учтено судом при определении размера компенсации.

Компенсация за нарушение исключительных прав как мера гражданско-правовой имущественной ответственности, подчинена общим принципам гражданского права. Восстановительный характер гражданско-правовой ответственности, учет принципов недопустимости злоупотребления правом (ст. 10 ГК РФ), разумности и справедливости (ст. 6 ГК РФ) обусловливают не только право, но и обязанность суда соизмерять соответствие заявленных требований правообладателя исключительных прав характеру и последствиям правонарушения.

С учетом восстановительного характера гражданско-правовой ответственности под соразмерностью суммы компенсации последствиям нарушения исключительных прав закон понимает выплату правообладателю такой компенсации его потерь, которая будет адекватна и соизмерима с нарушенным интересом. Нарушенный интерес правообладателя, в свою очередь, состоит в компенсации имущественного ущерба и возмещении правонарушителем любых доходов, полученных от нарушения права.

Размер компенсации определяется судом в пределах, установленных ГК, в зависимости от характера нарушения и иных обстоятельств дела с учетом требований разумности и справедливости.

В совместном постановлении Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 26.03.2009 № 5/29 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» рассмотрена практика взыскания компенсации за нарушения права на товарных знак. В п. 43.3 указано, что «суд не лишен права взыскать сумму компенсации в меньшем размере по сравнению с заявленным требованием, но не ниже низшего предела, установленного абз. 2 ст. 1301, абз. 2 ст. 1311, подп. 1 п. 4 ст. 1515 или подп. 1 п. 2 ст. 1537 ГК РФ».

В развитие этих правовых позиций Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ в постановлении от 20.11.2012 № 8953/12 указал, что «размер компенсации за неправомерное использование объекта интеллектуальной собственности должен определяться исходя из необходимости восстановления имущественного положения правообладателя. Это означает, что он должен быть поставлен в имущественное положение, в котором находился бы, если бы объект интеллектуальной собственности использовался правомерно. Поэтому при определении размера компенсации следует учитывать возможность привлечения к ответственности правообладателем всех известных нарушителей его права».

В том же постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ говорится: «Поскольку пунктом 4 статьи 1515 Гражданского кодекса предусматривается одна мера гражданско-правовой ответственности – компенсация, взыскиваемая вместо убытков, которая лишь рассчитывается разными способами (пункты 1 и 2 названной статьи), Президиум полагает, что выработанные в упомянутом постановлении подходы применимы и к практике взыскания компенсации, рассчитанной согласно подпункту 2 пункта 4 статьи 1515 Гражданского кодекса…Размер подлежащей взысканию компенсации должен быть судом обоснован. При определении размера компенсации суд, учитывая, в частности, характер допущенного нарушения, срок незаконного использования результата интеллектуальной деятельности, степень вины нарушителя, наличие ранее совершенных лицом нарушений исключительного права данного правообладателя, вероятные убытки правообладателя, принимает решение исходя из принципов разумности и справедливости, а также соразмерности компенсации последствиям нарушения».

Начавший свою работу Суд по интеллектуальным правам исходит из тех же соображений. Так, в Постановлении Суда по интеллектуальным правам от 15 октября 2013 г. по делу № А40-7431/2013 указано, что «снижение судами размера компенсации не противоречит нормам статей 1252 и 1515 ГК РФ».

Таким образом, можно сделать следующий вывод: суд при соответствующем обосновании вправе взыскать сумму компенсации в меньшем размере по сравнению с заявленным требованием.

Каковы же критерии определения размера компенсации согласно подп. 2 п. 4 статьи 1515 ГК РФ?

Судебной практикой (Пленумом Верховного Суда РФ и Пленумом Высшего Арбитражного Суда РФ) подтверждена необходимость учета последствий правонарушения, сформулирована правовая позиция в отношении обстоятельств, которые следует учитывать судам при определении размера компенсации за нарушение исключительных прав.

В отношении вины ответчика в п. 23 совместного Постановления Пленумов № 5/29 говорится о том, что отсутствие вины нарушителя не освобождает его от обязанности прекратить нарушение интеллектуальных прав, а также не исключает применения в отношении нарушителя мер, направленных на защиту таких прав. Это положение подлежит применению к способам защиты соответствующих прав, не относящимся к мерам ответственности. Ответственность за нарушение интеллектуальных прав (взыскание компенсации, возмещение убытков) наступает применительно к ст. 401 ГК РФ 1 .

В соответствии с постановлением Президиума ВАС РФ от 20.11.2012 № 8953/12 размер компенсации должен определяться, исходя из необходимости восстановления имущественного положения правообладателя. Это означает, что он должен быть поставлен в имущественное положение, в котором находился бы, если бы объект интеллектуальной собственности использовался правомерно.

Применение данных разъяснений к определению компенсации по подп. 2 п. 4 ст. 1515 ГК РФ было полностью поддержано Президиумом Высшего Арбитражного Суда РФ 02.04.2013 при рассмотрении в порядке надзора дел А40-8033/12-5-74 и А42-5522/2011 (Определение от 18.02.2013 № ВАС-16449/12, Определение от 01.02.2013 № ВАС-15187/12).

Кроме того, как показывает практика, несоразмерность компенсации убыткам потерпевшего не мотивирует потерпевшего к осуществлению действий, направленных на предотвращение правонарушения. В ситуации, когда доход от получения компенсации значительно (в разы) превышает возможную прибыль, полученную при предотвращении правонарушения, потерпевшему выгоднее дождаться возможности получить максимальную компенсацию, а не заявлять свои претензии немедленно после того, как стало известно о факте нарушения. Такое положение вещей способствует сохранению неопределенности, которая присутствует при использовании схожих обозначений (когда нарушение исключительных прав не очевидно), в отличие от ситуации, когда нарушитель использует чужой товарный знак (когда нарушение очевидно и нарушитель может соизмерять выгоды от нарушения с санкциями за него).

Читайте так же:  Нарушение органами опеки прав детей

2 апреля 2013 г. Президиумом Высшего Арбитражного Суда РФ были рассмотрены два дела, в которых вопрос о возможности уменьшения по усмотрению суда компенсации, исчисленной в размере двукратной стоимости, был решен принципиально иначе. Дела были переданы коллегией судей в Президиум ВАС РФ непосредственно для определения практики по вопросу о возможности уменьшения такой компенсации судом.

Поэтому ответ на вопрос, вправе ли суд снизить размер заявленной компенсации и в случае исчисления компенсации на основании подп. 2 п. 4 ст. 1515 ГК, может быть дан лишь с учетом правовой позиции Президиума ВАС РФ, изложенной в указанных постановлениях.

Первое из них — Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ № 8953/12 от 2 апреля 2013 г. В определении о передаче дела в Президиум коллегия судей указала, что п. 4 ст. 1515 ГК предусматриваются не разные меры гражданско-правовой ответственности, а одна — компенсация, взыскиваемая вместо убытков, которая лишь рассчитывается разными способами.

Второе — Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ № 15187/12 от 2 апреля 2013 г. В определении о передаче дела в Президиум коллегия судей указала, что суды не учли разъяснения, изложенные в абз. 2 п. 23 постановления Пленума № 5/29, согласно которым при защите интеллектуальных прав правило о неприменении принципа вины подлежит применению к способам защиты соответствующих прав, не относящимся к мерам ответственности. Ответственность за нарушение интеллектуальных прав (взыскание компенсации, возмещение убытков) наступает применительно к ст. 401 ГК. Таким образом, вина ответчика в нарушении исключительных прав истца на спорные товарные знаки в силу указанных разъяснений должна учитываться, в том числе при применении меры ответственности, предусмотренной подп. 2 п. 4 ст. 1515 ГК.

По итогам рассмотрения указанных дел Президиум отменил принятые по делу судебные акты, направил дела на новое рассмотрение в суды первой инстанции.

Думается, новый подход Президиума к «двукратной компенсации» дает судьям «зеленый свет» на снижение обоснованных требований о взыскании компенсаций при нарушениях прав на товарные знаки, как это часто делается применительно к расходам на оплату услуг представителей.

Суд по интеллектуальным правам руководствуется теми же соображениями. Так, в Постановлении Суда по интеллектуальным правам от 15 октября 2013 г. по делу № А40-7431/2013 указано, что при определении размера компенсации суды исходили «из характера допущенного ответчиком нарушения, степени его вины, добровольного прекращения им использования товарного знака, вероятных убытков истца, а также руководствовались принципами разумности, справедливости и соразмерности компенсации последствиям нарушения». В Постановлении Суда по интеллектуальным правам от 22.10.2013 по делу № А63-18304/2012 говорится: «Размер компенсации определяется судом в пределах, установленных ГК РФ, в зависимости от характера нарушения и иных обстоятельств дела с учетом требований разумности и справедливости».

Таким образом, можно сделать следующий вывод: судебная практика по вопросу взыскания компенсации за нарушение исключительного права на товарный знак, исчисленной в двукратном размере, поменялась. В настоящее время она имеет следующие тенденции.

Во-первых, целью применения компенсации является восстановление имущественного положения правообладателя.

Во-вторых, суд вправе уменьшить компенсацию независимо от того, каким из предусмотренных п. 4 ст. 1515 ГК РФ способов она рассчитана.

В-третьих, размер компенсации должен быть соразмерен последствиям правонарушения.

Интересно отметить, что согласно проекту Федерального закона N 47538-6/7 «О внесении изменений в части вторую и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» 2 абз. 3 п. 3 статьи 1252 ГК предлагается изложить в следующей редакции: «Если одним действием нарушены права на несколько результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, размер компенсации определяется судом за каждый неправомерно используемый результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации. При этом в случае, если права на соответствующие результаты или средства индивидуализации принадлежат одному правообладателю, общий размер компенсации за нарушение прав на них с учетом характера и последствий нарушения может быть снижен судом ниже пределов, установленных настоящим Кодексом, но не может составлять менее пятидесяти процентов суммы минимальных размеров всех компенсаций за допущенные нарушения».

Таким образом, возможность снижения размера компенсации допускается и законодателем. Очевидно, это связано с участившимися случаями, когда правообладатели стремятся «подзаработать» на нарушителях.

Источник: http://ipcmagazine.ru/judicial-practice/the-lower-court-of-the-size-of-indemnification-for-infringement-of-trademark-rights-modern-trends

Компенсация вместо убытков за нарушение патентных прав: шаг вперед или опоздавшая мера?

ВОСТРЕБОВАННОСТЬ НАЛИЦО

Точный размер компенсации за нарушение патентных прав определяется по усмотрению суда исходя из характера нарушения и может быть уменьшен, но не ниже минимального порога в 10 тысяч рублей. Двукратный размер стоимости права обычно рассчитывается в зависимости от стоимости неисключительной (простой, не эксклюзивной) лицензии на использование прав, что само по себе достаточно проблематично, если до выявления нарушения патентообладатель его не лицензировал.

Само по себе применение компенсации за нарушение прав на объекты интеллектуальной собственности не является новеллой для российского законодательства. Компенсация на практике доказала свою востребованность и эффективность для товарных знаков и объектов авторских прав, где она применяется с 2008 года.

Использование компенсации для объектов патентных прав назрело давно, в первую очередь по причине крайне сложного процесса доказывания размера убытков в российских судах. Правообладателю проще запросить максимальную компенсацию, чем с точностью до рубля доказывать суду размер причиненных нарушителем убытков. При этом, в отличие от товарных знаков и авторских прав, компенсация за нарушение патентных прав не может рассчитываться исходя из двукратного размера стоимости контрафактной продукции нарушителя.

КАК ВЗЫСКИВАЕТСЯ КОМПЕНСАЦИЯ?

Компенсация не является возмещением убытков и взыскивается вместо него, то есть либо убытки, либо компенсация. По этой причине следует учитывать особенности судебной практики, в том числе разъяснения, указанные в совместном Постановлении Пленума Верховного Суда Высшего Арбитражного Суда № 5/29 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации», а именно:

  • Несмотря на то, что размер компенсации определяется по усмотрению суда, в исковом заявлении он должен быть указан в твердой сумме.
  • Компенсация подлежит взысканию при доказанности факта нарушения, при этом правообладатель не обязан доказывать размер понесенных убытков.
  • Суд определяет размер компенсации по своему усмотрению, но не выше заявленного истцом требования. При этом суд вправе снизить размер компенсации, но не меньше низшего установленного предела.
  • Размер подлежащей взысканию компенсации должен быть судом обоснован.
  • Если заявлено требование о выплате компенсации в двукратном размере стоимости права, то за основу следует принимать вознаграждение, обусловленное лицензионным договором, предусматривающим простую (неисключительную) лицензию на момент совершения нарушения.

КАКОВА СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА?

Анализируя существующую судебную практику по патентным спорам, нельзя не обратить внимания на низкое, по сравнению, например, с товарными знаками и объектами авторских прав, количество патентных споров в отечественных судах. Такая ситуация обусловлена несколькими причинами. Во-первых, сложностью доказывания факта нарушения патентных прав в суде, где каждое судебное разбирательство, по сути, превращается в «войну экспертиз». В случае товарных знаков факт введения потребителя в заблуждение путем использования нарушителем идентичного или сходного до степени нарушения обозначения может быть с высокой степенью достоверности оценен судьей лично путем общего восприятия. А для принятия решения о нарушении прав на патент суды вынуждены привлекать независимых экспертов, специалистов в соответствующей области науки и техники. Каждая
из сторон спора традиционно настаивает на своем эксперте, и в результате судья вынужден принимать решение, основываясь на нескольких, зачастую прямо противоположных заключениях экспертов.

Читайте так же:  Комендантский час зимой для 16 лет

До введения в действие новых положений в судебной практике происходили повсеместные отказы во взыскании компенсации за доказанные факты нарушения патентных прав, включая отмены компенсаций по решениям судов первых инстанций. Например, Постановление ФАС Северо-Западного округа от 29 января 2013 года по делу № А56–12802/2012, Постановление ФАС Северо-Западного округа от 26 июня 2013 года по делу № А56–39604/2010.

Во-вторых, низкое количество судебных споров по делам о патентах обусловлено сложностью расчета убытков. Учитывая трудности определения точного размера понесенных убытков в российских судах, в патентных спорах в ряде случаев суды предоставляли возможность взыскания убытков в формате упущенной выгоды, как неполученных роялти за пользование объектом патентного права. Такая позиция была отражена в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда 2005 года: «Ежегодный платеж [по лицензионному договору] пользователя – [третьего лица] … может расцениваться как убытки истца в виде неполученных доходов» (Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда № 3578/05 от 05.07.2005 г.) и была впоследствии использована судами в ряде патентных споров: «Суд установил, что в 2009 году ответчик изготовил и реализовал 800 тележек модели 18–9771 в составе полувагонов модели 12–1303–01. Каких-либо отчислений за использование объекта интеллектуальной собственности ответчик не производил, поэтому убытки истца правомерно определены как не полученный истцом доход по возможному лицензионному соглашению в виде трехпроцентной ставки роялти в размере 7 478 400 рублей» (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 16 мая 2012 года по делу № А79–12204/2010).

По причине сложности взыскания убытков в судах такая мера ответственности, как компенсация, крайне актуальна и востребована для патентообладателей. Введение положений о компенсации приведет к росту количества споров о защите патентных прав.

ЧТО ПОТРЕБУЕТСЯ ДОКАЗАТЬ В СУДЕ?

Компенсация подлежит взысканию при доказанности факта нарушения прав на запатентованное изобретение, полезную модель или промышленный образец. В отличие от товарных знаков и объектов авторских прав, где использование предполагает публичное размещение объекта на продукции и в рекламе, в отношении патентов сложность доказывания факта использования запатентованного технического решения вызвана закрытостью процесса производства.

Изобретение признается использованным в продукте (способе), если продукт содержит (в способе – использован) каждый признак изобретения, приведенный в независимом пункте содержащейся в патенте формулы изобретения, либо признак, эквивалентный ему и ставший известным в качестве такового в данной области техники до даты приоритета изобретения.

Доказать факт нарушения прав значительно сложнее, если изобретение по патенту используется нарушителем при производстве продукции без раскрытия технического процесса производства. В отличие от товарных знаков и объектов авторских прав, которые всегда на виду, объекты патентных прав могут незаконно использоваться при промышленном производстве за закрытыми дверьми и далеко не всегда можно обосновать нарушение патента только на основании конечного продукта. На практике бремя доказывания нарушения остается на патентообладателе, которому для взыскания компенсации необходимо доказать суду, что каждый признак изобретения, приведенный в независимом пункте содержащейся в патенте формулы либо эквивалентный ему, был использован нарушителем.

ЧТО ТАКОЕ НЕЗАВИСИМЫЙ ПУНКТ ФОРМУЛЫ?

Для простоты и наглядности примера ниже приведена выдержка из независимого пункта формулы изобретения по существующему патенту РФ № 2540103: «способ производства компота из мандаринов, включающий заливку расфасованных в банки плодов на 2 мин горячей водой с температурой 80 °C с последующей заменой воды на сироп с температурой 95 °C, закатку банок, процессы нагрева, выдержки и охлаждения, отличающийся тем, что после закатки банки устанавливают в носитель, обеспечивающий предотвращение срыва крышек в процессе нагрева, при этом нагрев компота осуществляют в потоке воздуха температурой 120 °C и скоростью 8–9 м/с в течение 8 мин с последующей выдержкой при температуре 95 °C в течение 20 мин и охлаждением в потоке воздуха температурой 20–25 °C и скоростью 7–8 м/с в течение 12 мин, и при этом банку в каждом процессе тепловой обработки подвергают прерывистому 2–3-минутному вращению с донышка на крышку с частотой 0,1 с –1 с интервалом 2–3 мин».

Указанный пункт формулы содержит целый ряд признаков, связанных с изготовлением запатентованного продукта. При этом при патентовании необходимо учитывать, что узкая формула изобретения: с уточнением времени, температуры, конкретных разновидностей используемых компонентов, приводит к уменьшению объема правовой охраны по патенту на рынке. Дело в том, что изменение нарушителем показателей времени, температуры или компонентов при производстве продукта, за исключением использования общеизвестных эквивалентов, приводит к невозможности доказывания факта нарушения патентных прав.

КАК ПОДГОТОВИТЬСЯ К ПОДАЧЕ ИСКА?

До подачи иска о нарушении патентных прав правообладателю необходимо:

  • Обеспечить сбор достаточных доказательств, подтверждающих факт нарушения прав на патент.
  • Подготовить расчет и обоснование размера заявленной компенсации.
  • Получить заключение о нарушении прав от специалиста-патентоведа с профильным техническим образованием.
  • Провести патентный поиск, чтобы избежать столкновения патентов, когда у нарушителя есть собственный патент.
  • Предусмотреть риск предъявления ответчиком встречного иска о праве преждепользования.

ПРАВО ПРЕЖДЕПОЛЬЗОВАНИЯ

Распространенной формой защиты при предъявлении иска о нарушении патентных прав является ссылка на право преждепользования. Оно возникает у лица, которое до даты приоритета изобретения, полезной модели или промышленного образца добросовестно использовало созданное независимо от автора тождественное решение или сделало необходимые к этому приготовления. В рамках преждепользования указанное лицо сохраняет право на дальнейшее безвозмездное использование тождественного решения без расширения объема такого. Право преждепользования может быть передано другому лицу только вместе с предприятием, на котором имело место использование тождественного решения или были сделаны необходимые к этому приготовления.

Критерии для признания у потенциального нарушителя права преждепользования следующие:

  • Использование должно начаться или к нему должны быть сделаны необходимые приготовления на территории Российской Федерации до даты приоритета патента.
  • Решение должно быть тождественным и использоваться добросовестно.
  • Используемое тождественное решение должно быть создано независимо от автора запатентованного решения (самостоятельно).
  • Необходимо подтвердить объемы такого использования.

КОМПЕНСАЦИЯ vs УБЫТКИ

Компенсация за нарушение патентных прав является долгожданным инструментом защиты правообладателей и позволяет избежать сложного и долговременного процесса доказывания размера убытков. Однако предусмотренный законом ее максимальный размер ограничен суммой 5 млн рублей. Для таких объектов промышленной собственности, как изобретения, полезные модели и промышленные образцы, эта сумма не является достаточной для компенсации патентообладателю материальных потерь от нарушения его исключительных прав и должна быть увеличена.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://bk-journal.ru/articles/%D0%BA%D0%BE%D0%BC%D0%BF%D0%B5%D0%BD%D1%81%D0%B0%D1%86%D0%B8%D1%8F-%D0%B2%D0%BC%D0%B5%D1%81%D1%82%D0%BE-%D1%83%D0%B1%D1%8B%D1%82%D0%BA%D0%BE%D0%B2-%D0%B7%D0%B0-%D0%BD%D0%B0%D1%80%D1%83%D1%88%D0%B5/

Статья 1301. Ответственность за нарушение исключительного права на произведение

В случаях нарушения исключительного права на произведение автор или иной правообладатель наряду с использованием других применимых способов защиты и мер ответственности, установленных настоящим Кодексом (статьи 1250, 1252 и 1253), вправе в соответствии с пунктом 3 статьи 1252 настоящего Кодекса требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации:

Читайте так же:  Долг по алиментам срок исковой давности

1) в размере от десяти тысяч рублей до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения;

2) в двукратном размере стоимости контрафактных экземпляров произведения;

3) в двукратном размере стоимости права использования произведения, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование произведения тем способом, который использовал нарушитель.

Комментарий к Ст. 1301 ГК РФ

Взыскание компенсации за нарушение исключительных прав является одним из способов защиты, предусмотренных ГК РФ, наряду с такими способами, как:

— пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения;

— изъятие материального носителя;

— публикация решения суда;

— ликвидация юридического лица или прекращение деятельности индивидуального предпринимателя;

— другие меры, предусмотренные законодательными актами.

Согласно п. 3 ст. 1252 ГК РФ в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом для отдельных видов результатов интеллектуальной деятельности, при нарушении исключительного права правообладатель вправе вместо возмещения убытков требовать от нарушителя выплаты компенсации за нарушение указанного права. Компенсация подлежит взысканию при доказанности факта правонарушения. При этом правообладатель, обратившийся за защитой права, освобождается от доказывания размера причиненных ему убытков.

Размер компенсации определяется судом в пределах, установленных настоящим Кодексом, в зависимости от характера нарушения и иных обстоятельств дела с учетом требований разумности и справедливости. Правообладатель вправе требовать от нарушителя выплаты компенсации за каждый случай неправомерного использования результата интеллектуальной деятельности либо за допущенное правонарушение в целом.

Основанием для взыскания компенсации является нарушение исключительного права на произведение. Ранее Закон об авторском праве и смежных правах оперировал понятием «контрафактные экземпляры произведений», т.е. такие экземпляры, изготовление и распространение которых влечет за собой нарушение авторских прав. Например, правомерно воспроизведенные и распространяемые на территории другой страны экземпляры произведений, не предназначенные для распространения на территории Российской Федерации, являются контрафактными при распространении на территории Российской Федерации.

———————————
Российская газета. N 137. 28.06.2006.

Субъектом права на взыскание компенсации может быть лишь автор или иной обладатель исключительного права. В п. 43 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 июня 2006 г. N 15 указывается, что право на компенсацию предоставлено обладателю исключительных прав. Лицу, не обладающему исключительными правами, должно быть отказано в требовании о компенсации. Это касается и автора, передавшего исключительное право по договору об отчуждении исключительного права.

Спорным является вопрос о применении в качестве меры защиты компенсации лицензиатом по договору исключительной лицензии. Согласно ст. 1254 ГК РФ если нарушение третьими лицами исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации, на использование которых выдана исключительная лицензия, затрагивает права лицензиата, полученные им на основании лицензионного договора, лицензиат может наряду с другими способами защиты защищать свои права способами, предусмотренными ст. 1250, 1252 и 1253 настоящего Кодекса, в их числе и взыскание компенсации.

В п. 43 Постановления Пленума ВС РФ N 5 и Пленума ВАС РФ N 29 от 26 марта 2009 г. разъясняются отдельные спорные вопросы, возникающие в связи с взысканием компенсации. Требование о взыскании компенсации носит имущественный характер. Несмотря на то что размер подлежащей взысканию компенсации определяется по усмотрению суда, в исковом заявлении должна быть указана цена иска в твердой сумме. Исходя из размера заявленного требования определяется подлежащая уплате государственная пошлина.

Если истцом не указана цена иска (размер требуемой компенсации), суд выносит определение об оставлении соответствующего искового заявления без движения (ст. 136 ГПК; ст. 128 АПК).

Компенсация подлежит взысканию при доказанности факта нарушения. При этом правообладатель не обязан доказывать размер понесенных убытков.

Рассматривая дела о взыскании компенсации в размере от 10 тыс. до 5 млн. рублей, суд определяет сумму компенсации в указанных законом пределах по своему усмотрению, но не выше заявленного истцом требования. При этом суд не лишен права взыскать сумму компенсации в меньшем размере по сравнению с заявленным требованием, но не ниже низшего предела, т.е. 10 тыс. рублей. Размер подлежащей взысканию компенсации должен быть судом обоснован. При определении размера компенсации суд, учитывая, в частности, характер допущенного нарушения, срок незаконного использования результата интеллектуальной деятельности, степень вины нарушителя, наличие ранее совершенных лицом нарушений исключительного права данного правообладателя, вероятные убытки правообладателя, принимает решение исходя из принципов разумности и справедливости, а также соразмерности компенсации последствиям нарушения.

Так, арбитражный суд уменьшил размер компенсации за неправомерное использование объекта авторских прав до 20 тыс. рублей, учитывая характер правонарушения, фактические обстоятельства дела, свидетельствующие о продаже лишь одного компакт-диска на незначительную сумму 70 рублей, а также тяжелое материальное положение ответчика в условиях финансово-экономического кризиса . В другом деле при снижении размера компенсации суд учел требования разумности и справедливости исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах взимается за правомерное использование аналогичного объекта авторских прав .

———————————
Определение ВАС РФ от 22 апреля 2009 г. N ВАС-4091/09 по делу N А65-10975/2008-Г3-33.

Определение ВАС РФ от 22 апреля 2009 г. N ВАС-3192/09 по делу N А41-9079/08.

О разных подходах судов к порядку определения размера компенсации свидетельствует Постановление ФАС Московского округа от 17 марта 2009 г. N КГ-А40/22-09, КГ-А40/22-09-2 по делу N А40-38263/08-110-315. Так, при определении размера компенсации «Девятый арбитражный апелляционный суд, изменяя решение суда первой инстанции, счел подлежащей взысканию двукратную стоимость права использования произведения, определяемую исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование произведения. При этом суд сослался на то, что п. 11 договора от 2 мая 2005 г. между истцом (издатель) и правообладателем произведений Э.М. Ремарка (владелец) предусмотрено, что с экземпляров, проданных по цене выше себестоимости, издатель обязан выплатить владельцу 10% от чистой выручки.

Стоимость экземпляра собрания сочинения с произведениями Э.М. Ремарка «На западном фронте без перемен», «Возвращение», «Три товарища», «Триумфальная арка», «Искра жизни», «Возлюби ближнего своего», «Время жить и умирать», «Черный обелиск», «Ночь в Лиссабоне», «Тени в раю», реализуемого ответчиком, составляет 1592 руб.

Апелляционный суд пришел к выводу, что двукратный размер стоимости права использования произведения, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование произведения, составит в данном случае 318 руб. 40 коп. (20% от 1592 руб.); тираж произведений Э.М. Ремарка составил 2000 экземпляров.

Доводы истца о том, что размер компенсации должен составить 6 368 000 руб., суд счел не основанными на норме ст. 1301 Гражданского кодекса Российской Федерации и условиях договора от 2 мая 2005 г.; размер компенсации установлен судом в сумме 636 800 руб. (318,4 руб. x 2000 экземпляров).

Пунктом 11 соглашения от 2 мая 2005 г., заключенного между фондом «Наследие покойной Полет Ремарк» (правообладатель произведений Э.М. Ремарка) и истцом (издатель), на который сослался Девятый арбитражный апелляционный суд, предусмотрено, что на остатки книжного тиража, проданные Издателем по себестоимости или ниже, лицензионные отчисления в пользу Владельца не начисляются, при этом распродажа остатка тиража по сниженным ценам не может производиться в течение восемнадцати месяцев с момента выпуска Издателем тиража вышеозначенного Произведения. Издатель обязан сообщить Владельцу о своих намерениях в отношении нераспроданной части тиража, и Владелец может воспользоваться своим правом приобретения оставшихся экземпляров по сниженной цене. При указанной распродаже книжных остатков права, переданные Издательству на основании настоящего соглашения, возвращаются Владельцу без ущерба его праву требования в отношении любых уплаченных или причитающихся ему на тот момент денежных сумм, а также компенсации любых убытков. С экземпляров, проданных по цене выше себестоимости, Издатель обязан выплатить Владельцу 10% от чистой выручки.

Читайте так же:  Постановление конституционного суда по конституционности законов

Суду при обосновании суммы взыскиваемой компенсации в соответствии с п. 11 названного соглашения следовало установить все обстоятельства, указанные в данном пункте соглашения и соглашения в целом применительно к рассматриваемому случаю.

Суд учел только процент от цены изданного тиража. Соглашение между правообладателем и истцом от 2 мая 2005 г. устанавливает обязательство последнего уплатить невозвращаемый аванс в размере 53 000 евро. При определении двойной стоимости права использования произведения следует определять цену, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование произведения.

Вывод Девятого арбитражного апелляционного суда о том, что двукратный размер стоимости права использования произведения, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование произведения, составляет в данном случае 636 800 руб., сделан при неполно выясненных обстоятельствах, не соответствует фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, в связи с чем суд кассационной инстанции считает обжалуемое Постановление от 10 декабря 2008 года подлежащим отмене по основаниям, предусмотренным частью 1 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, с направлением дела на новое рассмотрение в Арбитражный суд г. Москвы» .

В том случае, если правообладателем заявлено требование о выплате компенсации в двукратном размере стоимости права использования произведения, объекта смежных прав или товарного знака, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное их использование, при определении размера компенсации за основу следует принимать вознаграждение, обусловленное лицензионным договором, предусматривающим простую (неисключительную) лицензию, на момент совершения нарушения (п. 43.4 Постановления Пленума ВС РФ N 5 и Пленума ВАС РФ N 29 от 26 марта 2009 г.).

Источник: http://stgkrf.ru/1301

Статья 15. Возмещение убытков

1. Лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

2. Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Если лицо, нарушившее право, получило вследствие этого доходы, лицо, право которого нарушено, вправе требовать возмещения наряду с другими убытками упущенной выгоды в размере не меньшем, чем такие доходы.

Комментарий к ст. 15 ГК РФ

1. Комментируемая статья посвящена важнейшему способу защиты гражданских прав — возмещению убытков. Его универсальность заключается в том, что убытки могут быть взысканы практически всегда, когда они причинены потерпевшему, независимо от того, указано ли в конкретной норме на возможность их взыскания или от того, явились ли они результатом нарушения вещных, обязательственных или исключительных прав потерпевшего.

При этом, однако, необходимо учитывать, что по своей юридической природе взыскание убытков является формой гражданско-правовой ответственности. Из этого следует, что убытки могут быть взысканы при наличии условий, необходимых для применения гражданско-правовой ответственности (подробнее см. об этом коммент. к ст. 401 ГК).

2. Под убытками в комментируемой статье понимаются отрицательные последствия, которые наступили в имущественной сфере потерпевшего в результате нарушения его гражданских прав и охраняемых законом интересов. Они могут выражаться в уничтожении имущества, уменьшении стоимости поврежденной вещи, неполучении запланированного дохода, необходимости новых расходов и т.п. В отличие от возмещения вреда в натуре, например путем предоставления должником кредитору вещи того же рода и качества или безвозмездного устранения повреждений имущества, при взыскании убытков имущественный интерес потерпевшего удовлетворяется за счет денежной компенсации понесенных им имущественных потерь. Таким образом, денежная оценка имущественных потерь потерпевшего и образует понятие убытков.

3. Учитывая компенсационный характер гражданско-правовой ответственности, убытки по общему правилу взыскиваются в полном объеме. Исключения из этого правила могут устанавливаться лишь законом или конкретным договором.

Так, в соответствии с прямым указанием закона убытки в пониженном размере взыскиваются при нарушении договоров энергоснабжения (ст. 547 ГК), на выполнение НИ и ОКР (ст. 777 ГК), перевозки (ст. 796 ГК), хранения (п. 2 ст. 902 ГК) и др. Уменьшение размера взыскиваемых убытков соглашением сторон в принципе возможно во всех договорах, кроме договоров присоединения или иных договоров, в котором в качестве кредитора выступает гражданин-потребитель (см. коммент. к ст. 400 ГК). Не допустимы и заранее заключаемые соглашения об уменьшении размера внедоговорной ответственности.

Хотя в п. 1 ст. 15 говорится лишь о возможном уменьшении размера взыскиваемых убытков, на практике встречаются соглашения как о взыскании убытков в повышенном размере, так и о заранее оцененном сторонами размере убытков. Возможность заключения соглашений первого вида сомнений не вызывает, что, в частности, прямо подтверждается п. 1 ст. 1064 ГК. Следует лишь учитывать, что подобное соглашение может быть расценено судом как обход правил ст. 333 ГК, в связи с чем, опираясь на эту статью, суд может уменьшить размер убытков при наличии их явной несоразмерности последствиям нарушения.

Что касается соглашений второго вида, то они также не противоречат действующему законодательству, но в условиях отсутствия в законе специальных правил на этот счет их, видимо, следует квалифицировать в качестве соглашений об исключительной неустойке.

В случаях, предусмотренных законом, убытки могут взыскиваться также через присуждение в пользу потерпевшего особой денежной компенсации, размер которой определяется судом. Так, в соответствии со ст. ст. 1301, 1311 ГК обладатель исключительных авторских или смежных прав вправе потребовать от нарушителя выплаты компенсации в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей, определяемых по усмотрению суда, вместо возмещения убытков.

4. Пункт 2 ст. 15 раскрывает понятие убытков и указывает на две их составляющие — реальный ущерб и упущенную выгоду. Реальный ущерб включает в себя: а) расходы, которые произвел или должен будет произвести потерпевший для восстановления нарушенного права; б) стоимость утраченного или поврежденного имущества потерпевшего.

Следует подчеркнуть, что в состав реального ущерба входят не только фактически понесенные соответствующим лицом расходы, но и расходы, которые это лицо должно будет произвести для восстановления нарушенного права. Необходимость таких расходов и их предполагаемый размер должны быть подтверждены обоснованным расчетом, доказательствами, в качестве которых могут быть представлены смета (калькуляция) затрат на устранение недостатков товаров, работ, услуг; договор, определяющий размер ответственности за нарушение обязательств, и т.п. (п. 10 Постановления ВС и ВАС N 6/8).

Читайте так же:  Срок исковой давности по оплате труда

Упущенная выгода представляет собой неполученные доходы, которые потерпевший получил бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено. Размер упущенной выгоды должен быть обоснован потерпевшим соответствующими расчетами с учетом сделанных им приготовлений и разумных затрат. В частности, по требованию о возмещении убытков в виде неполученного дохода, причиненных недопоставкой сырья или комплектующих изделий, размер такого дохода должен определяться исходя из цены реализации готовых товаров, предусмотренной договорами с покупателями этих товаров, за вычетом стоимости недопоставленного сырья или комплектующих изделий, транспортно-заготовительных расходов и других затрат, связанных с производством готовых товаров (п. 11 Постановления ВС и ВАС N 6/8).

Особый порядок определения размера упущенной выгоды применяется тогда, когда нарушителем извлечены доходы вследствие нарушения прав потерпевшего. В данном случае потерпевший вправе обратить эти доходы в свою пользу, рассматривая их в качестве своей упущенной выгоды, что в значительной степени облегчает обоснование ее размера.

Судебная практика по статье 15 ГК РФ

33. Постановлением от 10 марта 2017 года N 6-П Конституционный Суд дал оценку конституционности статьи 15, пункта 1 статьи 1064, статьи 1072 и пункта 1 статьи 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Оспоренные положения являлись предметом рассмотрения постольку, поскольку на их основании разрешается вопрос о возможности возмещения потерпевшему — владельцу транспортного средства вреда в размере, превышающем размер страхового возмещения, подлежащего выплате потерпевшему страховщиком, застраховавшим по договору обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств ответственность причинителя вреда.

При разрешении спора суды руководствовались статьями 15, 16, 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации, положениями Федерального закона от 27.07.2010 N 190-ФЗ «О теплоснабжении», Основами ценообразования в сфере теплоснабжения, утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 22.10.2012 N 1075 (далее — Основы ценообразования), оценили с соблюдением требований статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации представленные сторонами в материалы дела доказательства и отказали в удовлетворении иска.

При таких обстоятельствах суды пришли к выводу о доказанности совокупности условий, необходимых для привлечения Ткачева А.С. к гражданско-правовой ответственности в виде возмещения убытков, в связи с чем, руководствуясь статьями 15, 53 Гражданского кодекса Российской Федерации, статей 44 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», удовлетворили иск.

Оценив представленные в материалы дела доказательства в порядке статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, руководствуясь статьями 15, 393, 469, 475, 477, 479, 518 Гражданского кодекса Российской Федерации, установив с учетом результатов экспертного заключения N ТЛ1005-15/27 факт поставки заявителем товара ненадлежащего качества ввиду недостатков, возникших до его передачи и обнаруженных в пределах гарантийного срока, противоправного поведения и вины указанного лица, а также причинно-следственной связи между его действиями возникшими на стороне истца убытками (понесенные расходы в связи с заменой некачественных элементов оборудования), суды правомерно удовлетворили исковые требования частично.

Оценив представленные в материалы дела доказательства в порядке статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, руководствуясь статьями 8, 15, 290, 307, 393, 401 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьями 36, 39, 161, 162 Жилищного кодекса Российской Федерации, а также положениями Правил содержания общего имущества в многоквартирном доме, утвержденными Постановлением Правительства Российской Федерации от 13.08.2006 N 491, установив факт ненадлежащего содержания заявителем общего имущества многоквартирного дома, находящегося в его непосредственном управлении, противоправного поведения и вины указанного лица, а также причинно-следственной связи между действиями ответчика и возникшими на стороне истца убытками, проверив и признав обоснованным расчет убытков и судебных расходов, суды удовлетворили исковые требования.

Оценив в соответствии с требованиями главы 7 Кодекса представленные сторонами доказательства (в том числе судебные акты по делу N А24-4804/2015), в их совокупности и взаимосвязи, исходя из фактических обстоятельств дела, руководствуясь статьями 15, 151, 1099 Гражданского кодекса Российской Федерации, разъяснениями, изложенными в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.02.2005 N 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц», Обзоре практики рассмотрения судами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации, утвержденном Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 16.03.2016, суд апелляционной инстанции, частично удовлетворяя требования, признал действия банка порочащими деловую репутацию предпринимателя. Суд указал, что в ходе рассмотрения дела банком частично добровольно удовлетворен иск, информация о просрочке по обязательствам перед банком из кредитной истории предпринимателя исключена, публичным акционерным обществом «Сбербанк России» принято решение о возможности дальнейшего сотрудничества с предпринимателем.

Разрешая спор, суды руководствовались статьей 15 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьями 20.3, 20.4 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» и исходили из того, что в результате действий Михновца А.А. должнику причинен вред (уменьшена конкурсная масса). При этом суды учли обстоятельства, установленные при рассмотрении жалобы на действия Михновца А.А. (определение от 03.06.2014), и в рамках дела N А40-97061/2009 о банкротстве закрытого акционерного общества «ФК «Еврокоммерц» (определение от 21.09.2017).

Разрешая спор, суды руководствовались статьей 15 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьями 20.3, 20.4 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» и исходили из того, что совершенные Авдеевым Д.А. действия с заинтересованным лицом по неправомерному перечислению денежных средств при нарушении лимитов расходов, а также необоснованному принятию в счет возврата векселей и их передаче ненадлежащему лицу повлекли наступление для должника вредных последствий в виде уменьшения конкурсной массы должника.

Оценив представленные в материалы дела доказательства в порядке статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, руководствуясь статьями 15, 1064, 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации, Федеральным законом Российской Федерации от 08.11.2007 N 257-ФЗ «Об автомобильных дорогах и деятельности в Российской Федерации и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», Правилами возмещения вреда, причиняемого транспортными средствами, осуществляющими перевозки тяжеловесных грузов, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 16.11.2009 N 934, установив факт осуществления предпринимателем перевозки груза с нарушением требований по допустимым осевым нагрузкам транспортного средства, суды удовлетворили иск, признав его обоснованным по праву и размеру.

Исследовав и оценив обстоятельства исполнения договора, суды не установили условий, необходимых в силу статей 15, 393 Гражданского кодекса Российской Федерации для взыскания с покупателя заявленных убытков, и признали отсутствие оснований для расторжения договора в судебном порядке, поскольку он уже расторгнут на основании пункта 2 статьи 450.1 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Отказывая в удовлетворении иска и соглашаясь с данным выводом, суды оценили представленные доказательства по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и, руководствуясь статьями 15, 393, 469, 476 Гражданского кодекса Российской Федерации, обоснованно указали на недоказанность поставки обществом «ТС Групп» товара ненадлежащего качества, возникновения недостатков до передачи товара покупателю или по причинам, возникшим до этого момента, а также причинно-следственной связи между противоправным поведением общества «ТС Групп» и возникшими у общества «Мир тепла и света» убытками.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://gkrfkod.ru/statja-15/

Компенсация вместо возмещения убытков
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here