Компенсация морального вреда семейное право

Проводим инструктаж по теме: "Компенсация морального вреда семейное право". Здесь собрана информация из авторитетных источников и даны комментарии. Однако, каждый случай индивидуален. Всегда имеются нюансы. Если есть вопросы, то вы всегда можете их задать дежурному консультанту.

Когда и в каком размере можно требовать компенсации морального вреда?

Когда и в каком размере можно требовать компенсации морального вреда?

Основаниями для компенсации морального вреда являются нравственные страдания в связи с повреждением здоровья, утратой родственников и т.д. Компенсировать моральный вред можно во внесудебном порядке либо обратиться в суд. При этом требовать компенсации морального вреда можно в любом размере.

Основания компенсации морального вреда

Вы вправе претендовать на компенсацию морального вреда, если вам причинены физические или нравственные страдания действиями, нарушающими ваши личные неимущественные или имущественные права либо посягающими на принадлежащие вам нематериальные блага, а также в других установленных случаях. При этом в удовлетворении требования о компенсации морального вреда не может быть отказано по причине того, что, например, невозможно точно установить характер и степень телесных повреждений.

Моральный вред, в частности, может быть связан с утратой вами родственников, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих вашу честь, достоинство или деловую репутацию (ч. 1 ст. 151, п. 1 ст. 1064 ГК РФ; п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 N 10; п. 5 Обзора, утв. Президиумом Верховного Суда РФ 04.07.2018).

Компенсация морального вреда при нарушении имущественных прав

Если моральный вред причинен действиями или бездействием, нарушающими имущественные права гражданина, он подлежит компенсации в случаях, предусмотренных законом (п. 2 ст. 1099 ГК РФ).

При этом моральный вред компенсируется независимо от возмещения имущественного вреда (п. 3 ст. 1099 ГК РФ; ст. 15 Закона от 07.02.1992 N 2300-1).

Компенсация морального вреда при нарушении неимущественных прав

Основанием для возмещения морального вреда являются действия, нарушающие личные неимущественные права либо посягающие на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага (ст. 151, п. 1 ст. 1099 ГК РФ).

Компенсировать моральный вред можно, в частности, в следующих случаях:

— нарушение тайны завещания (ст. 1123 ГК РФ);

— нарушение прав и интересов в результате распространения ненадлежащей рекламы (ст. 38 Закона от 13.03.2006 N 38-ФЗ);

— нарушение прав в области персональных данных (ст. 17 Закона от 27.07.2006 N 152-ФЗ);

— нарушение прав и интересов в связи с разглашением информации ограниченного доступа (ст. 17 Закона от 27.07.2006 N 149-ФЗ);

— невыполнение условий договора о реализации туристского продукта туроператором или турагентом (ст. 6 Закона от 24.11.1996 N 132-ФЗ);

— нарушение изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами РФ, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей, при наличии вины причинителя вреда (ст. 15 Закона от 07.02.1992 N 2300-1).

— нарушение права гражданина, проживающего в жилом помещении, на благоприятную окружающую среду, свободную от воздействия табачного дыма и любых последствий потребления табака соседями (п. 2 Обзора судебной практики Верховного Суда РФ N 4 (2018), утв. Президиумом Верховного Суда РФ 26.12.2018).

Одно из обязательных условий наступления ответственности за причинение морального вреда — вина причинителя. Исключение составляют случаи, прямо предусмотренные законом. Например, когда вред причинен жизни или здоровью источником повышенной опасности (ст. 1100 ГК РФ; п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 10).

Ответственность за причинение морального вреда возлагается на лицо, причинившее такой вред. Доказать отсутствие вины в причинении вреда обязан причинитель вреда (п. 4 Обзора судебной практики Верховного Суда РФ N 4 (2016), утв. Президиумом Верховного Суда РФ 20.12.2016).

Вы можете требовать компенсации морального вреда в любом размере. Тем не менее при определении размера компенсации суд принимает во внимание степень вины нарушителя, учитывает характер физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями потерпевшего, а также требования разумности и справедливости (п. 2 ст. 1101 ГК РФ).

«Электронный журнал «Азбука права», актуально на 25.06.2019

Другие материалы журнала «Азбука права» ищите в системе КонсультантПлюс.

Наиболее популярные материалы «Азбуки права» доступны в мобильном приложении КонсультантПлюс: Студент.

Источник: http://www.consultant.ru/edu/student/consultation/kompensatsia_moralnogo_vreda/

Применяется ли в семейном праве компенсация морального вреда как способ защиты

В целях настоящего исследования необходимо установить, какой смысл законодатель вкладывает в термин «нематериальные» применительно к благам, защите которых посвящена гл. 8 ГК. Дело в том, что такие блага, например, как жизнь и здоровье, неразрывно связаны с состоянием организма человека, с самим существованием его организма как объекта материального мира. Существование организма человека есть жизнь, а его нормальное, биологически благополучное состояние – здоровье. Сравнительный анализ п. 1 и 2 ст. 150 ГК позволяет сделать вывод, что под нематериальными законодатель понимает неимущественные блага, т.е. блага, не имеющие имущественного содержания. Так, если в п. 1 ст. 150 среди нематериальных благ упоминаются личные неимущественные права, то в п.2 той же статьи законодатель называет их нематериальными правами («… из существа нарушенного нематериального права. »). Поэтому вполне естественно сделать вывод, что понятие «нематериальные блага» в смысле ст. 150 ГК тождественно понятию «неимущественные блага». Именно так мы и будем называть их в дальнейшем для придания более точного смысла применяемой терминологии.

Реферат: Компенсация морального вреда как способ защиты гражданских прав

Потребность в жилье была одной из самых насущных материальных потребностей человека во все времена. Потребность в жилье в масштабах всего общества, как правило, остается неудовлетворенной, поскольку жилищ, доступных всем гражданам, всегда оказывается недостаточно. Такое расхождение потребностей с реальными возможностями их удовлетворения порождает жилищный вопрос и далее жилищную проблему. Поэтому в рамках данной статьи автор рассматривает возможность защиты лишь титульных пользователей перед собственником посредством компенсации морального вреда при нарушении их имущественного права на жилое помещение.

Компенсация морального вреда как способ защиты титульных пользователей жилым помещением

Основанием возникновения таких обязательств служит правонарушение — деликт, в силу чего эти обязательства именуются деликтными. Гражданское право исходит из принципа генерального деликта, так как любое правонарушение характеризуется противоправным поведением и причиняет потерпевшему тот или иной вид вреда. К обстоятельствам, устраняющим противоправность, относятся, в частности: осуществление права, исполнение закона, необходимая оборона, крайняя необходимость, причинение вреда в отношениях, не регулируемых правом, и др. Факт причинения вреда порождает обязанность по возмещению вреда.

Применяется ли в семейном праве компенсация морального вреда как способ защиты

Размер денежной компенсации определяется судом исходя из степени тяжести травмы, иного повреждения здоровья, других обстоятельств, свидетельствующих о перенесенных потерпевшим физических и нравственных страданиях, а также с учетом имущественного положения причинителя вреда, степени вины потерпевшего и иных конкретных обстоятельств.

Читайте так же:  Моральный вред не выплачен

Нематериальные блага как объекты гражданских прав и способы их защиты

· Это справедливо, так как нравственные и физические страдания работник может испытывать не только при незаконном увольнении, но и в других случаях неправомерных действий: наложении дисциплинарного взыскания, отстранении от работы, привлечении к сверхурочным работам, направлении в командировку, невыплате гарантийных и компенсационных выплат, невыплате премии, предусмотренной системой оплаты труда, непредоставлении отпуска и задержке его оплаты и т. п.

Моральный вред

Важное значение при рассмотрении требований о возмещении морального вреда имеет дата и время его причинения, а так как данный вопрос регулируется рядом законодательных актов, то необходимо обратить внимание на дату введения такого акта в действие, поскольку на правонарушения, возникшие до введения в действие конкретного акта, его нормы распространяться не могут.

Компенсация морального вреда как способ защиты личных неимущественных прав

7. В действующее гражданское законодательство необходимо ввести специальный правовой институт: для юридического лица — «компенсация иного неимущественного вреда». При этом под иным неимущественным вредом надлежит понимать вред, причиненный неимущественным правам юридического лица.

Применяется ли в семейном праве компенсация морального вреда как способ защиты

Однако уже в римском праве, традиционно делавшем акцент на защите имущественных прав граждан, намечалась тенденция и к защите нематериальной сферы жизни человека: жизни, здоровья, чести, достоинства. Установленные еще Законами XII таблиц вознаграждения: за сломанную кость свободного человека – 300 ассов, раба – 150 ассов, за причинение обиды (нанесение побоев, оскорбительных ударов, без ранения) – 25 ассов и т. д. были несомненной попыткой не только, выражаясь современным языком, возместить вред здоровью, но и материально компенсировать причиненные потерпевшему страдания. [110] За нарушение чужих неимущественных прав на виновного налагался денежный штраф, который шел целиком в пользу пострадавшего. Широкое распространение денежных выплат в пользу пострадавших играло несомненно прогрессивную роль, выступая в качестве замены существовавшего института кровной мести. «Законы XII таблиц сохраняют принцип талиона лишь при телесных повреждениях и то только тогда, когда стороны не договорятся о штрафе в пользу потерпевшего, причем штраф уже и в этом случае признается официальной заменой частной расправы». [111]

Компенсация морального вреда как способ защиты неимущественных благ личности (К

Компенсация морального вреда как способ защиты гражданских прав (2)

Тем не менее положения, касающиеся компенсации морального вреда, были закреплены через два года с момента принятия ГК РФ в Кодексе законов о труде 1971 года. Поправка, внесенная в ст. 213 КЗоТ в 1997 году, наряду с другими нормативными актами также закрепляла возможность компенсации гражданам причиненного морального вреда. Часть пятая данной статьи предусматривала компенсацию морального вреда, назначенную судом по требованию работника, в случае его незаконного увольнения с места работы работодателем. Установление нормы, связанной с компенсацией морального вреда, в трудовом законодательстве послужило гарантией для граждан в случае их незаконного увольнения, но вместе с этим законодатель совершенно не предусмотрел другие возможные случаи компенсации морального вреда работнику.

Особенности компенсации морального вреда как способа защиты трудовых прав работников

Защите подлежит любое нарушенное нематериальное благо, если его существо и характер последствий этого нарушения допускает возможность использования способов защиты гражданских прав (ст. 12 ГК РФ). Универсальным способом защиты нарушенных нематериальных благ является компенсация морального вреда. Кроме того, ГК РФ и другими законами могут быть предусмотрены специальные способы защиты нарушенных нематериальных благ. Согласно ст.

Компенсация морального вреда как способ защиты нематериальных благ

Исходя из этого законодатель защитил потерпевшего супруга от неблагоприятных последствий заключения подобного брака. Поэтому вряд ли можно согласиться с М. Кротовым, который считает, что недействительность брака ни мерой ответственности, ни мерой защиты [3, с. Следуя данной точке зрения, можно забыть о правовых последствиях, которые порождает брак, признанный недействительным. Как же быть с детьми, рожденными в недействительном браке, которые имеют такие же права, что и дети, рожденные в действительном браке?

Особенности компенсации морального вреда в некоторых отраслях права

Компенсация морального вреда Компенсация морального вреда «Впрочем, бывают случаи, в которых вред воспрещаемого более велик, чем вред воспрещения. В таких делах принудительные меры оправдываются разумом и предписываются совестью, конечно, с оговоркой, что они не будут более суровы или стеснительны, чем необходимо для пользы.» Николай Чернышевский Современная Россия стремится наладить работу всех правовых институтов демократического правового государства.

Компенсация морального вреда как способ защиты нематериальных благ

Компенсация морального вреда уже более 15 лет признается и допускается российским законом. Однако изменяющиеся условия развития общества вызывают необходимость совершенствования правового регулирования его институтов, в том числе и института компенсации морального вреда.

Компенсация морального вреда как способ защиты гражданских прав тема диссертации и автореферата по ВАК, кандидат юридических наук Редько, Евгений Павлович

Эрделевский Александр Маркович (р. 1954) — российский ученый — правовед, доктор юридических наук, автор большого количества научных трудов, в том числе комментариев к законодательным актам (Гражданский кодекс РФ, Налоговый кодекс РФ, Федеральный закон о госрегистрации прав на недвижимость), монографий и статей. Преподает гражданское право в Московской Государственной Юридической Академии. Сочетает научную и преподавательскую работу с правозащитной деятельностью.

Источник: http://questionlaw.ru/byudzhetnoe-pravo/primenyaetsya-li-v-semejnom-prave-kompensatsiya-moralnogo-vreda-kak-sposob-zashhity

Компенсация морального вреда как способ защиты семейных прав и мера семейно-правовой ответственности (Ершова Е.В.)

Дата размещения статьи: 26.04.2016

Компенсацию морального вреда причисляют к основным способам защиты гражданских и семейных прав, на что указывает статья 12 ГК РФ . Следует обратить внимание, что к предмету научной дискуссии относится вопрос о допустимости использования термина «компенсация» для обозначения восполнения причиненного морального вреда при нарушении семейных прав. Термин «компенсация» в переводе с латинского (compensare) означает «возмещать, уравновешивать» . В словаре русского языка С.И. Ожегова компенсация трактуется через возмещение .
———————————
Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть первая от 30.11.1994 N 51-ФЗ (в ред. от 13.07.2015 N 268-ФЗ) // Российская газета. 1994. 8 декабря.
См.: Швецова А.А. Компенсационные нормы российского права: Дис. . канд. юрид. наук. Саратов, 1999. С. 28.
Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1986. С. 86.

В.А. Белов определяет термин «компенсация» как действия, имеющие целью уравновесить имущественную либо неимущественную потерю посредством уплаты потерпевшему денег в такой сумме или передачи (предоставления) ему какого-либо имущества такого рода, качества и стоимости, которые позволят пренебречь понесенной потерей . Д.Н. Кархалев считает компенсационную функцию специфической, присущей мерам именно гражданско-правовой ответственности . Этой же позиции придерживается Е.А. Суханов: «Основной, главной функцией является. компенсаторно-восстановительная функция. Она отражает соразмерность применяемых мер ответственности и вызванных правонарушителем убытков, а также направленность взыскания на компенсацию имущественных потерь потерпевшего от правонарушителя» .
———————————
Белов В.А. Гражданское право: Общая часть: Учебник. М., 2002. С. 637.
См.: Кархалев Д.Н. Гражданско-правовые меры защиты и меры ответственности: Учеб. пособие. Уфа, 2004. С. 20.
Российское гражданское право: Учебник: В 2 т. / Отв. ред. Е.А. Суханов. 2-е изд., стереотип. М.: Статут, 2011. Т. 1. С. 432.

Читайте так же:  Академическая справка на работу

Данный вопрос, а точнее, его решение, является принципиальным, поскольку в цивилистической литературе мнения авторов по поводу содержания категории «моральный вред» и обоснованности подобной формулировки разделились. Большинство авторов главенствующее значение придают категории нравственных страданий, полагая страдания физические второстепенным или же вовсе лишним элементом. Так, Е.А. Михно определяет моральный вред как «отрицательные последствия нарушения имущественных или неимущественных благ, выразившиеся в душевных страданиях и переживаниях» . Автор полагает, что физические страдания приобретают юридическую значимость для возложения гражданско-правовой ответственности за причинение морального вреда лишь постольку, поскольку вызывают нравственные страдания (к примеру, эмоциональный ущерб, который потерпевший понес в результате увечья), поэтому не могут быть включены как правовая категория в понятие морального вреда. Подчеркнем, что, на наш взгляд, такая позиция не может считаться вполне удачной, поскольку она односторонне отражает правовую природу морального вреда.
———————————
Михно Е.А. Компенсация морального вреда во внедоговорных обязательствах: Дис. . канд. юрид. наук. СПб., 1998. С. 45.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:

Вернуться на предыдущую страницу

Источник: http://lexandbusiness.ru/view-article.php?id=7316

ВС: Взыскание одинаковой компенсации морального вреда за смерть мужа и отца должно быть обоснованно

Верховный Суд вынес Определение № 83-КГ19-12, в котором разъяснил нижестоящим инстанциям, что им следует принимать во внимание при определении размера компенсации морального вреда в связи с гибелью от несчастного случая на производстве.

Обстоятельства дела

Владимир Носов работал в ООО «Творец» сторожем. 31 января 2015 г., находясь на рабочем месте – строительной площадке при исполнении своих должностных обязанностей, он получил тяжкие телесные повреждения от Игоря Сивухина, который пытался совершить хищение имущества общества. От полученных телесных повреждений пострадавший скончался на месте.

По приговору Брянского областного суда Игорь Сивухин был признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных п. «в» ч. 4 ст. 162 (разбой, совершенный с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего), п. «з» ч. 2 ст. 105 (убийство из корыстных побуждений или по найму, а равно сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом) УК РФ, и ему назначено наказание в виде 20 лет лишения свободы. Апелляционным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда приговор был оставлен без изменения и вступил в законную силу.

В ходе расследования уголовного дела было установлено, что обстоятельством, способствовавшим убийству, явилось отсутствие на стройке дополнительных мер безопасности, поскольку вход на территорию строительной площадки осуществлялся через проем, расположенный в сплошном заборе, при этом проход ничем не был закрыт, что позволило беспрепятственно проникнуть на объект.

Смерть Владимира Носова была признана несчастным случаем на производстве утвержденным директором актом. Указывалось, что были нарушены требования безопасности труда в строительстве, кроме того, отмечалось, что работодатель нарушил нормы ТК РФ в связи с непроведением специальной оценки условий труда, а также требования охраны труда.

Супруга и дети Носова обратились в Брянский районный суд Брянской области с иском к обществу о компенсации морального вреда, причиненного гибелью близкого человека вследствие несчастного случая на производстве. Истцы сослались на положения ст. 212, 237 ТК РФ и указали на причинение им нравственных и физических страданий, которые они рассматривают как моральный вред. Родственники погибшего попросили взыскать компенсацию в размере 1 млн руб. в пользу каждого.

Суд снизил размер компенсации в четыре раза

Видео (кликните для воспроизведения).

30 мая 2017 г. суд первой инстанции отказал в иске, апелляция оставила решение без изменения. 6 августа 2018 г., рассмотрев кассационную жалобу, Верховный Суд направил дело на новое рассмотрение в первую инстанцию, и уже 2 ноября 2018 г. Брянский районный суд частично удовлетворил иск, взыскав с общества 750 тыс. руб. на всех истцов.

Суд установил, что приказом Брянского регионального отделения Фонда социального страхования супруге была назначена единовременная страховая выплата в размере 1 млн руб.

Разрешая спор, первая инстанция с учетом норм ГК о компенсации морального вреда и положений Трудового кодекса об охране труда отметила, что бездействие работодателя, выразившееся в неисполнении обязанности по созданию надлежащих условий труда и непринятии мер для недопущения беспрепятственного доступа на производственную территорию организации посторонних лиц, способствовало причинению смерти Владимиру Носову, в связи с чем пришла к выводу об обоснованности исковых требований.

При определении размера подлежащей взысканию с ООО «Творец» в пользу каждого из истцов компенсации морального вреда суд учел характер причиненных им нравственных страданий, обстоятельства дела, степень вины работодателя и отсутствие его умысла, требования разумности и справедливости, посчитав достаточной сумму в размере 250 тыс. руб. в пользу каждого из истцов. Апелляция оставила решение без изменения, после чего родственники погибшего вновь обратились в Верховный Суд.

ВС счел снижение размера компенсации необоснованным

Изучив материалы дела, высшая инстанция отметила, что в п. 32 и Пленума ВС от 26 января 2010 г. № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина» разъяснено, что при рассмотрении дел о компенсации морального вреда в связи со смертью потерпевшего иным лицам, в частности членам его семьи, иждивенцам, суду необходимо учитывать обстоятельства, свидетельствующие о причинении именно этим лицам физических и нравственных страданий. Указанные обстоятельства влияют также и на определение размера компенсации этого вреда. Наличие факта родственных отношений само по себе не является достаточным основанием для компенсации морального вреда. При определении размера компенсации морального вреда суду с учетом требований разумности и справедливости следует исходить из степени нравственных или физических страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред, степени вины нарушителя и иных заслуживающих внимания обстоятельств каждого дела.

ВС отметил, что в Постановлении Европейского Суда по правам человека по делу «Максимов против России» указано, что задача расчета размера компенсации является сложной. Она особенно трудна в деле, предметом которого является личное страдание, физическое или нравственное. Не существует стандарта, позволяющего измерить в денежных средствах боль, физическое неудобство и нравственное страдание и тоску. Национальные суды всегда должны в своих решениях приводить достаточные мотивы, оправдывающие ту или иную сумму компенсации морального вреда, присуждаемую заявителю. В противном случае отсутствие мотивов, например, несоразмерно малой суммы компенсации, присужденной заявителю, будет свидетельствовать о том, что суды не рассмотрели надлежащим образом требования заявителя и не смогли действовать в соответствии с принципом адекватного и эффективного устранения нарушения.

Читайте так же:  Наделить правом электронной подписи

Верховный Суд указал, что моральный вред – это нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага, перечень которых законом не ограничен. К числу таких нематериальных благ относятся жизнь, здоровье (состояние физического, психического и социального благополучия человека), семейные и родственные связи. В случае причинения гражданину морального вреда (физических или нравственных страданий) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие ему нематериальные блага, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации.

«Таким образом, право на компенсацию морального вреда возникает при наличии предусмотренных законом оснований и условий ответственности за причинение вреда, а именно физических или нравственных страданий потерпевшего, т.е. морального вреда как последствия нарушения личных неимущественных прав или посягательства на иные нематериальные блага, неправомерного действия (бездействия) причинителя вреда, причинной связи между неправомерными действиями и моральным вредом, вины причинителя вреда», – указано в определении.

Суд отметил: поскольку, предусматривая в качестве способа защиты нематериальных благ компенсацию морального вреда, закон устанавливает лишь общие принципы для определения размера такой компенсации, суду при разрешении спора о компенсации морального вреда необходимо в совокупности оценить конкретные незаконные действия причинителя вреда, соотнести их с тяжестью причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий и индивидуальными особенностями его личности, учесть заслуживающие внимание фактические обстоятельства дела, а также требования разумности и справедливости, соразмерности компенсации последствиям нарушения прав как основополагающие принципы, предполагающие установление судом баланса интересов сторон. При этом соответствующие мотивы о размере компенсации морального вреда должны быть приведены в судебном постановлении.

Однако, как указал ВС, в данном случае этого сделано не было. Первая инстанция сослалась лишь на общие принципы определения размера компенсации морального вреда, закрепленные в положениях ст. 151, 1101 ГК, однако не применила их к спорным отношениям. Кроме того, суд не учел индивидуальные особенности личности каждого из истцов и не дал оценки их доводам о том, что утрата близкого человека привела в том числе к разрыву их семейных связей.

Взыскивая в пользу каждого из истцов равную сумму компенсации морального вреда, суд первой инстанции не привел мотивы и не обосновал, почему он пришел к выводу о том, что степень и характер нравственных страданий у них одинаковы и что сумма в 250 тыс. руб. является достаточной. Также суд не указал, какие конкретно обстоятельства дела повлияли на размер компенсации морального вреда и какие из этих обстоятельств послужили основанием для уменьшения суммы компенсации морального вреда, заявленной истцами.

В решении суда, отметил ВС, также не приведены мотивы относительно степени вины работодателя, которая указана в числе обстоятельств, учитывавшихся при определении размера компенсации морального вреда. При этом не дана оценка доводам о том, что одной из причин смерти Владимира Носова на производстве явилось бездействие работодателя, выразившееся в необеспечении охраны труда и безопасных условий труда, что способствовало совершению преступления.

Кроме того, Суд указал, что в нарушение ст. 329 ГПК в апелляционном определении не приведены мотивы, по которым судом не приняты во внимание доводы жалобы истцов о требованиях разумности, справедливости и соразмерности компенсации морального вреда последствиям нарушения, об обстоятельствах и причинах гибели Владимира Носова, находившегося в момент смерти при исполнении трудовых обязанностей, о степени вины работодателя.

Таким образом, Верховный Суд определил решения нижестоящих инстанций отменить и направить дело на новое рассмотрение.

Эксперты оценили значимость позиции ВС

В комментарии «АГ» главный научный сотрудник отдела гражданского законодательства и процесса Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ Александр Эрделевский посчитал правовую позицию ВС правильной и обоснованной. «Действительно, суд первой инстанции не обосновал присужденный размер компенсации, не пояснил, почему он не согласен с тем размером, который был заявлен истцами, хотя, с учетом практики ЕСПЧ, он был вполне разумным и умеренным для данного случая», – указал он.

Александр Эрделевский отметил, что суммы присужденных компенсаций никак не дифференцированы в отношении каждого из истцов. Не учтено, в частности, что они имели разный характер семейных связей с погибшим: у вдовы утрачена супружеская связь, а у детей – родственная. Он также усомнился в том, что были установлены и приняты во внимание такие обстоятельства, как возраст каждого из истцов, характер его отношений с погибшим. В итоге присужденные суммы компенсации оказались ничем не обоснованными и явно заниженными.

«Такая практика сложилась за более чем 20-летний период, поскольку у судов не было хотя бы приблизительных ориентиров для определения размера компенсации. Кроме того, суды, вероятно, обычно считают доводы истцов о страданиях, перенесенных ими в связи со смертью близкого человека, несколько преувеличенными. Наконец, как это имело место и в данном деле, суды не учитывают практику ЕСПЧ по аналогичным делам, хотя об этом имеется прямое указание в п. 9 Постановления Пленума ВС РФ от 27 июня 2013 г. № 21», – отметил эксперт.

Адвокат АК № 22 «Гражданские компенсации» Нижегородской областной коллегии адвокатов Александр Немов положительно отнесся к определению ВС РФ. По его мнению, подобную позицию Суд мог бы применять к огромной массе решений по данной категории дел, так как существующая ситуация с определением судами размера компенсации морального вреда «не поддается никакой логике».

Александр Немов указал, что суды подходят крайне формально к определению размеров компенсации морального вреда даже за вред здоровью. «В настоящее время в СМИ много говорится о необходимости регулирования определения размера компенсации морального вреда, в Ассоциации юристов России создана комиссия по разработке изменений в законодательство, председателем которой является адвокат. Думаю, что данное определение ВС РФ – реакция на существующий информационный фон по этой теме. Так как подобная позиция Верховного Суда – большая редкость», – предположил адвокат.

Он посчитал, что столь низкие суммы компенсации морального вреда за потерю близкого родственника – следствие отсутствия критериев в законодательстве по определению размера. «Все зависит от субъективного отношения конкретного судьи к рассматриваемому спору. Объективные данные зачастую не воспринимаются судьями», – заключил Александр Немов.

Источник: http://www.advgazeta.ru/novosti/vs-vzyskanie-odinakovoy-kompensatsii-moralnogo-vreda-za-smert-muzha-i-ottsa-dolzhno-byt-obosnovanno/

Компенсация морального вреда семейное право

Статья посвящена исследованию института компенсации морального вреда и возможности его более широкого применения в семейно-правовых отношениях. Исследуются семейно-правовые нормы, регулирующие компенсацию морального вреда. Уделяется особое внимание возмещению морального вреда в родительских и приравненных к ним отношениях

Ключевые слова: семейно-правовая ответственность; компенсация морального вреда; родительские права; лишение родительских прав; противоправное поведение усыновителей; физические и нравственные страдания; алиментные обязательства; брачный договор; осуществление родительских прав

Читайте так же:  Клинцовский городской суд официальный сайт судебное делопроизводство

Безусловно, моральный вред может причиняться не только взрослым членам семьи, но и несовершеннолетним детям, даже в раннем возрасте, как только они способны испытывать физические и нравственные страдания. С младенческого возраста дети уязвимы в части различных форм насилия в их семьях. Поэтому именно при совершении правонарушений в отношении несовершеннолетнего компенсация морального вреда должна применяться широко.

Такие же дополнения должны быть предусмотрены в случае отмены опеки и попечительства, отмены усыновления, поскольку являются формами устройства детей, оставшихся без попечения родителей.

Так, основаниями для отмены усыновления могут быть обстоятельства, свидетельствующие о противоправном виновном действии усыновителей, нарушающих интересы несовершеннолетнего, а именно: уклонение от выполнения возложенных на них обязанностей родителей, злоупотребление родительскими правами, жестокое обращение с усыновленным ребенком, а также наличие асоциальных заболеваний (алкоголизм, наркомания). Безусловно, виновное поведение усыновителя не может не отразиться на формировании личности несовершеннолетнего, в отношении которого осуществлялось физическое или психическое насилие, применялись недопустимые приемы воспитания, унижалось человеческое достоинство ребенка; также родительские права могут наносить ущерб интересам ребенка: создавать препятствия в обучении, склонять к попрошайничеству, воровству, проституции и т.д. Ребенок, безусловно, испытывает физические и нравственные страдания, степень которых сам не способен оценить в силу несформированной психики, поэтому правом на отмену усыновления и при наличии причиненного морального вреда должны обладать родители, орган опеки и попечительства, прокурор в отношении малолетнего ребенка и сам ребенок по достижении возраста 14 лет.

Другая форма устройства детей – опека и попечительство должна быть законодательно подкреплена нормой о возможности выдвижения требования о компенсации морального вреда, причиненного ребенку, находящемуся под опекой или попечительством. В случае прекращения опеки и попечительства при виновном поведении опекуна или попечителя, выражающемся в злоупотреблении своими правами, жестоком обращении с ребенком, в том числе и при использовании опеки (попечительства) в корыстных целях, несовершеннолетний может получить психологическую травму, которая будет оказывать на него воздействие всю жизнь. Поэтому при наличии в действиях опекуна (попечителя) признаков противоправности и виновности, морального вреда, причиненного несовершеннолетнему, есть возможность постановки вопроса о предъявлении искового заявления о компенсации морального вреда.

Если решение о компенсации морального вреда будет приниматься в процессе о взыскании алиментов, то размер взыскиваемой суммы должен определяться судом независимо от размера взыскиваемых алиментов, но моральный вред здесь должен взыскиваться только при удовлетворении алиментного требования.

Безусловно, не следует забывать, что компенсация морального вреда не освобождает плательщика алиментов от погашения текущих платежей и задолженности по алиментам и привлечении к ответственности за несвоевременную уплату алиментов.

Библиографический список

Антокольская М.В. Семейное право: учебник. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Юрист, 2003. 333 с.

Беспалов Ю.Ф. Теоретические и практические проблемы реализации семейных прав ребенка в Российской Федерации: дис. . д-ра юрид. наук. М, 2002. 348 с.

Гражданское право: учебник . 3-е изд., перераб. и доп./под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М.: Проспект, 1998. Т. 3. 632 с.

Криминология: учебник / под ред. В.Н. Кудрявцева, В.Е. Эминова. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Юристъ, 1999. 678 с.

Источник: http://www.jurvestnik.psu.ru/index.php/vypusk1152012/18-2010-12-01-13-31-58/-1-15-2012/298-k-probleme-kompensaczii-moralnogo-vreda-v-semejnom-prave

§ 1. Семейное право

В кругу семьи люди оказываются наиболее близки друг другу и в то же время не защищены и зависимы друг от друга. Поэтому в кругу семьи весьма часто возникают ссоры и другие неблагоприятные коллизии, доставляющие ее членам значительные нравственные, а иногда и физические страдания. В то же время, хотя иски о компенсации морального вреда давно не являются редкостью, в российской судебной практике пока не встречались споры о компенсации морального вреда между членами семьи.

Очевидно, это во многом обусловлено особым характером семейных отношений, стремлением членов семьи по возможности устранять возникающие между ними конфликты на основе морально — этических правил, не прибегая для этой цели к средствам государственного принуждения. Кроме того, состояние в семейных отношениях, основанных, как правило, на взаимной любви, уважении и взаимопомощи, вообще не располагает к применению имущественных санкций штрафного характера, каковой отчасти является компенсация морального вреда.

Но это вовсе не означает, что при наличии между причинителем вреда и потерпевшим семейных отношений институт компенсации морального вреда вообще неприменим. Семейный кодекс РФ допускает применение гражданского законодательства к личным неимущественным отношениям между членами семьи постольку, поскольку это не противоречит существу семейных отношений. В отношении требований о компенсации морального вреда можно сказать, что они не лучшим образом сочетаются с отношениями между членами семьи, но не входят с ними в такое противоречие, которое полностью исключало бы применение к таким отношениям гражданско — правового института компенсации морального вреда. Такое применение вполне допустимо, но оно имеет некоторые особенности, на которых мы остановимся ниже.

Заметим здесь же, что законодатель считает вполне совместимым с отношениями, основанными на взаимной любви, заключение брачного договора (ст. 40 СК), т.е. сделки, определяющей имущественные права и обязанности супругов в браке и (или) в случае его расторжения. Вряд ли разумно было бы предположить, что статус участника семейных отношений предоставляет причинителю морального вреда какой-либо иммунитет от требований потерпевшего о его компенсации.

В СК возможность требовать компенсации морального вреда прямо предусмотрена лишь в ст. 30. Согласно этой норме в случае признания брака недействительным потерпевший (добросовестный супруг) вправе требовать от другого супруга возмещения причиненного ему морального вреда. Отсутствие в СК других упоминаний о компенсации морального вреда вряд ли следует истолковывать как препятствие членам семьи предъявлять друг к другу подобные требования в иных случаях.

Действия, причиняющие вред личным неимущественным правам и благам (причинение телесных повреждений любой степени тяжести, побои, оскорбление, клевета, незаконное лишение свободы и т.п.), всегда порождают у потерпевшего право требовать денежной компенсации за причиненные страдания независимо от того, в какого рода отношениях он состоит с причинителем вреда.

Нет оснований не отнести к числу личных неимущественных благ, которые могут защищаться путем компенсации морального вреда, и личные неимущественные права, вытекающие из брака или родства. Этому вовсе не препятствует правило п. 2 ст. 8 о том, что защита семейных прав осуществляется способами, предусмотренными соответствующими статьями СК. В силу специфики семейных неимущественных прав они защищаются предусмотренными в СК способами как права участника именно семейных правоотношений, которым обычно корреспондируют обязанности других участников этих отношений. Но если такое право одновременно может быть отнесено к категории личных неимущественных прав в смысле ст. 150 ГК, оно должно допускать возможность его защиты путем компенсации морального вреда как специального способа защиты нематериальных благ.

Читайте так же:  Курсовая работа судебное делопроизводство

Анализ норм СК показывает, что предусмотренные в этом Кодексе способы защиты семейных неимущественных прав по своему содержанию представляют собой либо восстановление положения, существовавшего до нарушения права (ст. 68), либо пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения (ст. 66, 67). Применение этих способов имеет целью обеспечить беспрепятственное осуществление лицом принадлежащего ему семейного права. Компенсация морального вреда имеет совершенно иную функцию и поэтому не вступает в конкуренцию со специальными способами защиты семейных прав, предусмотренными в СК.

Так, например, в случае похищения ребенка лицом, не управомоченным удерживать его у себя, родители вправе использовать предусмотренный в ст. 68 СК способ защиты родительских прав — требовать возврата ребенка. Но применение этого способа вовсе не препятствует им требовать от похитителя компенсации морального вреда, причиненного нарушением их неимущественного родительского права на общение с ребенком и его воспитание, независимо от привлечения похитителя к уголовной ответственности.

В качестве другого примера можно привести нарушение установленного в п. 1 ст. 66, п. 1 ст. 67 СК права родителя, проживающего отдельно от ребенка, дедушки, бабушки, братьев, сестер и других родственников на общение с ребенком. Это право является неотчуждаемым личным неимущественным правом, принадлежащим каждому из родственников в силу закона. Указанное право родителя (родственника) носит абсолютный характер, ему корреспондирует обязанность всех остальных, включая другого родителя (родителей), не препятствовать осуществлению этого права. Статьи 66, 67 СК устанавливают способ защиты права на общение с ребенком в случае, когда оно нарушается родителем (родителями), проживающим совместно с ним, — обязание нарушителя органом опеки и попечительства и судом не препятствовать этому общению.

Установление такого способа защиты обусловлено тем, что, в отличие от любых иных возможных нарушителей, совместно проживающий родитель имеет в отношении ребенка родительские права и обязанности и в силу этого обладает полномочиями осуществлять контроль за его местопребыванием и времяпрепровождением. Но если родитель, злоупотребляя своими правами, чинит препятствия другим родственникам правомерно общаться с ребенком, он прямо нарушает их личное неимущественное право.

Это правонарушение, при наличии других необходимых условий ответственности за причинение морального вреда, порождает у родственника право требовать выплаты денежной компенсации. При определении размера компенсации должно приниматься во внимание в качестве заслуживающего внимания обстоятельства имущественное положение совместно проживающего родителя с тем, чтобы взыскание компенсации не могло отрицательно сказаться на интересах ребенка. Следует исходить из того, что в этом заинтересован и сам потерпевший родственник, поскольку наличие у него страданий в связи с воспрепятствованием общению с ребенком предполагает наличие у него привязанности к ребенку и в силу этого заботу о его благополучии, в том числе и имущественном.

Таким образом, институт компенсации морального вреда применим при нарушении личных неимущественных прав, основанных на браке или родстве, но специфика семейных отношений во многих случаях влияет на размер компенсации в сторону его значительного уменьшения, вплоть до символических сумм.

Так, если после совершения неправомерного действия одним из супругов в отношении другого они продолжают совместно проживать и вести общее хозяйство, взыскание компенсации утрачивает смысл, поскольку она будет выплачена из дохода виновного супруга, который, как правило, в любом случае поступает в распоряжение семьи. По нашему мнению, продолжение потерпевшим супругом семейных отношений следует рассматривать в качестве такого заслуживающего внимания обстоятельства, учет которого должен приводить ко взысканию символической суммы компенсации.

Вернемся к требованию добросовестного супруга о компенсации морального вреда в случае признания брака недействительным. В п. 4 ст. 30 СК возможность предъявления такого требования упомянута в качестве одного из последствий недействительности брака. Почему законодатель счел необходимым специально выделить в этой норме право потерпевшего супруга на компенсацию морального вреда?

Представляется, это связано с особенностями института признания брака недействительным. Дело в том, что этот институт семейного права имеет определенное сходство с гражданско — правовым институтом недействительности сделки. Это сходство связано с тем, что брак, как и двусторонняя сделка, представляет собой основанное на равенстве и автономии воли соглашение двух лиц, направленное на возникновение прав и обязанностей, в первом случае — семейных, во втором — гражданских. Как при заключении брака, так и при совершении сделки необходимо соблюдение определенных условий, в противном случае как брак, так и сделка могут быть признаны недействительными.

Если бы в п. 4 ст. 30 СК не было предусмотрено право добросовестного супруга требовать возмещения причиненного ему материального и морального вреда, то к отношениям лиц, чей брак признан недействительным, могли бы быть применимы последствия недействительности сделки, предусмотренные в соответствующих нормах ГК, например возмещение потерпевшему супругу реального ущерба в соответствии со ст. 179 ГК, предусмотренное этой нормой в качестве дополнительного последствия недействительности сделки, совершенной под влиянием обмана. Возможность применения норм гражданского законодательства по аналогии в данном случае основывалась бы на правиле ст. 5 СК, причем такое применение заведомо не противоречило бы существу отношений между лицами, чей брак признан недействительным. Но нормы ГК, определяющие последствия недействительности сделки, не предусматривают права потерпевшего на компенсацию морального вреда. Очевидно, чтобы со всей определенностью конституировать это право добросовестного супруга, законодатель прямо указал его в качестве одного из последствий признания брака недействительным.

Необходимо заметить, что для возникновения у недобросовестного супруга обязанности компенсировать причиненный моральный вред должно быть доказано наличие всех необходимых оснований ответственности за его причинение. В частности, должно быть доказано, что моральный вред причинен в связи с нарушением принадлежащих добросовестному супругу личных неимущественных прав или умалением других нематериальных благ.

Состав таких прав и благ может несколько различаться в зависимости от конкретной ситуации, но нарушение некоторых из них будет иметь место в большинстве случаев признания брака недействительным. Так, недействительность брака умаляет достоинство добросовестного супруга, снижая его оценку в собственных глазах; во многих случаях может пострадать и его репутация в глазах других лиц; наконец, может оказаться ущемленным его право на создание семьи (например, девушке, проживающей в небольшом населенном пункте, может оказаться затруднительно вступить в новый, полноценный брак).

При определении размера компенсации причиненного добросовестному супругу морального вреда следует учитывать его возраст, пол, наличие предшествующих браков, продолжительность состояния в недействительном браке, характер отношений несостоявшихся супругов, наличие детей, родившихся в таком браке.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://www.adhdportal.com/book_2257_chapter_42__1._Semejjnoe_pravo.html

Компенсация морального вреда семейное право
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here