История развития судебной экспертизы

Проводим инструктаж по теме: "История развития судебной экспертизы". Здесь собрана информация из авторитетных источников и даны комментарии. Однако, каждый случай индивидуален. Всегда имеются нюансы. Если есть вопросы, то вы всегда можете их задать дежурному консультанту.

История становления и развития института судебной экспертизы.

Обращение правосудия к помощи науки отмечается в истории судебной экспертизы достаточно давно. По литературным данным, еще во времена византийского императора Юстиниана (5-6 в.в.) в законодательстве находило отражение исследование почерка в судебных целях.

В России уже в 15 в. сравнение рукописей использовалось при установлении подлинности документов. При необходимости исследования рукописных документов следовало обращаться к дьякам и подьячим.

Позднее, в своде законов Российской империи 1857 г., указывалось, что рассмотрение и сличение почерков производится по назначению суда сведущими в том языке, на коем написаны и подписаны сличаемые документы. Такое исследование поручалось секретарям, учителям чистописания или другим преподавателям.

Применение медицинских знаний в области правосудия относится к глубокой древности. В трудах Гиппократа, жившего более 400 лет до н.э., рассматривались вопросы исследования механических повреждений на теле, определения жизнеспособности младенцев при исследовании трупов и др.

В России врачебные освидетельствования проводились эпизодически в 16 и 17 в.в. Годом официального становления судебной экспертизы считают 1716 г., когда Воинским уставом Петра I было предписано привлекать лекарей для исследования повреждений на одежде и теле пострадавшего. Также привлекались аптекари и фармацевты.

В начале 19 в. в России были созданы врачебные управы (в частности, в МосквеМедицинская контора, а в Санкт-ПетербургеФизикат), которым было вменено заниматься производством такого рода исследований, а также выполнять контрольные функции по отношению к аптекарям и фармацевтам.

Первым в истории России учреждением, в котором начала формироваться судебная экспертиза, стала Санкт-Петербургская Академия наук. Академиков привлекали к производству исследований в интересах правосудия.

История развития теории судебной экспертизы во многом повторяет историю развития теоретических основ криминалистики. И это не только не случайно, но вполне закономерно и объяснимо рядом причин.

Первая из них — это однородность и, если можно так сказать, «однонаправленность» научного знания в той и в другой областях познания.

Вторая из причин, заключается в том, что именно в недрах криминалистики, на ее теоретической базе создавались и развивались основные принципы криминалистической экспертизы.

Идея формирования общей теории судебной экспертизы ведет свое происхождение от концепции теории криминалистической экспертизы, с которой в конце 50-х гг. выступил ряд криминалистов и процессуалистов. Наиболее отчетливо она была выражена А. Р. Шляховым, который писал: «Теорию криминалистической экспертизы надо выделить из общего курса криминалистики.

Однако это предложение, справедливо расцененное как попытка расчленения криминалистической науки, встретило резкие возражения со стороны большинства криминалистов.

В начале 60-х гг. концепцию теории криминалистической экспертизы продолжал отстаивать лишь А.Р. Шляхов. В работе «Организация и производство криминалистической экспертизы в СССР» он определил эту теорию как науку, занимающуюся разработкой «методов обнаружения, фиксации и экспертного исследования вещественных доказательств в целях идентификации лиц, животных, предметов и вещей в связи с расследованием и рассмотрением уголовных и гражданских дел».

Идея теории судебной экспертизы обрела «второе рождение» с выходом в 1973 г. статьи А. И. Винберга и Н. Т. Малаховской «Судебная экспертология — новая отрасль науки».

В 1974 г. А.Р. Шляхов представил на суд научной общественности свою концепцию наукио судебной экспертизе (он назвал ее теорией судебной экспертизы). По его определению, «теория судебной экспертизы — это система знаний о закономерностях, основанных на них методах, применяемых в различного рода судебных экспертизах при решении задач по исследованию тех или иных объектов». Помимо прочего он включил в эту систему знаний учение о процессуальных основах экспертизы, учение о системе, структуре и управлении экспертными криминалистическими учреждениями, их функциях, научной организации труда, историю развития криминалистической экспертизы в СССР.

Как отмечают ученые-криминалисты, процесс развития института судебной экспертизы и механизма правового регулирования ее производства в России прошел девять наиболее значимых этапов:

Первый этап (конец XIX − начало XX в.) – этап научных дискуссий и формирования теоретических взглядов на роль и место института судебной экспертизы в системе доказательств.

Второй этап (первая четверть XX в.) – появление первых специализированных коллективных субъектов судебно-экспертной деятельности – государственных судебно-экспертных учреждений России.

Третий этап не имеет четких временных границ из-за длительной социальной нестабильности в России, вызванной гражданской войной, а затем и отечественной войной. В ходе этого этапа на территории РСФСР и СССР, не только создавались судебно-экспертные учреждения, но и осуществлялось нормативно-правовое регулирование этой деятельности.

Четвертый этап (1960 г) – законодательное обособление судебно-экспертной деятельности; выделение процессуального статуса и процессуальныхфункцийсудебного эксперта как особой процессуальной фигуры, отличной от свидетеля (ст. 184-194 УПК РСФСР).

Пятый этап (1960-70-е гг.) – организационно-правовое расширение сферы судебно-экспертной деятельности, при котором происходит расширение сферы судебно-экспертной деятельности за пределы уголовного и гражданского судопроизводства, а именно в административное, налоговую и нотариальную сферы правового регулирования.

Шестой этап (1970-80-е гг.) – фактическое и правовое расширение содержания судебно-экспертной деятельности.

Седьмой (с конца 80-х – начало 90-х гг.) – проникновение частно-правовых идей и принципов в сферу судебно-экспертной деятельности, что привело к увеличению правовой свободы субъектов экспертной деятельности (привлечение к производству судебной экспертизы сторонних специалистов и оборудование; заключение с правоохранительными органами договоров на долговременное экспертное обслуживание).

Восьмой этапмеждународная кооперация судебно-экспертных учреждений, внедрение международных стандартов в национальную экспертную деятельность.

Девятый этап (начало XXI в.) – появление кодифицирующего законодательства в сфере судебно-экспертной деятельности – ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации».

Источник: http://mydocx.ru/12-31830.html

История возникновения и развитие судебной экспертизы в России

Обращение правосудия к помощи науки отмечается в истории судебной экспертизы достаточно давно. По литературным данным, еще во времена византийского императора Юстиниана (5-6 вв.) в законодательстве находило отражение исследование почерка в судебных целях. В России уже в 15 в. сравнение рукописей использовалось при установлении подлинности документов.

Применение медицинских знаний в области правосудия относится к глубокой древности. В трудах Гиппократа, жившего более 400 лет до н.э., рассматривались вопросы исследования механических повреждений на теле, определения жизнеспособности младенцев при исследовании трупов и др.

В России врачебные освидетельствования проводились эпизодически в 16 и 17 вв. Годом официального становления судебной экспертизы считают 1716 г., когда Воинским уставом Петра I было предписано привлекать лекарей для исследования повреждений на одежде и теле пострадавшего.

При необходимости исследования рукописных документов следовало обращаться к дьякам и подьячим. Позднее, в своде законов Российской империи 1857 г., указывалось, что рассмотрение и сличение почерков производится по назначению суда сведущими в языке, на коем написаны и подписаны сличаемые документы. Такое исследование поручалось секретарям присутственных мест, учителям чистописания или другим преподавателям.

Читайте так же:  Судебное разбирательство понятие содержание и задачи

Исследование документов, регулирующих, прежде всего, имущественные отношения — завещаний, векселей и т.д. — также требовало привлечения специалистов для выявления как самого факта подделки и его способа, так и фальсификации документа. Подобные исследования в 16-18 вв. поручали аптекарям и фармацевтам.

В начале 19 в. в России были созданы врачебные управы (в частности, в Москве — Медицинская контора, а в Санкт-Петербурге — Физикат), которым было вменено заниматься производством такого рода исследований, а также выполнять контрольные функции по отношению к аптекарям и фармацевтам.

Однако, как показала практика, эффективность этих экспертиз была очень низка (аптекари и фармацевты имели самое поверхностное представление об аналитической химии, а в управах не было ни соответствующих специалистов, ни даже примитивных лабораторий).

Первым в истории России учреждением, в котором начала формироваться судебная экспертиза, стала Санкт-Петербургская Академия наук. Академиков привлекали к производству исследований в интересах правосудия.

Первоначально судебно-экспертная деятельность Академии наук ограничивалась вопросами медицины, но вскоре потребности в анализе документов и веществ, привели к необходимости выполнения судебно-химических исследований. Большое их число провел лично М.В. Ломоносов.

В 19 в. объем судебно-экспертной деятельности Академии наук расширился, появились новые объекты исследования, в том числе взрывчатые вещества и предметы со следами взрыва. Наиболее активно развивалось химическое исследование документов.

Исследования, проводившиеся академиками-химиками Ю.Ф. Фрицше и Н.Н. Зининым, по праву должны считаться основой для дальнейшего развития действительно научных методов криминалистической экспертизы документов.

Академия наук не только сама проводила судебно-экспертные исследования, но и способствовала учреждениям, которым это вменялось в обязанности. Прежде всего — это касается помощи Медицинскому Совету МВД, являвшемуся высшей судебно-экспертной инстанцией.

Многие академики были членами Медицинского Совета и среди них — Н.Н. Бекетов, В.М. Бехтерев, И.П. Павлов, Д.И. Менделеев.

Оказывалась помощь Мануфактурному Совету Министерства финансов, который давал заключения по просьбам следственных и судебных органов, Экспедиции Заготовления Государственных Бумаг, где проводились исследования по делам о поддельных денежных знаках, монетах и ценных бумагах.

На процесс судопроизводства в России и развитие судебных экспертиз существенное влияние оказала Судебная реформа 1864 года. Она регламентировала процесс предварительного расследования, получения и фиксации доказательств, обусловила необходимость более широкого использования научных познаний при рассмотрении уголовных и гражданских дел.

Устав Уголовного судопроизводства следующим образом (ст. 112, 325) определял положение экспертизы. Эксперты должны приглашаться в тех случаях, когда для точного уразумения, встречающегося в деле обстоятельства необходимы специальные сведения или опытность в науке, искусстве, ремесле, промысле или каком-либо занятии. В ст. 326 указывалось, что в качестве экспертов могли приглашаться «врачи, фармацевты, профессоры, учителя, техники, художники, ремесленники, казначеи и лица, продолжительными занятиями по какой-либо службе или части приобретшие особую опытность».

Уже тогда были сформулированы основные требования к экспертам — не заинтересованность в исходе дела, объективность мнений и суждений, возможность проявления инициативы при проведении исследования в целях «вскрытия признаков, могущих привести к открытию истины». Заключения экспертов должны были проверяться и оцениваться судом.

Особо следует отметить вклад Академии наук в становление нового направления судебной экспертизы — экспертизы документов с использованием возможностей фотографии. Эту работу заслуженно связывают с именем Е.Ф. Буринского, который считается основоположником применения фотографических методов при исследовании документов. В 1903 г. им была опубликована монография «Судебная экспертиза документов, производство ее и пользование ею», в которой он изложил результаты своих многолетних исследований.

Медицинский Совет под воздействием запросов практики был вынужден расширить сферу проводимых в нем экспертных исследований. В результате был внесен существенный вклад в развитие криминалистического исследования документов, судебно-баллистической экспертизы. Производство последней связано с именем П.И. Пирогова, который впервые стал устанавливать места расположения стрелявшего и жертвы, а также ряд обстоятельств, применения огнестрельного оружия.

Существенный вклад в разработку теории судебно-экспертного исследования документов внес А.А. Поповицкий, усовершенствовавший судебно-фотографические методы и средства и впервые предложивший классификацию элементов, составляющих особенности почерка.

В начале 20 вв. России начали использовать в суде и дактилоскопическую экспертизу. В 1906 г. в Российской империи была введена система дактилоскопического учета и уже через несколько лет в судебном разбирательстве стали использовать заключения специалистов по дактилоскопии.

Первая такая экспертиза была выполнена В.И. Лебедевым, который в 1912 г. опубликовал книгу «Искусство раскрытия преступлений. Дактилоскопия», которая явилась практическим руководством в этой области криминалистики.

Таким образом, существенное увеличение объемов применения научных познаний в судебной практике обусловило необходимость решения организационных проблем — создания сети экспертных учреждений.

28 июля 1912 г. был принят закон о создании в России первого специализированного судебно-экспертного учреждения — кабинета научно-судебной экспертизы. При этом использовался опыт работы судебно-фотографической лаборатории, учрежденной в 1893 г. при прокуратуре Санкт-Петербургской судебной палаты, и экспертных учреждений Европы.

В январе 1913 г. кабинет научно-судебной экспертизы открылся при прокуратуре Московской судебной палаты, в январе 1914 г. — в Киеве, управляющим которым был назначен СМ. Потапов. Одновременно открывается кабинет и в Одессе.

Квалифицированные сотрудники и новейшее по тому времени оборудование позволили с самого начала деятельности кабинетов обеспечить достаточно высокий уровень судебных экспертиз. При этом использовались методы фотографии, дактилоскопии, химии. Кроме того, сотрудники кабинетов применяли, научные методы и технические средства выезжая на места преступлений.

Значительную роль в развитии судебной экспертизы в России сыграл I съезд экспертов-криминалистов, который проходил 1-9 июля 1916 г. в Петрограде. В нем приняли участие сотрудники кабинетов научно-судебной экспертизы, а также судебные следователи, ученые физики, химики, биологи, судебные медики.

Многие участники съезда, который подвел первые итоги работы кабинетов научно-судебной экспертизы, практики применения научных познаний в интересах судопроизводства, стали впоследствии крупнейшими учеными-криминалистами, деятельность которых продолжалась и после 1917 г. — это СМ. Потапов, В.И. Фаворский, Н.П. Макаренко, В.Л. Русецкий.

После революции 1917 г. в Петрограде и Москве кабинеты научно-судебной экспертизы были закрыты, существовавшие при сыскных отделениях полиции дактилоскопические бюро и фотографические лаборатории уничтожены.

Тем не менее, практика раскрытия и расследования преступлений востребовала научные методы работы с вещественными доказательствами.

С 1 марта 1919 г. по решению Коллегии НКВД РСФСР при Центророзыске начал работу Кабинет судебной экспертизы, ставший основой научно-технической службы уголовного розыска. Первым его руководителем его был назначен П.С. Семеновский. Эту дату принято считать днем зарождения экспертно-криминалистической службы российских органов внутренних дел.

Параллельно с развитием криминалистической службы в Центророзыске возникали научно-технические кабинеты и подотделы в крупных городах. Уже в 1923 г. они действовали помимо Москвы в Ленинграде, Харькове. Самаре.

В 1969 г. было принято решение создать при Оперативно-техническом управлении МВД СССР практический орган — Центральную криминалистическую лабораторию (ЦКЛ), в становлении которой активное участие приняли П.Т. Скорченко, Г.Г. Царев, П.Г. Кулагин. В 1977 г. ЦКЛ была преобразована в Центральную научно-исследовательскую криминалистическую лабораторию (ЦНИКЛ) МВД СССР. Штат ее составили 65 человек, и возглавил ЦНИКЛ А.Ф. Волынский. К 1982 г. ЦНИКЛ выполни ло почти 2 тыс. экспертиз.

Читайте так же:  Заявление в суд об отложении судебного заседания

Наряду с научно-исследовательской, экспертная работа продолжалась и во ВНИИ МВД СССР.

В 1983 г. ЦНИКЛ вливается в состав ВНИИ МВД СССР и образует НИЛ-6 института. На этом преобразования не заканчиваются. Логика развития криминалистики и судебной экспертизы потребовала создания самостоятельного научно-практического подразделения в органах внутренних дел. В 1988 г. НИЛ-6 выделяется из ВНИИ МВД СССР и становится Всесоюзным научно-криминалистическим центром (ВНКЦ). В 1992 г. в МВД ликвидируется экспертно-криминалистическое управление, осуществлявшее контрольно-методические функции в системе экспертных подразделений органов внутренних дел. Его управленческие отделы включаются в ВНКЦ, который прообразовывается в экспертно-криминалистический центр (КЦ) МВД России.

Последовавшие затем существенные изменения в государственном устройстве, связанные с демократизацией общества и его государственных институтов, сказались и на уголовном судопроизводстве. Важнейшим становится обеспечение объективности доказывания, базирующемся на непредвзятом исследовании вещественных доказательств. Одним из шагов в этом направлении было выведение экспертко-криминалистической службы из состава криминальной милиции и функционирование ее в качестве самостоятельной службы органов внутренних дел.

В настоящее время экспертно-криминалистическая служба — это развитая система криминалистических подразделений, в которых служат свыше 10 тысяч специалистов, производящих ежегодно до двух миллионов экспертиз и исследований, осматривающих в составе оперативно-следственных групп свыше одного миллиона мест происшествий.

Возрастающая из года в год и усложняющаяся работа экспертно-криминалистических подразделений органов внутренних дел обусловила необходимость решения проблемы подготовки экспертных кадров.

В 1961 г. наряду с экспертным отделением Московской специальной средней школы милиции, выпустившей специалистов в области криминалистической экспертизы, готовить экспертов-криминалистов с высшим юридическим образованием стали в Высшей школе МВД РСФСР.

В 1988 г. отделение по подготовке экспертов-криминалистов было воссоздано в МССШМ. Однако ВСШ МВД СССР обеспечило ежегодный выпуск лишь около 100 экспертов, что было намного меньше потребности в таких специалистах а органах внутренних дел. В 1992 г. в г. Саратове создается специализированная Высшая школа по подготовке сотрудников для экспертно-криминалистической службы. В настоящее время это Саратовский Юридический институт МВД России. В 1999 г. экспертный факультет образования в МЮИ МВД России (ныне — Московская академия).

Источник: http://vuzlit.ru/1415448/istoriya_vozniknoveniya_razvitie_sudebnoy_ekspertizy_rossii

История возникновения судебной экспертизы

Криминалистика и судебная экспертиза, возникшие более ста лет назад из потребностей судебно-следственной практики, а также экспертные криминалистические учреждения в своем развитии всегда были связаны с деятельностью органов правопорядка и ориентированы на борьбу с преступностью, в первую очередь, экспертное обеспечение процесса профилактики, раскрытия и расследования преступлений. Толчком для возникновения криминалистической науки стало появление в XIX веке в Германии, Франции, Англии, США, других странах нового для того времени феномена — организованной преступности — и неспособность карательных органов противостоять ей. Таким образом, жизнь сама создало социальный заказ на систему, которая бы объединила усилия правоохранительных органов и науки с целью дать отпор преступности нового образца.

Обращение правосудия к помощи науки отмечается в истории судебной экспертизы достаточно давно. По литературным данным, еще во времена византийского императора Юстиниана (5-6 в.в.) в законодательстве находило отражение исследование почерка, в судебных целях.

Тактика допроса и осмотра места преступления описана китайскими, вавилонскими и японскими писателями-историками V-VIII вв. Так, в китайском сборнике законов «Сиюань-Лу» (1248 г.) описаны отдельные технические вопросы следствия и судебного разбирательства, например: тактика осмотра трупов и места преступления, тактика допроса подозреваемого в совершении преступления, а в Циньском руководстве по расследованию уголовных преступлений (III в. до н.э.) даны рекомендации по производству допроса лиц, дающих ложные показания, и осмотра места, где произошло убийство или самоубийство и т.д.

В России уже в 15 в. сравнение рукописей использовалось при установлении подлинности документов. Еще в XV и XVI вв. писари и дьяки в Москве, Новгороде, Пскове, Верхотурье «свидетельствовали» подложные документы, проводили сличение подписей, скрепляющих рукописные тексты, о чем сохранились упоминания в летописях, торговых и иных архивах.

В XVII веке изучением письма стали заниматься графологи, которые стремились установить по почерку характер человека, основателем графологии считается французский аббат Мишон. XIX-XX века отмечены трудами по графологии французских криминалистов А. Бертильона и Э. Локара. Отечественная доктрина того времени представлена Е.Ф. Буринским, который впервые обратил вниманием на взаимосвязь между физиологическими особенностями человека и его почерком. Расцвет судебного почерковедения приходится на 1970–1990-е XX века, тогда были предприняты удачные попытки установления пола, возраста, образования и даже роста исполнителя рукописи.

Применение медицинских знаний в области правосудия относится к глубокой древности. В трудах Гиппократа, жившего более 400 лет до н.э., рассматривались вопросы исследования механических повреждений на теле, определения жизнеспособности младенцев при исследовании трупов и др.

В России врачебные освидетельствования проводились эпизодически.

Развитие судебной медицины — научной дисциплины, первой поставленной на службу правосудию, — вызвало к жизни процессуальную фигуру сведущего лица: судебные врачи стали непременными участниками следственных дел о посягательствах на жизнь и телесных повреждениях. Затем на помощь начали призываться сведущие лица из других областей науки, техники, ремесла. Активно формируется институт судебной экспертизы, что послужило еще одним стимулом развития и использования криминалистических знаний.

ХVI — ХVII вв. – в Судебнике 1550 г. и Соборном Уложении 1649 г. предусматривается ответственность за подлог документов, в них описываются способы подделки печатей, царских грамот и приказных писем. Василий Шуйский в своем указе подтвердил необходимость в судебном разбирательстве сличения почерков дьяками и подьячими.

ХIV-ХVII вв. – в уголовное судопроизводство, в связи с необходимостью использования специфических знаний, вовлекаются лица, сведущие в распознавании ядов и сличении почерков, обладающие медицинскими и другими специальными познаниями. Происходит зарождение практики врачебного освидетельствования, привлечения врачей и сельских фельдшеров к осмотру трупов, проведению судебно-медицинских и судебно-психиатрических экспертиз.

Так, например, в ХVIII в. прилавки французских книжных, букинистических и антикварных магазинов были буквально «завалены» всевозможными подделками рукописей, картин, марок, антиквариата и других предметов старины. В продаже были имитации серьезных и популярных журналов с заказными (разоблачающими коррумпированных представителей власти) статьями, фальшивые письма крупных ученых и писателей (Галилея, Вольтера, Паскаля, Ньютона и др.) и т.д.. Использование знаний сведущих лиц позволило выявить данные подделки и изъять их из коллекций.

Исследование документов, регулирующих, прежде всего, имущественные отношения — завещаний, векселей и т.д. — также требовало привлечения специалистов для выявления как самого факта подделки и его способа, так и фальсификации документа. Подобные исследования в 16-18 в.в. поручали аптекарям и фармацевтам.

Однако, как показала практика, эффективность этих экспертиз была очень низка (аптекари и фармацевты имели самое поверхностное представление об аналитической химии, а в управах не было ни соответствующих специалистов, ни даже примитивных лабораторий).

Видео (кликните для воспроизведения).

В результате экспертиз на подделку документы возвращались часто с обожженными краями с разноцветными пятнами – следами травления текста, сделанными при проведении исследования. Ответы разных экспертов при исследовании текста могли противоречить друг другу: несомненно написано одной рукой; нет ничего общего в написании и т.д.

Читайте так же:  Доход от возмещения убытков

Годом официального становления судебной экспертизы считают 1716 г.,

когда Воинским уставом Петра I было предписано привлекать лекарей для исследования повреждений на одежде и теле пострадавшего. Этим первым распоряжением (правовым актом), регламентирующим проведение судебно-медицинской экспертизы в России, указывалось на обязательность определения причины смерти при нанесении побоев путем вскрытия трупа погибшего (артикул 154-й Воинского устава предписывал в случаях травматической смерти лекарям «определить, которые бы мертвое тело взрезали и подлинно разыскали, что какая причина к смерти его была»).

Таким образом, в нашей стране правовой институт использования знаний сведущих лиц в уголовном судопроизводстве берет свое начало с ХVI в. В те годы по царским указам и иным нормативным актам:

а) лекарями и аптекарями проводились освидетельствование телесных повреждений и фактов отравления лекарствами;

б) врачами производился наружный осмотр трупов;

в) дьяками и подьячими, а затем учителями правописания — осмотр поддельных документов и крепостных актов.

С середины ХVIII в. было положено начало законодательной регламентации назначения и производства отдельных судебных экспертиз.

Первым в истории России учреждением

, в котором начала формироваться судебная экспертиза, стала Санкт-Петербургская Академия наук. Академиков привлекали к производству исследований в интересах правосудия.

Императорская Академия наук по ходатайствам судов и полиции решала вопросы судебно-медицинского характера, определяла содержание золота и серебра в драгоценных сплавах. Большое число экспертиз провел лично М.В. Ломоносов.

Первоначально судебно-экспертная деятельность Академии наук ограничивалась вопросами медицины, но вскоре потребности в анализе документов и веществ привели к необходимости выполнения судебно-химических исследований. Так, в одном из документов Академии наук сказано: “…хлеба ломоть послать при указе профессору и доктору Дюверною, в котором прописать, дабы тот хлеб свидетельствовал – нет ли в оном какого яда”.

Дата добавления: 2014-01-07 ; Просмотров: 1334 ; Нарушение авторских прав? ;

Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет

Источник: http://studopedia.su/8_46085_istoriya-vozniknoveniya-sudebnoy-ekspertizi.html

2. История возникновения судебной экспертизы.

Криминалистика и судебная экспертиза, возникшие более ста лет назад из потребностей судебно-следственной практики, а также экспертные криминалистические учреждения в своем развитии всегда были связаны с деятельностью органов правопорядка и ориентированы на борьбу с преступностью, в первую очередь, экспертное обеспечение процесса профилактики, раскрытия и расследования преступлений. Толчком для возникновения криминалистической науки стало появление в XIX веке в Германии, Франции, Англии, США, других странах нового для того времени феномена — организованной преступности — и неспособность карательных органов противостоять ей. Таким образом, жизнь сама создало социальный заказ на систему, которая бы объединила усилия правоохранительных органов и науки с целью дать отпор преступности нового образца.

Обращение правосудия к помощи науки отмечается в истории судебной экспертизы достаточно давно. По литературным данным, еще во времена византийского императора Юстиниана (5-6 в.в.) в законодательстве находило отражение исследование почерка, в судебных целях.

Тактика допроса и осмотра места преступления описана китайскими, вавилонскими и японскими писателями-историками V-VIII вв. Так, в китайском сборнике законов «Сиюань-Лу» (1248 г.) описаны отдельные технические вопросы следствия и судебного разбирательства, например: тактика осмотра трупов и места преступления, тактика допроса подозреваемого в совершении преступления, а в Циньском руководстве по расследованию уголовных преступлений (III в. до н.э.) даны рекомендации по производству допроса лиц, дающих ложные показания, и осмотра места, где произошло убийство или самоубийство и т.д.

В России уже в 15 в. сравнение рукописей использовалось при установлении подлинности документов. Еще в XV и XVI вв. писари и дьяки в Москве, Новгороде, Пскове, Верхотурье «свидетельствовали» подложные документы, проводили сличение подписей, скрепляющих рукописные тексты, о чем сохранились упоминания в летописях, торговых и иных архивах.

В XVII веке изучением письма стали заниматься графологи, которые стремились установить по почерку характер человека, основателем графологии считается французский аббат Мишон. XIX-XX века отмечены трудами по графологии французских криминалистов А. Бертильона и Э. Локара. Отечественная доктрина того времени представлена Е.Ф. Буринским, который впервые обратил вниманием на взаимосвязь между физиологическими особенностями человека и его почерком. Расцвет судебного почерковедения приходится на 1970–1990-е XX века, тогда были предприняты удачные попытки установления пола, возраста, образования и даже роста исполнителя рукописи.

Применение медицинских знаний в области правосудия относится к глубокой древности. В трудах Гиппократа, жившего более 400 лет до н.э., рассматривались вопросы исследования механических повреждений на теле, определения жизнеспособности младенцев при исследовании трупов и др.

В России врачебные освидетельствования проводились эпизодически.

Развитие судебной медицины — научной дисциплины, первой поставленной на службу правосудию, — вызвало к жизни процессуальную фигуру сведущего лица: судебные врачи стали непременными участниками следственных дел о посягательствах на жизнь и телесных повреждениях. Затем на помощь начали призываться сведущие лица из других областей науки, техники, ремесла. Активно формируется институт судебной экспертизы, что послужило еще одним стимулом развития и использования криминалистических знаний.

ХVI — ХVII вв. – в Судебнике 1550 г. и Соборном Уложении 1649 г. предусматривается ответственность за подлог документов, в них описываются способы подделки печатей, царских грамот и приказных писем. Василий Шуйский в своем указе подтвердил необходимость в судебном разбирательстве сличения почерков дьяками и подьячими.

ХIV-ХVII вв. – в уголовное судопроизводство, в связи с необходимостью использования специфических знаний, вовлекаются лица, сведущие в распознавании ядов и сличении почерков, обладающие медицинскими и другими специальными познаниями. Происходит зарождение практики врачебного освидетельствования, привлечения врачей и сельских фельдшеров к осмотру трупов, проведению судебно-медицинских и судебно-психиатрических экспертиз.

Так, например, в ХVIII в. прилавки французских книжных, букинистических и антикварных магазинов были буквально «завалены» всевозможными подделками рукописей, картин, марок, антиквариата и других предметов старины. В продаже были имитации серьезных и популярных журналов с заказными (разоблачающими коррумпированных представителей власти) статьями, фальшивые письма крупных ученых и писателей (Галилея, Вольтера, Паскаля, Ньютона и др.) и т.д.. Использование знаний сведущих лиц позволило выявить данные подделки и изъять их из коллекций.

Исследование документов, регулирующих, прежде всего, имущественные отношения — завещаний, векселей и т.д. — также требовало привлечения специалистов для выявления как самого факта подделки и его способа, так и фальсификации документа. Подобные исследования в 16-18 в.в. поручали аптекарям и фармацевтам.

Однако, как показала практика, эффективность этих экспертиз была очень низка (аптекари и фармацевты имели самое поверхностное представление об аналитической химии, а в управах не было ни соответствующих специалистов, ни даже примитивных лабораторий).

В результате экспертиз на подделку документы возвращались часто с обожженными краями с разноцветными пятнами – следами травления текста, сделанными при проведении исследования. Ответы разных экспертов при исследовании текста могли противоречить друг другу: несомненно написано одной рукой; нет ничего общего в написании и т.д.

Читайте так же:  Срок обжалования решения суда по гражданскому делу

Годом официального становления судебной экспертизы считают 1716 г., когда Воинским уставом Петра I было предписано привлекать лекарей для исследования повреждений на одежде и теле пострадавшего. Этим первым распоряжением (правовым актом), регламентирующим проведение судебно-медицинской экспертизы в России, указывалось на обязательность определения причины смерти при нанесении побоев путем вскрытия трупа погибшего (артикул 154-й Воинского устава предписывал в случаях травматической смерти лекарям «определить, которые бы мертвое тело взрезали и подлинно разыскали, что какая причина к смерти его была»).


Таким образом, в нашей стране правовой институт использования знаний сведущих лиц в уголовном судопроизводстве берет свое начало с ХVI в. В те годы по царским указам и иным нормативным актам:

а) лекарями и аптекарями проводились освидетельствование телесных повреждений и фактов отравления лекарствами;

б) врачами производился наружный осмотр трупов;

в) дьяками и подьячими, а затем учителями правописания — осмотр поддельных документов и крепостных актов.

С середины ХVIII в. было положено начало законодательной регламентации назначения и производства отдельных судебных экспертиз.

Первым в истории России учреждением, в котором начала формироваться судебная экспертиза, стала Санкт-Петербургская Академия наук. Академиков привлекали к производству исследований в интересах правосудия.

Императорская Академия наук по ходатайствам судов и полиции решала вопросы судебно-медицинского характера, определяла содержание золота и серебра в драгоценных сплавах. Большое число экспертиз провел лично М.В. Ломоносов.

Первоначально судебно-экспертная деятельность Академии наук ограничивалась вопросами медицины, но вскоре потребности в анализе документов и веществ привели к необходимости выполнения судебно-химических исследований. Так, в одном из документов Академии наук сказано: “…хлеба ломоть послать при указе профессору и доктору Дюверною, в котором прописать, дабы тот хлеб свидетельствовал – нет ли в оном какого яда”.

Источник: http://studfile.net/preview/7440067/page:2/

История развития судебной экспертизы в России

Говоря об истоках использования специальных знаний при том или ином исследовании, следует отметить, что оно началось достаточно давно, когда судебной экспертизы как науки и института еще не существовало.

Как свидетельствуют различные литературные источники, еще в Древнем Риме проводились исследования золотых монет, а в Древней Индии и Китае, не зная каких-либо основ экспертизы, люди умели «читать» следы и по ним выслеживать врага или раненого зверя. Позже в Индии была создана особая каста следопытов или сыщиков. В ней с детского возраста учили мальчиков этому непростому ремеслу, привлекая их к розыску преступников. Позже искусству «читать следы» учили воинов и охотников, а по мере совершенствования знаний и навыков уже с середины XIX века они применяются в армии.

Первые судебно-медицинские экспертизы начали проводиться в XVII веке. Но использование медицинских знаний в сфере судопроизводства предусматривалось задолго до этого периода. Так, в своде законов вавилонского царя Хаммурапи (XVIII век до н. э.) было записано об ответственности за ошибки во врачебной практике. В Римской империи существовали правовые таблицы, в которые были включены специальные правила по судебно-медицинскому осмотру трупов людей, погребению трупов, медицинскому исследованию физического состояния детей, женщин, рабов. [1, с. 28]

Большой вклад в развитие этих правил вложили известные ученые: Гиппократ, Аристотель, Архимед.

В VI веке законы Китая предусматривали смягчение наказания сумасшедшим и слабоумным. Таким образом, врачами был накоплен достаточно большой опыт судебно-медицинского исследования не только живого человека, трупа, выявления следов яда в тканях умерших, но и его одежды. Именно в судебной медицине начали проводиться экспертизы по огнестрельным повреждениям на теле и предметах одежды пострадавшего. Первые научные труды по судебно-баллистической экспертизе были написаны врачами, специалистами в области судебной медицины. Такая же ситуация складывалась и по исследованию многих объектов, которые позже стали предметом исследования судебно-трасологической экспертизы (следы пальцев рук, зубов человека и другие). Наряду с исследованием следов человека, судя по историческим документам, например, в России уже в XV и XVI вв. проводилось сравнение рукописей при установлении подлинности документов или способа подделки. Эти исследования поручали проводить фармацевтам и аптекарям.

Официальным же становлением судебной экспертизы в России принято считать 1716 г., т. к. в этот период Петр I ввел в Воинский устав специальное предписание о привлечении лекарей для исследования повреждений на одежде и теле пострадавшего.

В 1857 г. в своде законов Российской Империи указывалось, что рассмотрение и сличение почерков производится по назначению суда сведущими в том языке, на коем написаны и подписаны сличаемые документы. Такое исследование поручалось уже секретарям присутственных мест, учителям чистописания или другим преподавателям, т. к. аптекари и фармацевты не могли выполнять такие исследования на должном уровне.

В конце XVIII в. и начале XIX в. экспертиза получает все большее развитие в Европе; во Франции, Германии и США исследуют следы крови, волосы и различные токсичные препараты, яды. [2, с. 22]

В России в этот период создаются врачебные управы (в Москве — Медицинская контора, а в Санкт-Петербурге — Физикат), которым вменяется проведение различного рода исследований, а также выполнение контрольных функции по отношению к аптекарям и фармацевтам.

Первым же учреждением, в котором начала формироваться судебная экспертиза, стала Санкт-Петербургская академия наук, ученых которой привлекали к производству исследований в интересах правосудия. Основой для дальнейшего развития действительно научных методов криминалистической экспертизы документов стали исследования, проводившиеся академиками-химиками Ю. Ф. Фрицше и Н. Н. Зининым [3, с. 19].

Важным событием, повлиявшим на процесс судопроизводства в России и развитие судебных экспертиз, было принятие в 1864 г. Судебной реформы. Она регламентировала процесс предварительного расследования, получения и фиксации доказательств, обусловила необходимость более широкого использования научных познаний при рассмотрении уголовных и гражданских дел.

В соответствии с Уставом уголовного судопроизводства (ст. 112, 325) определялось и положение экспертизы. Эксперты должны были приглашаться в тех случаях, когда для точного уразумения встречающегося в деле обстоятельства необходимы специальные сведения или опытность в науке, искусстве, ремесле, промысле или каком-либо занятии. В ст. 326 указывалось, что в качестве экспертов могли приглашаться «врачи, фармацевты, профессоры, учителя, техники, художники, ремесленники, казначеи и лица, продолжительными занятиями по какой-либо службе или части приобретшие особую опытность» [4, с.13].

Исходя из положения экспертизы, были сформулированы основные требования к экспертам, которые не потеряли актуальность и в наше время. Это незаинтересованность в исходе дела, объективность мнений и суждений, возможность проявления инициативы при проведении исследования в целях «вскрытия признаков, могущих привести к открытию истины». Заключения экспертов должны были проверяться и оцениваться судом, что предусмотрено и современным процессуальным законодательством.

Большой вклад в развитие экспертизы документов с использованием возможностей фотографии внес Е. Ф. Буринский. Он является одним из основоположников отечественной криминалистики. Уже в те годы, когда судебная экспертиза делала только первые шаги, Е. Ф. Буринский писал о ее главном принципе — должна быть «автономия эксперта, его независимость, свобода», так как «служебная зависимость вредно может отразиться на деятельности эксперта». Этот и многие другие принципы судебно-экспертной деятельности вошли в процессуальное законодательство. В 1903 г. им была опубликована монография «Судебная экспертиза документов, производство ее и пользование ею», в которой он изложил результаты своих многолетних исследований. [5, с.13]

Читайте так же:  Постановление суда по уголовному преступлению

Особый интерес в историческом аспекте представляет развитие дактилоскопической экспертизы.

Открытие феномена пальцевых отпечатков — дактилоскопии — произошло в середине XIX века, когда два английских ученых, независимо друг от друга, Уильям Гершель и Генри Фолдс установили, что папиллярные узоры индивидуальны и не изменяются на протяжении всей жизни человека.

Практически в этот же период (1879–1880 годы) в Токио работал врач-шотландец Генри Фолдс, который преподавал японским студентам физиологию. Не зная, к каким результатам пришел Гершель, какие эксперименты он проводил, Фолдс, изучая доисторические глиняные черепки, обратил внимание, что на них имеются отпечатки пальцев, вероятно оставленные на сосудах, когда глина была влажной. Он сделал несколько отпечатков, сравнил их и сделал вывод для себя, что они могут служить в целях идентификации лучше, чем фотография. [6, с.14]

Несмотря на важность открытия, использование отпечатков пальцев еще многие годы было не востребовано в практике полиции. Объяснялось это тем, что в тот период французский доктор Альфонс Бертильон предложил свою систему идентификации — антропометрический метод, который заключался в измерениях отдельных частей тела. Его метод поддержал новый префект полиции Камекасс, который разрешил Бертильону проводить свои опыты в префектуре, а затем и во французских тюрьмах. Метод работал, и в течение 1884 г. Бертильон идентифицировал 300 ранее судимых. В 1888 г. метод Бертильона получает полное признание, его назначают директором полицейской службы идентификации. Метод стали называть «бертильонаж», который, как писали газеты, является величайшим и гениальным открытием XIX века в области полицейского дела. [7, с.21]

В 1906 г. в России Министерством юстиции была введена дактилоскопическая система регистрации преступников. В этих целях при Главном тюремном управлении было учреждено Центральное дактилоскопическое бюро. Были утверждены «Правила о производстве и регистрации дактилоскопических снимков» и издан циркуляр «О введении дактилоскопии в тюремном ведомстве для регистрации преступников».

Большой вклад в развитие криминалистики и судебной экспертизы был внесен С. Н. Трегубовым. В своем практическом руководстве для судебных деятелей «Основы уголовной техники», изданном в 1915 г., он не только описал методы и приемы исследования различных следов, но и предпринял попытку дать им научное объяснение.

В России первая работа по дактилоскопии была опубликована П. С. Семеновским в 1923 году «Дактилоскопия как метод регистрации». Позже в 1934 г. в г. Киеве выходит работа Г. Данилевского «Дактилоскопия». [8, с.33]

Первые экспертные исследования по идентификации преступников по следам рук начали проводиться в России в начале 20 столетия. Официально признанной первой дактилоскопической экспертизой считается проведенная известным специалистом в области дактилоскопии В. И. Лебедевым в 1912 г. по делу об убийстве провизора «Харламовой аптеки» Вайсброда в Петербурге. Во время осмотра на месте преступления нашли осколок разбитого стекла дверей аптеки с несколькими отпечатками пальцев, один из которых был отчетливо выражен и содержал важные детали папиллярного узора. При сравнении его с признаками узора большого пальца подозреваемого Алексеева было установлено тождество. Заключение эксперта было положено в основу обвинительного приговора. С тех пор дактилоскопия получила в нашей стране заслуженное признание и широко используется в экспертной практике, так как наиболее востребована при расследовании и раскрытии преступлений. [9, с.24]

Исходя из потребностей следственной и судебной практики, необходимо было существенно увеличить объемы применения научных познаний. Это обусловило принятие решения организационных проблем — создания сети экспертных учреждений.

В России первыми специализированными судебно-экспертными учреждениями стали кабинеты научно-судебной экспертизы. Они были образованы на основе принятого закона о создании таких учреждений. В 1912 — в г. С. Петербурге г. В январе 1913 г. кабинет научно-судебной экспертизы открылся при прокуратуре Московской судебной палаты, в январе 1914 г. в Киеве и Одессе. При создании их использовался опыт работы судебно-фотографической лаборатории, учрежденной в 1893 г. при прокуратуре Санкт-Петербургской судебной палаты, и экспертных учреждений Европы.

Наряду с развитием научных основ, методов и приемов судебной экспертизы формировалась и правовая база использования специальных знаний в расследовании преступлений.

Уголовно-процессуальные кодексы 1922 и 1923 гг. отказались от термина «сведущие лица», принятого судебными уставами Российской Империи 1864 г., и ввели общепризнанный в юридической литературе термин «эксперт». [10, с.51]

Первыми судебно-экспертными подразделениями после 1917 г. можно считать экспертные подразделения, образованные в составе уголовного розыска 1 марта 1919 года. В настоящее время это экспертно-криминалистические подразделения МВД России Федеральное государственное казенное учреждение «Экспертно-криминалистический центр Министерства внутренних дел Российской Федерации» (ЭКЦ МВД России) является государственным судебно-экспертным учреждением, находящимся в непосредственном подчинении Министерства внутренних дел Российской Федерации.

ЭКЦ МВД России является головным экспертным подразделением системы Министерства внутренних дел Российской Федерации по обеспечению функций Министерства по организации экспертно-криминалистической деятельности.

Библиографическое описание: Тхакохов А. А. История развития судебной экспертизы и судебно-экспертных учреждений России [Текст] / А. А. Тхакохов // Молодой ученый. — 2014. — №9. — С. 382-384.

1. Гаврилов Л. Н. Крылов И. Ф. Очерки истории криминалистики и криминалистической экспертизы. — Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1975. 188 с.

2. Воронков Ю. Ваганов П. А., Лукницкий В. А. Нейтроны и криминалистика. — Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1981. 192 с.

3. Зинин А. М. Судебная экспертиза: учебник. — М.: Право и закон; Юрайт — Издат, 2002. 320 с.

4. Белкин Р. С. История отечественной криминалистики. — М.: Норма, 1999. 496 c.

5. Белкин Р. С. Криминалистика. Краткая энциклопедия. — М.: Большая Рос. Энцикл., 1993. 111 c.

6. Криминалистика: История, общая и частные теории. В 3-х томах: Учебник. Т. 1 /Под ред. Р. С. Белкина, В. Г. Коломацкого. — М.: Изд-во Акад. МВД России, 1995. 280 c.

7. Белкин Р. С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. Общая и частная теории. — М.: Юрид. лит., 1987. 272 c.

8. Белкин Р. С. Избранные труды. /Предисловие Е. Р. Россинской. — М.: Норма, 2008. 768 c.

9. Белкин Р. С. Криминалистика и новые области научного знания (теория оперативно-розыскной деятельности, теория управления) //Проблемы криминалистической тактики. Труды Омской ВШМ. — Омск: Изд-во Ом. ВШМ МВД СССР, 1973, Вып. 16. С. 3–15.

10. Самошина З. Г. Исторический очерк развития криминалистики на юридическом факультете МГУ. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1982. 82 с.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://www.goexpert.ru/istoriya-i-praktika-sudekspertizy/istoriya-razvitiya-sudebnoj-ekspertizy-i-sudebno-ekspertnyx-uchrezhdenij-rossii/

История развития судебной экспертизы
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here