Гарантии справедливого судебного разбирательства

Проводим инструктаж по теме: "Гарантии справедливого судебного разбирательства". Здесь собрана информация из авторитетных источников и даны комментарии. Однако, каждый случай индивидуален. Всегда имеются нюансы. Если есть вопросы, то вы всегда можете их задать дежурному консультанту.

Статья 6. Право на справедливое судебное разбирательство

Статья 6
Право на справедливое судебное разбирательство

1. Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона. Судебное решение объявляется публично, однако пресса и публика могут не допускаться на судебные заседания в течение всего процесса или его части по соображениям морали, общественного порядка или национальной безопасности в демократическом обществе, а также когда того требуют интересы несовершеннолетних или для защиты частной жизни сторон, или — в той мере, в какой это, по мнению суда, строго необходимо — при особых обстоятельствах, когда гласность нарушала бы интересы правосудия.

2. Каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления считается невиновным, до тех пор пока его виновность не будет установлена законным порядком.

3. Каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет как минимум следующие права:

a) быть незамедлительно и подробно уведомленным на понятном ему языке о характере и основании предъявленного ему обвинения;

b) иметь достаточное время и возможности для подготовки своей защиты;

c) защищать себя лично или через посредство выбранного им самим защитника или, при недостатке у него средств для оплаты услуг защитника, пользоваться услугами назначенного ему защитника бесплатно, когда того требуют интересы правосудия;

d) допрашивать показывающих против него свидетелей или иметь право на то, чтобы эти свидетели были допрошены, и иметь право на вызов и допрос свидетелей в его пользу на тех же условиях, что и для свидетелей, показывающих против него;

e) пользоваться бесплатной помощью переводчика, если он не понимает языка, используемого в суде, или не говорит на этом языке.

>
Наказание исключительно на основании закона
Содержание
Конвенция о защите прав человека и основных свобод ETS N 005 (Рим, 4 ноября 1950 г.) (с изменениями и дополнениями)

Вы можете открыть актуальную версию документа прямо сейчас.

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Источник: http://base.garant.ru/2540800/8b7b3c1c76e91f88d33c08b3736aa67a/

Усилить процессуальные гарантии справедливого правосудия

ФПА поддержала проект федерального закона, направленный на совершенствование порядка принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением

В письме на имя председателя Государственной Думы Федерального Собрания РФ Вячеслава Володина изложена правовая позиция ФПА РФ относительно внесенного Верховным Судом РФ законопроекта № 690652-7 «О внесении изменений в статьи 314 и 316 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации». Законопроектом предлагается внести в ст. 314 и 316 Уголовно-процессуального кодекса РФ (далее – УПК РФ) поправки, направленные на совершенствование порядка принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением, в том числе путем установления возможности применения особого порядка судебного разбирательства лишь по делам о преступлениях небольшой и средней тяжести. Кроме этого, предлагается дополнить ст. 316 УПК РФ частью 9 1 , предусматривающей возможность по результатам рассмотрения дела в особом порядке судебного разбирательства вынести постановление о прекращении уголовного дела по основаниям, предусмотренным ст. 239 УПК РФ, а также ст. 25 1 и 28 1 УПК РФ.

ФПА РФ считает необходимым поддержать законопроект по следующим основаниям.

Официальная статистика Судебного департамента при Верховном Суде РФ, указанная в пояснительной записке к законопроекту, свидетельствует о тенденции неуклонного увеличения в последние годы количества дел, рассмотренных в особом порядке, который привел к негативным последствиям. В значительном количестве уголовных дел, рассмотренных по правилам главы 40 УПК РФ, граждане лишаются процессуальных гарантий справедливого правосудия, а допускаемые нарушения прав граждан и уголовно-процессуальных норм на стадии предварительного расследования остаются латентными и не выявляются судами. Кроме того, рассмотрение преобладающего количества уголовных дел в особом порядке ведет к снижению качества судопроизводства, профессионального уровня судей, прокуроров и защитников.

ФПА РФ соглашается с авторами законопроекта в том, что дела о преступлениях, отнесенных законом к категории тяжких ввиду их повышенной общественной опасности, как правило, являются особо сложными, затрагивают интересы значительного числа потерпевших, вызывают большой общественный резонанс и освещаются в средствах массовой информации, что требует установления на законодательном уровне высокой степени процессуальных гарантий справедливого правосудия. Обеспечить такие гарантии возможно только при рассмотрении дела в общем порядке судебного разбирательства в условиях действия принципа непосредственности и устности исследования доказательств в судебном заседании. Поэтому ФПА РФ считает обоснованным исключение тяжких преступлений из списка дел, рассматриваемых в особом порядке, чтобы соблюсти процессуальные права обвиняемых и избежать возможных судебных ошибок.

В то же время ФПА РФ предлагает дополнить законопроект, исключив из круга дел, рассматриваемых в особом порядке, преступления средней тяжести, совершаемые в сфере экономической деятельности (глава 22 УК РФ). Таким образом, как сказано в письме, «удастся сократить факты незаконного воздействия на предпринимателей с целью понуждения их к признанию вины и участия в особом порядке судебного разбирательства, в том числе и по тем не редким случаям, когда уголовные дела в отношении них возбуждаются по конъюнктурным соображениям с целью захвата их бизнеса или подавления экономической активности».

Указывая на то, что в соответствии с ч. 5 ст. 62 УК РФ согласие обвиняемого на особый порядок предоставляет ему процессуальную льготу в том, что его наказание не может превышать две трети максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, то есть законодательно ограничивается лишь верхний предел наказания, а по большинству преступлений, особенно в отношении лиц, ранее не судимых, такая процессуальная гарантия остается не востребованной и при рассмотрении дел в особом порядке подсудимым назначается наказание, такое же, что в общем порядке, ФПА РФ предлагает дополнить ч. 1 ст. 61 УК РФ (обстоятельства, смягчающие наказание) пунктом л): «рассмотрение уголовного дела в порядке, предусмотренном главой 40 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации».

Читайте так же:  Споры о гражданском праве рассматриваются

ФПА РФ поддержала также предложение дополнить ст. 316 УПК РФ частью 9 1 , предусматривающей возможность по результатам рассмотрения дела в особом порядке судебного разбирательства вынести постановление о прекращении уголовного дела по основаниям, предусмотренным ст. 239 УПК РФ, а также ст. 25 1 и 28 1 УПК РФ, полагая, что «данная инициатива Верховного Суда РФ расширяет процессуальные возможности суда и стороны защиты, а также не допускает разных подходов к прекращению уголовных дел в общем и особом порядке судебных разбирательств».

В письме содержится просьба довести позицию Федеральной палаты адвокатов РФ до сведения депутатов Государственной Думы ФС РФ для возможного учета мнения профессионального сообщества при принятии решения по данному законопроекту.

Источник: http://fparf.ru/news/fpa/usilit-protsessualnye-garantii-spravedlivogo-pravosudiya/

ЧТО ТАКОЕ ПРАВО НА СПРАВЕДЛИВОЕ СУДЕБНОЕ РАЗБИРАТЕЛЬСТВО

В защите семейных и всех других прав наибольшее значение имеет ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод «Право на справедливое судебное разбирательство».

Статья 6 Европейской конвенции является самой применяемой нормой в практике рассмотрения дел Европейским судом по правам человека, а право на справедливое судебное разбирательство занимает важное, даже особое, место в решениях Суда.

Европейское право толкует шестую статью Конвенции в широком смысле, поскольку содержащаяся в ней норма имеет принципиальное значение для утверждения правового общества. Основой справедливого судебного разбирательства служит доступ к процедуре со всеми атрибутами судебного контроля, причем такой доступ должен быть реальным, а не формальным.

Право на обращение в суд не является абсолютным, оно может подлежать ограничениям. Однако, как и все ограничения на права, гарантируемые Конвенцией, они не должны устанавливать лимит на соответствующие права или уменьшать их объем таким образом, чтобы был нанесен ущерб самой их сущности. Более того, такие ограничения должны преследовать законную цель и быть разумно соразмерными преследуемой цели. Таким образом, Европейский суд исходит из того, что право на справедливый суд — это прежде всего «право на суд».

Необходимо отметить, что право на справедливое судебное разбирательство устанавливает гарантии для частных лиц, а не для государств — членов Совета Европы. Это означает, что Европейский суд не будет рассматривать жалобу на нарушение гарантий справедливого судебного разбирательства, которые нанесли ущерб государству либо при гражданском судебном разбирательстве, либо в уголовном процессе.

По смыслу ст. 6 Европейской конвенции право на справедливое судебное разбирательство занимает столь важное место в демократическом обществе, что п. 1 ст. 6 не подлежит ограничительному толкованию. В нем перечисляются некоторые составные части справедливого судебного разбирательства, главной из которых является возможность для любого человека восстановить нарушенное право с помощью специальной процедуры, включая судебный контроль. Государство в определенных случаях его не может ограничить или устранить.

Статья 6 Конвенции гарантирует право на справедливое и публичное разбирательство при определении гражданских прав и обязанностей индивидуума или при предъявлении ему любого уголовного обвинения. Такое положение означает, что предметом рассмотрения Европейского суда может быть нарушение прав человека как по любому уголовному делу, так и по гражданскому делу, в основе которого лежит определение гражданских прав и обязанностей.

Общие требования справедливости судебного разбирательства:

1. «. справедливое и публичное разбирательство дела. «

Под публичным разбирательством следует понимать то, что не допускается закрытое слушание дела без серьезных на то оснований, которые не подлежат расширительному толкованию: «Судебное решение объявляется публично, однако пресса и публика могут не допускаться на судебные заседания в течение всего процесса или его части по соображениям морали, общественного порядка или государственной безопасности в демократическом обществе, а также когда того требуют интересы несовершеннолетних или для защиты частной жизни сторон, или — в той мере, в какой это, по мнению суда, строго необходимо, — при особых обстоятельствах, когда гласность нарушала бы интересы правосудия».

Основную трудность составляет толкование термина «справедливое разбирательство», и определение этого понятия из самого текста статьи не столь очевидно.

Кроме того, понятие справедливого суда нельзя рассматривать в отрыве от требований соблюдения равенства сторон в процессе. К требованию справедливости относится и возможность обвиняемого непосредственно участвовать в разбирательстве и иметь возможность оспорить показания свидетелей обвинения. Отсутствие мотивированности в решении суда также может быть расценено как нарушение требования о справедливости судебного разбирательства.

2. «. в разумный срок. «

Из сложившейся практики Европейского суда основными критериями разумности сроков судебного разбирательства являются: сложность дела — объемность и многоэпизодность; число инстанций, задействованных при рассмотрении дела; поведение сторон и государственных органов; степень организованности работы суда. Заявитель должен помнить, что если затягивание судебного разбирательства происходило полностью или в значительной мере по его вине, то государство не будет нести ответственность за нарушение принципа разумного срока.

3. «. независимым и беспристрастным судом. «

Существуют четыре основных критерия независимости и беспристрастности суда, включающие и субъективные, и объективные признаки. Они выработаны практикой Европейского суда:

— порядок назначения судей и порядок лишения их полномочий;

— продолжительность их полномочий, достаточный срок полномочий судей в условиях несменяемости или так называемый принцип «десятилетней гарантии»;

— наличие гарантий против внешних обстоятельств — комплекс мер безопасности судьи, включая механизмы обеспечения неприкосновенности судей, степень материальной обеспеченности судьи и т.п.;

— внешний фактор независимости судьи, формы проявления отправления правосудия — внешний вид судей, атрибуты судебного присутствия, их поведение в отношении участников процесса и прочие внешние проявления судебной власти.

4. «. судом, созданным на основании закона. «

Смысл этого требования состоит в том, что суд должен быть учрежден на основании закона и функционировать согласно закону. Организация и отправление правосудия должны осуществляться в соответствии с теми правилами, на основании которых учреждается судебный орган. Состав суда должен соответствовать требованиям, предусмотренным правилами судопроизводства, а установление нарушений в порядке назначения судей дает основание заявлять о рассмотрении дела незаконным составом суда. Так, если в рассмотрении дела принимал участие судья, не назначенный в соответствии с установленной процедурой, или коллегия присяжных заседателей была назначена без предварительного опубликования списков кандидатов в присяжные, как того требует закон, то следует признать, что судебное разбирательство осуществляется судом, созданным не на основании закона.

Читайте так же:  Срок исковой давности по сносу самовольной постройки

Во многих отношениях Европейский суд усовершенствовал право на справедливое судебное разбирательство, установив в качестве косвенных требований «справедливого разбирательства» ряд гарантий или условий, которые прямо не указаны в Конвенции. Одним из таких обязательств является обязанность судов давать обоснования своим решениям. Суды должны «указать с достаточной ясностью основания, на которых базируется их решение».

Другим требованием «справедливого судебного разбирательства», установленным прецедентным правом Европейского суда, является принцип «равенства сил», который предполагает, что «каждой стороне должна быть предоставлена разумная возможность представить свою версию по делу при условии, что это не ставит ее в значительно менее выгодное положение vis-a-vis к ее оппонентам».

Следует отметить, что нормы ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод прочно вошли и в практику российских судов.

Источник: http://lawbook.online/zaschita-prav-semya/chto-takoe-pravo-spravedlivoe-sudebnoe-17261.html

2. Основные элементы справедливого судебного разбирательства

Справедливое судебное разбирательство — это комплексное субъективное право лица, закрепляемое и гарантируемое международными и внутригосударственными нормами, представляющее собой совокупность процессуальных прав, осуществление которых зависит не от волеизъявления лица, которому оно принадлежит, а от действий органов и лиц, рассматривающих дело и применяемых процедурных правил.

172 Энтин М. Справедливое судебное разбирательство по праву Совета Европы и Европейского Союза // Конституционное право: Восточноевропейское Обозрение. — 2003. — №3 (44). — С.95.
173 Решетникова И.В., Ярков В.В. Судебная реформа в сфере гражданской юрисдикции в России // Судебная реформа: проблемы гражданской юрисдикции. — Екатеринбург, 1996. — С.28.
174 Овчаренко О.М. Достутпсть правосуддя та гаранти його реал1заци: Монограф1я. — Х.: Право, 2008. — С.74 (304 с.)

Следовательно, механизм реализации права на справедливое судебное разбирательство находится как в международной, так и во внутригосударственной сфере. Причем главную роль играет именно национальный механизм. Большинство международных документов накладывают обязанности по обеспечению осуществления этого права, путем приведения законодательной деятельности и правоприменительной практики в соответствие с международными стандартами судопроизводства, именно на отдельные государства.

Источник: http://pravo.studio/rf-grajdanskiy-protsess/osnovnyie-elementyi-spravedlivogo-sudebnogo-60377.html

Принцип справедливости судебного разбирательства

В своих постановлениях ЕСПЧ неоднократно разъяснял, что п. 1 ст. 6 Конвенции закрепляет необходимость достижения «справедливого баланса» между сторонами и признание судебного разбирательства справедливым лишь при условии обеспечения равных процессуальных возможностей обеих сторон, участвующих в деле [1] .

Причем под справедливым судебным разбирательством в Конвенции подразумевается справедливость судебного процесса, но не результата этого процесса (самого судебного решения) [2] .

Обеспеченность равных процессуальных возможностей сторон, необходимая для признания судебного разбирательства справедливым, определяется ЕСПЧ исходя из анализа ряда аспектов.

Во-первых, ЕСПЧ оценивает справедливость судебного разбирательства, исходя из фактической возможности участия сторон в рассмотрении дела на всех стадиях судебного процесса. Несоблюдению данного условия способствует, в частности, ненадлежащее уведомление участвующих в деле лиц о дате судебного слушания в судебных заседаниях, влекущее для заинтересованных лиц невозможность участия в судебном разбирательстве. Каким бы способом ни осуществлялось извещение участвующих в деле лиц о слушании, суды должны иметь в распоряжении доказательства, подтверждающие получение такого уведомления адресатом [3] .

При отправлении правосудия по гражданским делам суд обязан обеспечить извещение лиц о судебном заседании с таким расчетом, чтобы они имели возможность явиться в суд [4] . Например, в деле «Прокопенко против России» ЕСПЧ указал, что связи с поздним извещением заявительница была лишена возможности принять участие в заседании суда кассационной инстанции (она получила уведомление о дате рассмотрения ее кассационной жалобы вечером того дня, на который было назначено рассмотрение) [5] . ЕСПЧ также отметил, что из содержания кассационного определения не следует, что суд кассационной инстанции рассмотрел вопрос о том, была ли заявительница должным образом извещена о заседании, и, если нет, должно ли рассмотрение дела быть отложено. Указанное позволило сделать вывод о нарушении права на суд.

ЕСПЧ признал нарушением принципа состязательности разбирательства рассмотрение дела на основании документов без наблюдения или заслушивания заявителя (поскольку, несмотря на заболевание, он был относительно самостоятелен), притом что исход разбирательства затрагивал его права практически во всех сферах жизни и влек за собой потенциальное ограничение его свободы. Непосредственное участие данного лица в процессе было необходимо не только для обеспечения ему возможности представить свою позицию, но и для непосредственной оценки судом его способности осознавать свои действия. Формальное присутствие районного прокурора (как бы в защиту прав лица) в десятиминутном судебном заседании, по мнению ЕСПЧ, не придало разбирательству состязательный характер. Кроме того, в отличие от другой стороны гражданин был лишен фактической возможности обжаловать решение о признании его недееспособным.

Во-вторых, оценить справедливость судебного разбирательства помогает анализ фактической (реальной) состязательности сторон в процессе.

Данное условие может быть реализовано только при условии, что имело место 1

ности, участниками процесса признается право ознакомиться с доказательствами до начала рассмотрения дела в судебном заседании, выразить свое мнение относительно наличия, содержания и подлинности представленных доказательств заблаговременно в письменном виде при необходимости [8] . Каждая из сторон судебного разбирательства должна иметь реальную возможность «представить» свое дело (быть уведомленным о замечаниях и доказательствах, представленных оппонентом, иметь возможность прокомментировать их, а также представить свои доводы и возражения) в условиях, в которых ни одна из них не имеет явного преимущества в процессе по отношению к другой.

Видео (кликните для воспроизведения).

Следовательно, судебное разбирательство не будет признано справедливым, если, например, одна из сторон была лишена возможности изложить и защищать свою позицию. Так, возможность для сторон участвовать в процессе по делу с помощью переводчика (если лицо не владеет соответствующим языком) является необходимой гарантией состязательности и характеризует судебный процесс с точки зрения его справедливости.

Читайте так же:  Как отправить письмо анонимно почтой россии

В отдельных случаях (при явном неравенстве возможностей сторон, к примеру в сложном и длительном судебном споре с крупной корпорацией) отказ властей предоставить заявителям бесплатную юридическую помощь рассматривается как нарушение права на справедливое судебное разбирательство в части равного права эффективно представить свою позицию суду [9] .

Важно заметить, что п. 1 ст. 6 Конвенции не требует от государств- участников закрепления в национальной правовой системе исключительно состязательной модели процесса. Принцип справедливости судебного разбирательства предполагает наличие такого характера судопроизводства, который дает сторонам принципиальную возможность представлять доказательства в защиту своей позиции, быть информированными обо всех приобщенных к делу материалах и доказательствах, делать замечания, представлять возражения на доводы другой стороны с целью оказать воздействие на решение суда [11] . Национальное законодательство может закрепить такой характер процесса по-разному, но избранный способ должен гарантировать участникам разбирательства равные возможности защиты.

Недопустимо также использование государством своих правомочий, не сопоставимых с возможностями частного лица, по изменению нормативного регулирования (или толкования действующих норм права) для изменения «неблагоприятной» для него практики рассмотрения аналогичных дел [12] .

В-третьих, оценка справедливости судебного разбирательства требует обязательного учета законности методов получения доказательств. ЕСПЧ выработана правовая позиция, согласно которой приобщение к делу незаконно полученных доказательств будет являться нарушением права на справедливое судебное разбирательство только в том случае, если окончательный судебный акт в большей степени основан на указанных доказательствах, а заявитель был лишен возможности оспорить их достоверность и факт использования [13] .

По мнению ЕСПЧ, справедливость судопроизводства предполагает несвязанность суда доводами сторон: он вправе определять применимое право, толковать доказательства по-новому и т.д. Вместе с тем судьи должны быть более предусмотрительны, если имеют дело с доказательствами по делу, которые ранее не рассматривались судом [15] .

В-четвертых, основанием для того, чтобы говорить об отсутствии справедливого судебного разбирательства, может выступить и недостаточность мотивировки судебных актов.

Важность полноты мотивировочной части для целей признания судебного разбирательства справедливым неоднократно подчеркивалась в практике ЕСПЧ: европейские стандарты судебного разбирательства требуют от национальных судов приведения обоснования принимаемых судебных актов по любым категориям рассматриваемых дел [16] .

Нарушением права на справедливое судебное разбирательство признается ситуация, когда национальным судом при принятии судебного акта были проигнорированы доводы, представленные одной из сторон. К примеру, это имело место в деле «Кузнецов и другие против России» [17] : основной довод жалобы заявителей был оставлен за рамками судебной проверки и, следовательно, не был рассмотрен по существу. Такое исключение было квалифицировано ЕСПЧ как невыполнение национальным судом обязанности обосновать свое решение и обеспечить соблюдение принципа справедливости, что нарушило право на суд.

Примером может служить и дело по жалобе «Галич и Дерябина против России». В ней указывалось, что заявитель обратился в суд с требованием о взыскании с должника по договору займа основного долга и процентов за неисполнение денежного обязательства. Суд первой инстанции удовлетворил иск частично, а суд кассационной инстанции, отклонив кассационную жалобу, по собственной инициативе уменьшил сумму процентов годовых (хотя этот вопрос сторонами дела не поднимался), не приведя правовых оснований такого решения. ЕСПЧ признал жалобу приемлемой в части нарушения права на справедливое судебное разбирательство вследствие отсутствия у заявителя возможности привести доводы против уменьшения суммы процентов и недостаточности мотивов, изложенных судом кассационной инстанции в обоснование своего решения. Суд проверочной инстанции обязан мотивировать свой вывод, что размер процентов, присужденный судом первой инстанции, являлся несоразмерным понесенному заявителем ущербу [18] .

В то же время следует признать, что ЕСПЧ не исходит из толкования требования мотивированности как предполагающего подробный ответ суда на каждый довод, высказанный участвующим в деле лицом [19] . Вывод о таком нарушении судом обязанности мотивировать принятый акт, которое способно повлиять на справедливость судебного разбирательства в целом, может быть сформулирован лишь в свете обстоятельств конкретного дела [20] . Немотивированными признаются только излишне лаконичные судебные акты, создающие неясность мотивов, оснований разрешения судом вопроса или спора в целом именно таким образом, как было сделано. При этом подлежат учету особенности порядка функционирования национальных судебных систем в части правил изложения судебных актов.

В-пятых, при оценке справедливости судебного разбирательства нельзя исключить оценку порядка и фактической возможности обжалования вынесенного судебного акта сторонами, а также невозможности вмешательства в порядок обжалования со стороны лиц, не участвующих в деле, и лиц, чьи права не затронуты вынесенным судебным актом.


Источник: http://studref.com/380762/pravo/printsip_spravedlivosti_sudebnogo_razbiratelstva

24. Право на справедливое судебное разбирательство (статья 6 екпч): европейские стандарты и российское законодательство.

Статья 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод устанавливает:

Право на справедливое судебное разбирательство

1. Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона. Судебное решение объявляется публично, однако пресса и публика могут не допускаться на судебные заседания в течение всего процесса или его части по соображениям морали, общественного порядка или национальной безопасности в демократическом обществе, а также когда того требуют интересы несовершеннолетних или для защиты частной жизни сторон, или — в той мере, в какой это, по мнению суда, строго необходимо — при особых обстоятельствах, когда гласность нарушала бы интересы правосудия.

2. Каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления считается невиновным, до тех пор пока его виновность не будет установлена законным порядком.

(При этом суд не должен исходить из предубеждения, что обвиняемый совершил преступление, в котором он обвиняется. Обвиняемый имеет право на сомнение в его пользу, а бремя доказывания несет главным образом обвинение, которое должно уведомить обвиняемого о возбуждаемом против него деле, чтобы он мог подготовить и представить свою защиту, а также предоставить достаточно доказательств для его осуждения.)

3. Каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет как минимум следующие права:

Читайте так же:  Ходатайство о применении срока исковой давности образец

a) быть незамедлительно и подробно уведомленным на понятном ему языке о характере и основании предъявленного ему обвинения;

b) иметь достаточное время и возможности для подготовки своей защиты;

(При этом уголовное обвинение должно считаться существующим в тот момент, когда положение того или иного лица оказывается «существенно затронутым» действиями государственных органов, основанными на подозрениях против него. Это может быть официальное уведомление об обвинении в совершении преступления или выдача ордера на обыск.)

c) защищать себя лично или через посредство выбранного им самим защитника или, при недостатке у него средств для оплаты услуг защитника, пользоваться услугами назначенного ему защитника бесплатно, когда того требуют интересы правосудия;

(Это право считается одним из наиболее важных средств процедурной защиты, особенно применительно к трем основным аспектам:

· Эффективная помощь защитника и заочное судопроизводство;

· Конфиденциальное общение с защитником;

· Назначение защитника, когда того требуют интересы правосудия.

Хотя ЕКПЧ прямо не гарантирует право личности свободно общаться с защитником, Европейский Суд, ссылаясь на иные международные документы, отметил, что помощь защитника потеряет смысл, если у обвиняемого не будет возможности общаться со своим адвокатом вне пределов слышимости со стороны третьего лица (Дело С против Швейцарии 1991 г.))

d) допрашивать показывающих против него свидетелей или иметь право на то, чтобы эти свидетели были допрошены, и иметь право на вызов и допрос свидетелей в его пользу на тех же условиях, что и для свидетелей, показывающих против него;

e) пользоваться бесплатной помощью переводчика, если он не понимает языка, используемого в суде, или не говорит на этом языке.

Говоря о концепции справедливого судебного разбирательства, необходимо отметить, что в ее становлении решающую роль сыграла Всеобщая декларация прав человека, где было закреплено положение о том, что каждый человек для определения его прав и обязанностей и для установления обоснованности предъявленного ему уголовного обвинения имеет право на основе полного равенства на то, чтобы его дело было рассмотрено гласно и с соблюдением всех требований справедливости независимым и беспристрастным судом. Данное положение в дальнейшем получило свое детальное развитие в статье 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1948 г., которая закрепляла в качестве отдельного элемента право на справедливое судебное разбирательство.

Провозглашенное право на справедливое судебное разбирательство в настоящее время является одним из основных базовых элементов построения механизма уголовного судопроизводства, учитывающего все нюансы предъявляемых к нему международно-правовых требований.

Европейское право толкует эту статью Конвенции в широком смысле, поскольку содержащаяся в ней норма имеет принципиальное значение для утверждения и становления правового общества. Основой справедливого судебного разбирательства служит доступ к процедуре со всеми атрибутами судебного контроля, причем такой доступ должен быть реальным, а не формальным.

В практике Европейского суда был выработан принцип о том, что положения о справедливости распространяются не только на стадию судебного разбирательства, но и на досудебное производство («требование справедливости относится к процессу в целом и не ограничивается состязательными слушаниями»), ввиду того, что нарушение прав заинтересованных лиц на данном этапе серьезно влияет на возможность осуществления справедливой процедуры в дальнейшем. На основании этого можно говорить о том, что в широком понимании термин «право на справедливое судебное разбирательство» охватывает весь спектр процессуальных правоотношений, включая и реализацию права на неприкосновенность личности.

Основополагающим принципом, закрепляющим и определяющим справедливость процедуры ограничения личной неприкосновенности, является прежде всего законность, причем законность означает не только соответствие национальному законодательству, но и праву ЕКЧП, что определяет одновременно и отсутствие произвольности при осуществлении данной процедуры. Что касается произвольности задержания, то в данном случае по указанному критерию в российском уголовном процессе содержится весьма жесткое требование, касающееся запрещения совершения подобных действий. Соответственно, факты, свидетельствующие об их совершении, одинаково не соответствуют как внутреннему, так и европейскому праву, поэтому основную проблемную часть вопроса составляет именно соответствие законодательно установленной процедуры положениям Конвенции.

Важным элементом концепции справедливого судебного разбирательства является принцип равных возможностей сторон в процессе172, означающий равенство сторон в процессуальном смысле и включающий в себя, в частности, равенство в предоставлении доказательств. Учитывая тот факт, что представлению доказательств предшествует этап по их непосредственному поиску, было бы несправедливо лишать сторону защиты, как и иных участников уголовного судопроизводства, возможности самостоятельно собирать доказательства, причем данное право не должно трансформироваться в соответствующую обязанность. К сожалению, в российской правоприменительной практике данное положение носит пока что лишь декларативный характер ввиду несформированности механизма, который бы обеспечил реальное выполнение данного права.

Практикой Европейского суда был также выработан в рамках справедливого судебного разбирательства принцип пропорциональности, который тесно связан с оценочным и широко применяющимся понятием «как необходимость в демократическом сообществе». Данное положение применимо, в частности, и при оценке обоснованности задержания, а также иных мер процессуального принуждения, которые должны иметь не только четкую правовую основу, но и быть адекватными с точки зрения срочной необходимости, с одной стороны, масштабов – с другой, и более того, должны вызываться необходимостью в том смысле, что менее серьезное вмешательство не будет достаточным для достижения законной цели.

Источник: http://studfile.net/preview/4649580/page:13/

Статья 6. Право на справедливое судебное разбирательство

Статья 6
Право на справедливое судебное разбирательство

1. Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона. Судебное решение объявляется публично, однако пресса и публика могут не допускаться на судебные заседания в течение всего процесса или его части по соображениям морали, общественного порядка или национальной безопасности в демократическом обществе, а также когда того требуют интересы несовершеннолетних или для защиты частной жизни сторон, или — в той мере, в какой это, по мнению суда, строго необходимо — при особых обстоятельствах, когда гласность нарушала бы интересы правосудия.

Читайте так же:  Профилактика самовольных уходов и правонарушений несовершеннолетних

2. Каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления считается невиновным, до тех пор пока его виновность не будет установлена законным порядком.

3. Каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет как минимум следующие права:

a) быть незамедлительно и подробно уведомленным на понятном ему языке о характере и основании предъявленного ему обвинения;

b) иметь достаточное время и возможности для подготовки своей защиты;

c) защищать себя лично или через посредство выбранного им самим защитника или, при недостатке у него средств для оплаты услуг защитника, пользоваться услугами назначенного ему защитника бесплатно, когда того требуют интересы правосудия;

d) допрашивать показывающих против него свидетелей или иметь право на то, чтобы эти свидетели были допрошены, и иметь право на вызов и допрос свидетелей в его пользу на тех же условиях, что и для свидетелей, показывающих против него;

e) пользоваться бесплатной помощью переводчика, если он не понимает языка, используемого в суде, или не говорит на этом языке.

>
Наказание исключительно на основании закона
Содержание
Конвенция о защите прав человека и основных свобод ETS N 005 (Рим, 4 ноября 1950 г.) (с изменениями и дополнениями)

Вы можете открыть актуальную версию документа прямо сейчас.

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Источник: http://base.garant.ru/2540800/8b7b3c1c76e91f88d33c08b3736aa67a/

Усилить процессуальные гарантии справедливого правосудия

ФПА поддержала проект федерального закона, направленный на совершенствование порядка принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением

В письме на имя председателя Государственной Думы Федерального Собрания РФ Вячеслава Володина изложена правовая позиция ФПА РФ относительно внесенного Верховным Судом РФ законопроекта № 690652-7 «О внесении изменений в статьи 314 и 316 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации». Законопроектом предлагается внести в ст. 314 и 316 Уголовно-процессуального кодекса РФ (далее – УПК РФ) поправки, направленные на совершенствование порядка принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением, в том числе путем установления возможности применения особого порядка судебного разбирательства лишь по делам о преступлениях небольшой и средней тяжести. Кроме этого, предлагается дополнить ст. 316 УПК РФ частью 9 1 , предусматривающей возможность по результатам рассмотрения дела в особом порядке судебного разбирательства вынести постановление о прекращении уголовного дела по основаниям, предусмотренным ст. 239 УПК РФ, а также ст. 25 1 и 28 1 УПК РФ.

ФПА РФ считает необходимым поддержать законопроект по следующим основаниям.

Официальная статистика Судебного департамента при Верховном Суде РФ, указанная в пояснительной записке к законопроекту, свидетельствует о тенденции неуклонного увеличения в последние годы количества дел, рассмотренных в особом порядке, который привел к негативным последствиям. В значительном количестве уголовных дел, рассмотренных по правилам главы 40 УПК РФ, граждане лишаются процессуальных гарантий справедливого правосудия, а допускаемые нарушения прав граждан и уголовно-процессуальных норм на стадии предварительного расследования остаются латентными и не выявляются судами. Кроме того, рассмотрение преобладающего количества уголовных дел в особом порядке ведет к снижению качества судопроизводства, профессионального уровня судей, прокуроров и защитников.

ФПА РФ соглашается с авторами законопроекта в том, что дела о преступлениях, отнесенных законом к категории тяжких ввиду их повышенной общественной опасности, как правило, являются особо сложными, затрагивают интересы значительного числа потерпевших, вызывают большой общественный резонанс и освещаются в средствах массовой информации, что требует установления на законодательном уровне высокой степени процессуальных гарантий справедливого правосудия. Обеспечить такие гарантии возможно только при рассмотрении дела в общем порядке судебного разбирательства в условиях действия принципа непосредственности и устности исследования доказательств в судебном заседании. Поэтому ФПА РФ считает обоснованным исключение тяжких преступлений из списка дел, рассматриваемых в особом порядке, чтобы соблюсти процессуальные права обвиняемых и избежать возможных судебных ошибок.

В то же время ФПА РФ предлагает дополнить законопроект, исключив из круга дел, рассматриваемых в особом порядке, преступления средней тяжести, совершаемые в сфере экономической деятельности (глава 22 УК РФ). Таким образом, как сказано в письме, «удастся сократить факты незаконного воздействия на предпринимателей с целью понуждения их к признанию вины и участия в особом порядке судебного разбирательства, в том числе и по тем не редким случаям, когда уголовные дела в отношении них возбуждаются по конъюнктурным соображениям с целью захвата их бизнеса или подавления экономической активности».

Указывая на то, что в соответствии с ч. 5 ст. 62 УК РФ согласие обвиняемого на особый порядок предоставляет ему процессуальную льготу в том, что его наказание не может превышать две трети максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, то есть законодательно ограничивается лишь верхний предел наказания, а по большинству преступлений, особенно в отношении лиц, ранее не судимых, такая процессуальная гарантия остается не востребованной и при рассмотрении дел в особом порядке подсудимым назначается наказание, такое же, что в общем порядке, ФПА РФ предлагает дополнить ч. 1 ст. 61 УК РФ (обстоятельства, смягчающие наказание) пунктом л): «рассмотрение уголовного дела в порядке, предусмотренном главой 40 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации».

ФПА РФ поддержала также предложение дополнить ст. 316 УПК РФ частью 9 1 , предусматривающей возможность по результатам рассмотрения дела в особом порядке судебного разбирательства вынести постановление о прекращении уголовного дела по основаниям, предусмотренным ст. 239 УПК РФ, а также ст. 25 1 и 28 1 УПК РФ, полагая, что «данная инициатива Верховного Суда РФ расширяет процессуальные возможности суда и стороны защиты, а также не допускает разных подходов к прекращению уголовных дел в общем и особом порядке судебных разбирательств».

В письме содержится просьба довести позицию Федеральной палаты адвокатов РФ до сведения депутатов Государственной Думы ФС РФ для возможного учета мнения профессионального сообщества при принятии решения по данному законопроекту.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://fparf.ru/news/fpa/usilit-protsessualnye-garantii-spravedlivogo-pravosudiya/

Гарантии справедливого судебного разбирательства
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here